Рус
Eng
10 лет без Солженицына

10 лет без Солженицына

3 августа 2018, 09:42ОбществоБорис Керженцев
Ровно 10 лет назад умер Александр Cолженицын. Несмотря на полный набор государственных почестей, отношение к идеям писателя остается весьма и весьма двусмысленным. И вот почему...

Борис Керженцев, писатель, историк

2018 год объявлен в России годом празднования 100-летнего юбилея со дня рождения А.И. Солженицына.

По этому поводу уже отметились коммунисты и сочувствующие, акциями вандализма, срыванием памятных табличек в честь писателя. В этой среде Солженицына не любят, считают предателем Родины и «литературным власовцем»…

Впрочем, инициатива правительства действительно выглядит немного странно, поскольку вся деятельность властей в РФ прямо противоположна тому, к чему призывал Солженицын. Власть возвеличивает то, что писатель обвинял, создает исторические мифы там, где писатель призывал к покаянию и скорби.

Солженицыну была ненавистна людоедская эпоха коммунизма потому, что слишком густо выкосила народную плоть. А сами неисчислимые жертвы были принесены безоглядно, ради надуманных идеалов и абсурдных целей.

Трагедия этой эпохи не только в миллионах разрушенных жизней. В результате коммунистического эксперимента сам русский народ практически перестал существовать, как единая культурная и духовная общность. Обрублены корни, и традиции наши все родом из СССР, не старше 1937 года.

Осмыслена ли эта, невиданная и не бывалая нигде в мире, национальная катастрофа? Или, может быть, делаются попытки к этому? Казалось бы, когда же еще, как не в юбилейный солженицынский год?!

Но мы видим совершенно обратное. По стране, и без того запятнанной следами коммунистической эпохи, в образе бесчисленных улиц «ленина», «кирова», «маркса», «энгельса», вождей красного террора – открываются новые памятники в честь ветеранов НКВД, водружаются памятные доски в честь Дзержинского и Сталина, повинных в истреблении тысяч и тысяч народных жизней. - Такую ли Россию хотел видеть Солженицын в ХХI веке?

Во время последней инаугурации В. Путина вдруг стало известно, что он не просто президент, а – «товарищ президент», по крайней мере, именно так приветствовал его начальник кремлевского гарнизона. Надо полагать, что невольные негативные коннотации неприятно покоробили тогда многих зрителей. Но у Солженицына это «слово гордое «товарищ», доставшееся нам в наследство от советского прошлого, несомненно, вызывало стойкую духовную идеосинкразию…

Явление Солженицына в эпоху апогея советского эксперимента над Россией совершенно уникально. Уникальны и соединение в одном человеке литературного дара, и гражданского мужества, и мудрого взгляда на жизнь. А еще – невероятной удачи, или счастливого Божьего промысла, сохранившего в кромешном аду всех мясорубок ХХ столетия человека, чей голос, по силе и значению для соотечественников, сравним с голосами пророков ветхих времен.

Для Солженицына эпоха советского владычества – период нравственной деградации и физического уничтожения нации: «Все потери, которые наш народ перенёс за 300 лет от Смуты XVII века, — не идут и в дальнее сравнение с потерями и падением за коммунистическое 70-летие. На первом месте здесь стоит физическое уничтожение людей».

Нынешняя же власть прямо утверждает свое преемство от советского прошлого, главным достижением которого объявляет победу в Великой Отечественной Войне. Солженицын последовательно называл эту колоссальную бойню ХХ века – советско-германской войной. Он писал: «И чем же, как не физическим уничтожением своего народа, назвать безоглядную, безжалостную, безрасчётную укладку красноармейских трупов на путях побед Сталина в советско-германской войне?..

После сталинских «7 миллионов потерь», после хрущёвских «20 миллионов», теперь, наконец, в российской прессе напечатана и фактическая цифра: 31 миллион. Онемляющая цифра — пятая часть населения! Когда и какой народ укладывал столько на войне?»…

Война 1941-1945 годов в глазах писателя - национальная трагедия, обескровившая народ, который советские «вожди» без пощады бросали миллионами на немецкие амбразуры. Но не только в физических потерях заключен трагизм тех событий.

Солженицын утверждает: «Наша «Победа» 1945 года овеществилась в укреплении сталинской диктатуры…».

Писатель позволяет себе говорить и о Русской Освободительной Армии генерала Власова, само упоминание о которой способно вызвать сегодня нервный срыв и сердечный приступ у отцов нео-патриотизма. И как, и что говорит!: «Характерно, что даже в самые последние месяцы (зима 1944-45) русские люди, оказавшиеся за рубежом, — многими десятками тысяч подавали заявления о вступлении в Русскую Освободительную армию! — вот это был голос русского народа. И хотя историю РОА заплевали… - однако она войдёт примечательной и мужественной страницей в русскую историю — в долготу которой и будущность мы верим даже и сегодня».

Нет, но коммунистов, протестующих против «литературного власовца», и вправду, можно понять! А вот как понять появление официального указа о праздновании его юбилея? Ведь для Солженицына - обличение эпохи СССР и владычества коммунистов было делом всей жизни, в этом и его мировое значение, и его подвиг. Власть имущие в Кремле читали вообще Солженицына? разделяют его взгляды? Почему-то кажется, что нет, не разделяют. Но тогда зачем же хотят праздновать?

Ответ прост. Отечественную власть, на протяжении столетий, терзает боязнь перед европейским общественным мнением. «Что скажет Европа?» - эта навязчивая фобия, как ни странно, свойственна всякому авторитарному режиму в России. Эту фразу, в истерике, бормотала императрица Мария Федоровна, бегая по залам Михайловского замка в ночь убийства ее мужа, Павла Первого. Она была в головах и на языке у советских «вождей», обсуждавших судьбу автора книги «Архипелаг Гулаг», и так и не решившихся сгноить его за решеткой, а, все-таки, выславших его на Запад, хотя персональная удавка для Солженицына уже была готова.

Скорее всего, приблизительно эта ревнивая мысль - «что скажут там, на Западе» - волнует и нынешнюю власть, отмечающую юбилей писателя. Очень хочется прилично выглядеть перед всем миром.

О постсоветской власти Солженицын успел составить свое мнение и публично выразить его: «Только в виде язвительной насмешки можно назвать нашу власть с 1991 — демократической, то есть властью народа…

Нынешней власти уже и побаиваются, уже и пригнетены ею (да по привычке всего бояться)… А власть, напротив, уверилась в своей самоустойчивости…

А самые-то неумолимые Указы — о борьбе с коррупцией и борьбе с преступностью — безнадёжно з а в я з а ю т… Между Властью и Народом глубинится пропасть — а Власть не хочет увидеть её и осознать, что никакие полки и десятки тысяч охранников не поддерживают её авторитета. Нынешняя центральная Власть слепо и равнодушно пренебрегает всеми разрушительными процессами, текущими в стране, она живёт только собою и для себя».

Это написано, по преимуществу, еще о ельцинском правлении, но многое ли изменилось с тех пор? Не повторил бы Солженицын свой упрек власти сегодня?

Здесь все слишком очевидно. Нравственная деградация и физическая гибель народа – вот главная боль Солженицына. Сбережение народа – его главная забота. А что мы видим вокруг? Россия устойчиво занимает одно из самых низких мест в мировом рейтинге уровня жизни. Хуже, чем в России, живут почти только в беднейших странах африканского континента. Зато наши миллиардеры в топе списка богатейших людей мира.

При этом наша страна является одним из лидеров по распространению СПИДа. Эта болезнь у нас носит характер эпидемии! А бюджетных средств выделяется столь мало, что едва хватает только на треть больных.

В 2018 году в РФ прошел Чемпионат Мира по футболу. Матчи проводились и в таких городах, как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород… В Екатеринбурге еще два года назад была официально объявлена ВИЧ-эпидемия, заражен каждый 50-й житель. В Нижнем – снова по официальным данным, более 10% населения живут за чертой бедности. Петербург так же в лидерах по ВИЧ…

Теперь немного статистики. Чемпионат стоил гос. бюджету много более полутриллиона рублей. В то же время на лечение вич-инфицированных в 2018 году федеральным Правительством выделено только 21 млрд. руб. И этого крайне недостаточно, как уже сказано, поскольку позволяет лечить только треть от всех больных. Но, даже в этом малом объеме - бюджета Чемпионата Мира могло хватить более чем на тридцать лет помощи инфицированным соотечественникам!..

Все повторяется, как в кошмарном сне. При Сталине и Брежневе на цели «построения коммунизма во всем мире» тратились огромные средства в то время, как собственная страна жила в нищете и голоде. И сегодня, ради внешнеполитического блеска, по-прежнему приносятся в жертву интересы и благополучие живых людей.

Товарищи вожди, полагаете, Александр Солженицын одобрил бы такой своеобразный подход к «сбережению народа»?

Юбилей писателя – только повод публично продекларировать перед всем миром свои «демократические» ценности. Вряд ли сам Солженицын, будь он жив, принял бы от нынешней власти этот оскорбительный и своекорыстный «знак внимания».

И то важно сказать, что «празднование» юбилея человека, ушедшего из жизни – это тоже советско-коммунистический, казенный и безбожный обычай. По православной традиции вспоминают только годовщину ухода из жизни.

Сегодня, спустя 10 лет после смерти писателя, постсоветская Россия все увереннее становится на повторение уже пройденного в ХХ веке пути авторитаризма, несвободы и нищеты. Но, рано или поздно, наша страна опомнится, и в ней произойдут, наконец, перемены, которых Солженицын ждал, и которые приближал подвижническим трудом всю свою жизнь.

А казенный юбилей – как и все казенное, пройдет бледно и незаметно. Никак. И слава Богу!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter