Рус
Eng
Затишье после бури

Затишье после бури

4 февраля 2011, 00:00
Общество
Михаил КРЮЧКОВ
То, что после предновогоднего ценового выстрела московские едоки получают небольшую передышку, для «НИ» не новость. Редакция уже пятый год наблюдает за ценниками в пяти столичных торговых точках, и всякий раз первый календарный месяц оказывается для потребителей более щадящим, чем декабрь. В прошедшем январе наша услов

В том, что наши собственные замеры дали по итогам прошедшего месяца минусовой итог, а Росстат зафиксировал повышение инфляции на 2,4%, если подумать, нет противоречий. Официальная статистика учитывает весь спектр товаров и услуг, включая коммуналку, транспорт, связь, которые именно в январе имеют обыкновение «радовать» потребителей. И с учетом более чем ощутимого роста тарифов результат у нее, по нашим ощущениям, мог бы быть и повыше. «НИ» же условно кладут в свою корзину только продукты 23 наименований и только в пяти торговых точках Москвы. Так что разница, можно сказать, заложена в самих условиях игры.

Есть и другое немаловажное отличие. Наши журналисты не отслеживают динамику цен в течение месяца, они фиксируют их 30-го или 31-го числа. А ведь недаром многие москвичи называют 31 декабря самым дорогим днем в году, имея на это веские основания. И дело тут не только в том, что торговля в самый канун Нового года берет свое по максимуму, а в том, что относительно дешевые продукты того или иного наименования уступают в этот день место на прилавках более дорогим. К тому же в цены на этот момент уже заложены и объявленный с января рост тарифов, и не ставшее еще фактом повышение акцизов, и прочие издержки, с которыми реально придется столкнуться, когда уже отгремят салюты и фейерверки. Москвичи, отправившиеся за продуктами в последний день года, а потом заглянувшие в тот же магазин или на тот же рынок числа, скажем 4–5 января, прекрасно знают: там и народу после праздника в разы меньше, и выбор весьма скудный. Неудивительно, что торговля кует железо, пока оно горячо.

Январь для нее – месяц, как правило, довольно «кислый», и это почти всегда отражается на темпах роста цен. В 2009 году стоимость корзины «НИ» за первый месяц повысилась на жалкие 0,3%, в 2010-м снизилась на 0,5%. Так что нынешний минус 1% вполне укладывается в эту закономерность. Правда, это отнюдь не означает, что потребителю стало намного легче. Например, пресловутая картошка, о которой сейчас очень много говорят и пишут, формально за прошлый месяц подешевела на 8%, но в декабре-то она стала сразу на 39% дороже. То есть «скидка», прямо скажем, несущественная. В среднем «заменитель хлеба» стоит сегодня в наблюдаемых нами торговых точках 41,6 руб. за 1 кг. Это, заметим, на 40 коп. дороже, чем кило заморских бананов.

Ту же ценовую картину можно увидеть и применительно к другим овощам. Репчатый лук, который в январе подешевел в среднем на 9%, в декабре подорожал на 52%. Морковь сначала прибавила к цене 49%, а только потом вычла из нее 8%. Яблоки «уценились» на 3%, до этого став дороже на четверть. И уже совсем не хочется радоваться тому, что на свежих огурцах в конце прошедшего месяца появился шанс сэкономить целых 10%. После 62-процентного взлета это, согласитесь, сущий пустяк.

К тому же отнюдь не все виды продовольствия повели себя даже подобным, обманчиво-благородным образом. Например, рис за январь подорожал в среднем сразу на 17%. Правда, такой итоговый результат получился из-за того, что в одном из магазинов исчезли дешевые сорта этой крупы, и скачок был очень высоким. Однако и в большинстве других «точек» продукт стал дороже на 4–13%, что в интервале одного месяца весьма существенно. На 10% подорожали макаронные изделия (в декабре они уже отметились 5-процентной прибавкой) на 4% – молоко, на 3% – сахарный песок.

Прогнозы на февраль, увы, не самые радужные. Если судить по прецеденту, то разгон цен начинается нередко именно в конце календарной зимы. В цифрах это выражается по-разному. Например, в докризисном 2008 году наша корзина подорожала за месяц всего на 2%. Но год спустя февральская ценовая прибавка составила уже 6,5%, а в 2010-м за тот же набор продуктов москвичам пришлось платить уже на 11,5% больше. Но все эти три года власти говорили о шансах обуздать потребительскую инфляцию. Теперь же они признают, что инфляционные риски будут сохраняться. Причем не до весны, как планировалось раньше, а до середины лета. Для нас это означает, что надо быть готовыми платить за еду и питье еще больше. Так что осмелимся предположить, что в лучшем случае корзина «НИ» к концу февраля станет дороже на 5–7%. О худшем рассуждать нет смысла – если что, оно ведь не спросит и само придет…

СТОИМОСТЬ ПРОДУКТОВ НА 31 ЯНВАРЯ 2011 ГОДА

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter