Рус
Eng
Подброшенные, но не забытые. Быть или не быть бэби-боксам в России?

Подброшенные, но не забытые. Быть или не быть бэби-боксам в России?

3 октября 2016, 15:53
Общество
Есения Мартынова
Сейчас почти 150 тысяч человек выразили свой протест на законопроект Елены Мизулиной, запрещающий бэби-боксы. А Правительство тем временем уже дало положительный отзыв. Однако сенатор Елена Мизулина заявила, что готова к диалогу с защитниками бэби-боксов.

Сенатор теперь решила выслушать разные мнения общественников, представителей Минздрава, РПЦ и других сторонников, выступающих в защиту бэби-боксов. Елена Мизулина предложила провести круглый стол в Госдуме, чтобы «услышать друг друга». Однако, когда именно это произойдет, неизвестно. Отметим, что первое заседание Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации седьмого созыва пройдет 5 октября 2016 года в 12 часов. 

При этом сенатор уже успела обрадоваться, что ее законопроект поддержало Правительство и уже дало положительный отзыв. «Целесообразность принятия законопроекта обусловлена необходимостью выполнения Российской Федерацией положений Конвенции о правах ребенка, поскольку существование в ряде субъектов Российской Федерации специально создаваемых мест для оставления детей после рождения нарушает статьи 6 - 9 и 19 данного международного договора. Правительством Российской Федерации законопроект поддерживается при условии его доработки с учетом имеющихся замечаний», - сообщалось на официальном сайте Елены Мизулиной. Однако на сайте Правительства пока отзыв не опубликовали. 

Характерно, что и среди людей,близких к власти, немало сторонников бэби-боксов. 

Помощник премьер-министра РФ Геннадий Онищенко выступил против введения законодательного запрета на их использование.

"Это не просто неправильная идея, она по-настоящему бесчеловечная. Мы все ужасаемся трагическим новостям, когда в мусорке в очередной раз находят умершего младенца. Запрет на бэби-боксы приведет только к одному: возрастет количество новорожденных, выброшенных на помойку или оставленных где-то в лесополосе без единого шанса выжить", - сказал Онищенко "Интерфаксу", комментируя соответствующую законодательную инициативу.

По его словам, задача государства - создать условия, в которых у матери не возникнет даже мысли избавиться от ребенка, неважно, в каких обстоятельствах он родился.

"За достижение этой цели мы и боремся, когда говорим о защите детей", - считает Онищенко.

 "Трупы младенцев находят в аэропортах, на улицах, в парках, на кладбищах. Нежеланных и обременительных детей матери душат, топят в унитазах, бросают замерзать зимой на улице и задыхаться в шкафах. За 2010-2013 годы, по данным МВД, зарегистрировано 530 преступлений, квалифицированных как убийство новорожденного матерью.

А тем временем сенатор Мизулина устраняет в проекте закона полученные замечания, в сети люди активно подписывают петицию против запрета бэби-боксов. На сайте Change.org свой протест выразили почти 150 тысяч человек. По мнению подписавшихся, бэби-бокс — это «надежда ребенка на жизнь», «это возможность младенца не замерзнуть, не умереть на безлюдной улице, не быть выброшенным в мусоропровод».  Общественная палата РФ тоже негативно отнеслась к законопроекту Елены Мизулиной. 

Однако Мизулина по-прежнему стоит на своем: государство не должно поощрять отказы от детей. Сенатора поддержала и глава Минздрав Скворцова, заявив, что «негативы и риски перевешивают позитивы». 

«С моей точки зрения, запрет бэби-боксов – не совсем адекватный подход к решению проблемы отказов и инфантицида. Если мы действительно хотим заниматься решением проблемы, то нужно анализировать те ситуации, в которых находятся женщины. И думать и внедрять ту помощь, которая соответствует их потребностям, а не очищать свою совесть, - отметила «НИ» президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. – В первую очередь должен работать Центр анонимного консультирования беременных. Обязательно участие психолога в работе с роженицами, когда идет речь об очевидно кризисной беременности. Но не нужно пробовать кого-то в чем-то убедить или что-то навязать. Женщина должна сделать сама взвешенное, осознанное решение, а не под давлением обстоятельств».

И самыми частыми обстоятельствами являются бедность и насилие в семье. Так вот женщина должна получить всю необходимую помощь, чтобы эти проблемы не ставили ее перед выбором - быть матерью или нет. «Если люди оказываются под угрозой насилия внутри семьи, у них должна быть возможность получить приют и помощь, - подчеркнула «НИ» Елена Альшанская. -  А чтобы ситуация бедности никогда не приводила к невозможности у женщины вырастить ребенка, опять же нужна всевозможная поддержка. Но изначально хотя бы кабинет анонимного консультирования, который бы предложил женщине выходы из ее казалось бы неразрешимой ситуации с оказанием различной помощи». 

Однако даже после консультирования, предложенных выходов из ситуации, различной помощи женщина может оказаться не готова стать матерью. И в таком случае не следует на нее давить и убеждать в обратном. «Если она абсолютно уверена в своем нежелании воспитывать ребенка, нужно помочь ей грамотно юридически, без риска для ребенка родить его не под кустом, а в медицинском учреждении. Если женщина планирует родить в роддоме, то она не может потом в бэби-бокс его отнести, - рассказала «НИ» Елена Альшанская. - Когда ребенок рождается, это официально фиксируется, информация поступает по месту жительства женщины. К ней потом придет патронажная сестра, обнаружит, что ребенка нет, и после может быть заведено уголовное дело. В этом смысле задача не в том, чтобы мотивировать женщину на тайные роды, вне медицинского обслуживания, а наоборот дать ей возможность спокойно получить помощь и не подвергать риску ни себя, ни ребенка».

Напомним, что законопроект был внесен в Госдуму еще 1 июня. Но пока он не утвержден, еще есть возможность вносить различные изменения. 

Различные приспособления при больницах, приютах, церквях, храмах, где матери могли анонимно оставить своего малыша существуют со времен Средневековья. В 2000-е годы к такой практике начали снова прибегать в Европе. Особенно отличилась отличилась Германия, где в 2012 году, по данным ООН по правам ребенка, насчитали почти 100 бэби-боксов. На втором месте была Польша (45 бэби-боксов), за ней Чехия (44 бэби-бокса).

У нас в стране они впервые появились в 2011 году. Изначально в Перми, где их установили при поддержке президента фонда «Колыбель надежды» Елене Котовой. Затем они появились в Ставропольском крае, Екатеринбурге, Томске, Краснодарском крае, Ленинградской и Курской областях. И благодаря бэби-боксам удалось спасти жизни более 50 детей.

При этом бэби-боксы приветствуются и католической, и лютеранской, и протестантской конфессиями. Сама система, когда младенцев подкидывали в монастыри, возникла ещё в раннем Средневековье. И тогда матери были уверены, что за ребенком присмотрят, а потом он может найдет родителей. 

«Так же, как и в РФ, младенец попадает в дом малютки с последующим усыновлением. Но дома эти – разные. Во многих европейских странах они могут быть не только государственными, но и религиозными, - рассказал «НИ» священник сибирской евангелическо-лютеранской церкви, настоятель прихода Благовещения в Москве Иван Чернышев. - Существуют так называемые дьяконические службы. В православии дьякон – помощник священника при совершении службы. В лютеранстве – дьякониссы – особая категория женщин, которые посвящают себя работе с обездоленными, брошенными детьми, в домах малютки».

Тем временем, председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда заявил, что запрет бэби-боксов хотя и важен, но сам по себе не решает проблемы оставления детей матерями. По его словам, РПЦ реализует программу создания приютов для мам, оказавшихся в сложной ситуации, которая призвана помочь им принять решения в пользу рождения и воспитания ребенка.

«К сожалению, это необходимость. Ситуации могут быть разными, очень сложными. Чем больше таких служб, тем лучше, - отметил «НИ» священник сибирской евангелическо-лютеранской церкви Иван Чернышев. - Мне не очень нравится, что в России детьми занимается только государство. Православная церковь тоже что-то делает, но не достаточно активно. Конечно, возникает законодательный конфликт, но его необходимо решать. Все основные конфессии могут и должны принимать участие в судьбе обездоленных и брошенных детей».

Как рассказал «НИ» священник сибирской евангелическо-лютеранской церкви Иван Чернышев в Германии нашли весьма действенный способ, чтобы не только государство могло решать судьбу детей. «Государство не выделяет деньги на дома малютки, которые организованы «Каритас» (католическая благотворительная организация) и дьяконическими службами. Но каждый гражданин может выбирать, куда платить налоги – государству или конфессии, к которой принадлежит, - отметил «НИ» собеседник. - Налог снимается общине, а она, в свою очередь, на эти деньги  организовывает социальную работу, о которой отчитывается перед обществом, государством. Государство лицензирует эту деятельность, проверяет, но не участвует экономически. Хотя, есть не только конфессиональные, но и государственные дома. Идет конкуренция, люди видят и могут делать выбор».

  

 
 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter