Рус
Eng
Управление гневом

Управление гневом

4 июня, 00:00
Общество
Маргарита АЛЕХИНА
Следственное управление по Кемеровской области сообщило вчера об инциденте в колонии города Междуреченска, где пьяные заключенные избили двоих надзирателей. По сведениям ведомства, дежурный на обходе увидел, как четверо заключенных употребляют алкоголь и «потребовал от осужденных прекратить противозаконные действия». О

В эти дни остается напряженной ситуация в исправительной колонии №1 города Копейска Челябинской области – как заявила на днях в своем блоге член региональной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в местах принудительного содержания Оксана Труфанова, заключенные на грани бунта. 22 мая осужденные сообщили в ОНК, что в колонию прекратила поступать вода. Порядка двух тысяч заключенных не могут ни помыться, ни попить. Создав антисанитарные условия, администрация колонии пытается воздействовать на осужденных и провоцирует их на бунт, считает Оксана Труфанова.

На мысль, что речь идет именно о сознательном давлении на заключенных, правозащитников натолкнули, прежде всего, разногласия между позициями администрации колонии и структуры, обеспечивающей водоснабжение.

Заместитель начальника колонии Сергей Риттер, со слов г-жи Труфановой, пояснил правозащитникам, что в колонии случилась авария, над ее устранением работает инженер, а обслуживает учреждение не МУП «Горводоканал» города, а собственная скважина. «Вернувшись в офис, правозащитники узнали, что их ввели в заблуждение – наверняка намеренно. Сотрудники «Горводоканала» г. Копейска сообщили, что колонию №1 обслуживают как раз они. Проблем с водоснабжением нет, жалоб от колонии не поступало, во всем поселке Октябрьском города Копейска, где и располагается колония, вода есть. Никакого инженера в ИК-1 для устранения аварии не выезжало…», – пишет Оксана Труфанова.

Еще одна деталь, насторожившая правозащитников во время визита в ИК-1, – то, что в колонии начали спиливать пожарные лестницы, ведущие на крыши бараков. Как правило, во время акций протеста заключенные забираются именно туда. «Видя все это, челябинские правозащитники пришли к мысли, что в колонии заключенных специально провоцируют на очередной бунт!», – пишет г-жа Труфанова.

Получить комментарий от администрации колонии «НИ» в среду оперативно не удалось – никто не брал трубку.

Между тем сообщения об акциях неповиновения в российских колониях с недавних пор поступают все чаще. За последнее время, например, отмечено по меньшей мере пять случаев, когда заключенные массово нарушали режим содержания.

Фото: EPA

Так, вчера Следственное управление СК Кемеровской области заявило о возбуждении уголовного дела против заключенных, которые в пьяном виде избили дежурного сотрудника ФСИН и его напарника. Один из избитых получил сотрясение мозга. Тюремный срок нападавших теперь может вырасти на десять лет – столько подразумевает статья 318 УК РФ «Насилие в отношении представителя власти».

30 мая Следственное управление по Новосибирской области возбудило уголовное дело по факту беспорядков в ИК-12 города Куйбышева. Согласно сообщению ведомства, о конфликте с администрацией колонии речи не шло – заключенные из одного отряда всего лишь напали на заключенных другого. А вот более 30 заключенных ИК-2 Амурской области, расположенной в селе Возжаевка, 21 мая вскрыли себе вены, именно протестуя против действий администрации. Согласно сообщению пресс-службы УФСИН, причиной беспорядков стало «обоснованное применение физической силы и специальных средств к одному из осужденных», отказавшемуся вернуться в камеру штрафного изолятора после прогулки. При этом, как подчеркивают в ведомстве, спецсредства тюремщики в ход не пускали.

Два бунта подряд – 10 и 13 мая – были подавлены в башкирской ИК-2, расположенной в Салавате. Тогда более ста осужденных, по сведениям регионального Следственного управления, «отказались выполнять законные требования администрации». Кроме того, порядка двадцати осужденных избили представителей лагерного «актива», сотрудничающего с администрацией, после чего забаррикадировались в помещении отряда и стали требовать ослабления режима. В ходе беспорядков были избиты 22 человека, шестеро – госпитализированы. Спустя три дня заключенные якобы пытались помешать следственным действиям, проводимым в колонии по факту бунта 10 мая. Теперь заключенные «били стекла, собрались на плацу, часть из них залезла на крышу отрядного общежития». Подчеркивается, что ни в первом, ни во втором случае сила и спецсредства к заключенным не применялись.

А в начале мая произошла серьезная акция неповиновения в лечебно-исправительном учреждении (ЛИУ-3) в Нижегородской области, где отбывают наказание больные туберкулезом. Тогда в ходе беспорядков, учиненных более чем сотней заключенных, погиб человек. Осужденные не только устроили массовую драку, но и подожгли два пожарных поста, поломали мебель и несколько видеокамер наблюдения. Глава региональной ОНК Александр Листиков заявил, что заключенные жаловались на насилие.

Таков информационный фон, сопровождающий возникшую на прошлой неделе полемику вокруг законопроекта, расширяющего полномочия сотрудников ФСИН по применению насилия и спецсредств в отношении осужденных. Как ранее сообщали «НИ», документ, внесенный в Госдуму Министерством юстиции, призван поспособствовать «формированию у работников уголовно-исполнительной системы умений и навыков, позволяющих обеспечить эффективное противодействие противоправному поведению со стороны осужденных». Согласно ему, тюремщики получат право применять силу в случае любых (а не только «злостных», как раньше) нарушений режима содержания и «иных противоправных действий, дезорганизующих деятельность» колонии. При этом надзиратель не несет ответственности за вред, причиненный заключенному. Требование о минимальном причинении вреда заключенным также из законодательства исключается.

Против законопроекта уже выступили правозащитники. Так, в начале недели глава Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева заявила, что готова начать голодовку, если он будет принят. Ранее г-жа Алексеева и ее соратники провели одиночные пикеты у Госдумы. Законопроект они назвали «законом садистов». Как ранее сказал в интервью «НИ» глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин, сам факт появления такой инициативы для него удивителен: «Я достаточно часто общался с новым руководством ФСИН (Федеральная служба исполнения наказаний. – «НИ»), в частности, с первым заместителем директора ведомства генералом Анатолием Рудым. И я ни разу не слышал, что они собираются что-то там ужесточать, параллельно отменяя какие-то до сих пор существующие контрольные механизмы».

«Мы уверены, что этот законопроект – заказной и стоит за ним силовой блок ФСИН России. Это люди, которые поддерживают старые порядки, «красный» режим в колониях», – заявила «НИ» член ОНК по Челябинской области Оксана Труфанова. По ее словам, причиной появления законопроекта могла быть распространенная в колониях практика заработка на насилии. «Пытки – это просто бизнес. Дай денег, если не хочешь, чтобы били, чтобы человечески обращались; дай денег, если хочешь есть нормальную еду. Там огромная коррупционная составляющая», – говорит «НИ» Оксана Труфанова.

Провокации на бунты в колониях – обычное дело, замечает «НИ» исполнительный директор движения «Русь сидящая» Ольга Романова. «Я много раз была свидетелем провокаций, которые проводились, чтобы, например, оправдать перевод колонии-поселения на общий или строгий режим или даже уничтожить следы незаконной хозяйственной деятельности. Заключенные выводились на улицу, на мороз, и заранее подтаскивался спецназ», – рассказывает правозащитница. По ее словам, законопроект Минюста приведет к тому, что «зоны захлебнутся в крови и не будет никаких правовых механизмов, чтобы этому противостоять».

«Я не думаю, что во ФСИН сидят такие злодеи, которые провоцируют бунты с целью оправдать ужесточение системы, – говорит «НИ» член московской ОНК Андрей Бабушкин. – Но именно недальновидные сотрудники ФСИН часто уверены, что победить бунт можно не социальной работой, не изоляцией негативно настроенных элементов от добропорядочных заключенных, не устранением причин недовольства заключенных, а именно простым силовым способом: взял дубинку и пошел. Такие люди в системе есть. Естественно, это вызывает противодействие, и ситуация выходит из-под контроля».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter