Рус
Eng
Вольно или невольно

Вольно или невольно

4 февраля 2015, 00:00
Общество
Анастасия ИВАНОВА
Общественная палата предложила председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину запретить руководителям следственных изоляторов принимать арестованных свыше установленного лимита. По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), СИЗО в столице переполнены на четверть, а на каждого заключенного приходи

Проблема переполненности СИЗО была в начале года признана на высшем уровне: в январе ФСИН заявила, что арестантов в российских следственных изоляторах на 23% больше, чем должно быть. Начальник управления организации деятельности тюрем и СИЗО ФСИН России Игорь Вединяпин заявил, что проблема с переполненностью существует в 15 российских регионах. «Наибольшую озабоченность вызывают Республика Крым, где у нас на одного содержащегося под стражей приходится менее 2,9 квадратных метров жилой площади», – сообщал чиновник. В столице на одного содержащегося под стражей приходится чуть больше – 3,3 квадратных метра площади.

Перегруз приводит к тому, что нарушается материально-бытовое обеспечение осужденных и заключенных. Так, по данным ОП РФ, следственные изоляторы Екатеринбурга переполнены на 80%. По информации общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области, в женском следственном изоляторе из 250 женщин 35 спят на третьем ярусе. Между тем по закону на одного арестованного сегодня должно приходиться не менее четырех квадратных метров. Все это побудило общественников обратиться к руководству ФСИН, а также в Министерство юстиции и МВД с рекомендациями, которые должны «принципиально улучшить ситуацию с переполненностью СИЗО». В рекомендациях отмечается, что «содержание в следственных изоляторах не может рассматриваться как мера наказания», а учреждения ФСИН не должны принимать заключенных свыше установленного лимита.

В Общественной палате РФ указывают, что число заключенных в СИЗО серьезно выросло за последние четыре года. «Так, по статистике 2013 года, СИЗО Москвы переполнены в среднем на 30–35%, Екатеринбурга – на 80%, а некоторые изоляторы Московской области – на 200–250%», – сообщили в пресс-службе ОПРФ.

В начале 2015 года первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый объяснял переполненность отдельных СИЗО ростом решений судов об аресте подозреваемых и обвиняемых в нетяжких преступлениях. Так, по данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, только в первом полугодии 2014 года суды рассмотрели 71 073 ходатайства об аресте и удовлетворили из них 64 472, то есть 91%. При этом под домашний арест были отправлены 1555 человек, а общая доля альтернативных мер пресечения составила всего 2,2% в общем объеме судебных решений.

Такая ситуация весьма удобна для следователей, говорит «НИ» правозащитник, бывший глава столичной ОНК Валерий Борщев. «Суды при выборе меры пресечения удовлетворяют свыше 90% ходатайств следствия о заключении под стражу. До сих пор непонятно, зачем человек занимает место в СИЗО, если следователь к нему даже не приходит и не допрашивает. На это ведь тратятся бюджетные деньги», – пояснил «НИ» г-н Борщев. По его мнению, должна как можно чаще использоваться подписка о невыезде и домашний арест. Кроме того, правозащитник предложил перенять опыт Запада и создать очередность в СИЗО. «Если следственный изолятор переполнен, то осужденного заносят в список, и как только освободится место, он помещается туда. До этого момента человек находится дома и ждет своей очереди. Для контроля на них надевают электронные браслеты», – рассказывает собеседник «НИ».

С точки зрения международных конвенций, ратифицированных Россией, теснота вполне может быть расценена как пыточные условия. Многомесячное содержание заключенных в переполненных камерах иногда может быть смертельно опасно, говорит Валерий Борщев: «Ведь норма в четыре квадратных метрах не просто так придумана. Например, помещения СИЗО в Москве низкие, объема воздуха там недостаточно. А поскольку у нас абсолютно игнорируют санитарные нормы, то увеличивается процент заболеваемости среди заключенных».

На подобные нарушения указывают и многочисленные решения Европейского суда по правам человека. По данным ОПРФ, всего ЕСПЧ вынес более 80 решений, касающихся размеров камер и числа находящихся в них заключенных. Еще несколько сотен жалоб подобного рода ждут рассмотрения.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter