Рус
Eng
Дело белгородских энергетиков: обвиняемый отказывается от показаний

Дело белгородских энергетиков: обвиняемый отказывается от показаний

3 июня 2019, 20:56Общество
На слушаниях дела предпринимателей - энергетиков в Мещанском суде Москвы один из подозреваемых - Станислав Милькин - заявил, что отказывается от своих первых показаний, потому что давал их под давлением силовиков и топ- менеджеров «пострадавшей» «МРСК Центра».

Иван Петровский

Напомним, что события 2013, а затем и 2015 года развернулись вокруг сервисных договоров, заключенных между «МРСК Центра» и компанией «Корпоративные сервисные системы». Несмотря на очевидный спор двух хозяйствующих субъектов, решался он не в Арбитражном суде, а судом общей юрисдикции по статьям уголовного кодекса о мошенничестве, растрате, и даже организации преступного сообщества.

Версия обвинения гласит, что пятеро арестованных белгородцев посредством заключения договоров вывели из «МРСК Центра», в частности филиала "Курскэнерго", 240 млн. рублей.

В июне 2019 года исполняется четыре года, как Виктор Филатов, Станислав Милькин, Павел Тищенко, Алексей Зеленский и Александр Пивоваров заключены в СИЗО. Возможно, до этой даты состоятся прения сторон, после которых судья вынесет приговор.

В процессе допроса обвиняемых Станислав Милькин официально отказался от собственных показаний 2013 года и заявил, что был вынужден давать их под угрозами и давлением со стороны силовиков и менеджеров ОАО «МРСК Центра». На допросе в суде Милькин назвал фамилии людей, а также обстоятельства встреч с ними, когда на него оказывали давление как на одного из важнейших фигурантов дела.

По словам Станислава Милькина, в 2013 году он был задержан в центре Белгорода группой силовиков с участием представителей руководства «МРСК Центра». После чего с ним в течение трех дней проходили беседы, в процессе которых ему неоднократно говорили о необходимости дать показания на Макарова и Филатова. Несколько дней за домом Милькина было установлено наблюдение, а затем его этапировали в Москву.

Милькин:

- После третьего дня допросов приехал в гости Дудин (Андрей Дудин, в 2013 году директор по IT МРСК Центра, - прим. авт.) оставил несколько телефонов Нокиа простеньких кнопочных, сказал что все общение с ним, с Нуштаевым в том числе (А. Нуштаев, в 2013 году старший оперуполномоченный по ОВД 2 направления 9 отдела Управления «П» СЭБ ФСБ России,- прим. авт.) делать только с этих телефонов. Наверное, в районе недели все это продолжалось, слежка за домом, где я проживал. Снова появился Дудин, сказал что нужно ехать в Москву для более серьезной беседы потому что обстоятельства пока не очень хорошо разворачиваются. Чуть позже в течение часа приехала машина ФСБ «Лендкрузер» […] это известная машина в Белгороде. Мне было предложено, там сотрудники сидели с оружием, с рацией, сесть в машину и ехать Москву. Я испугался туда садиться и сказал, что единственное условие что я поеду, это что поеду на своей машине, пусть меня даже машина сопровождает. В Москву поехали, [….] сотрудник безопасности «Белгородэнерго» поехал следом на машине «Форд фокус». Ехали странным маршрутом, не напрямую через Курск, Орёл, а почему-то через Воронеж. В Воронеже [сотрудника Белгородэнерго] сменил какой-то другой сотрудник, «Лендкрузер» оставался до Москвы. По пути мы останавливались заправиться, кофе попить, Дудин успокаивал, говорил , что дашь нужные показания проблем никаких не будет,… говорил дам денег, дадим квартиру, годик поживешь и все успокоится.

Адвокат:

- Кто конкретно вам сказал, опишите того человека, что если не поедешь добровольно, то мы тебя принудительно увезем? И в какой момент?

Милькин:

- Слова, что я в любой момент поеду в Москву, сказал Дудин Андрей. При этом сотрудники ФСБ всегда рядом были, когда он такие вещи говорил. [….] Было их от двух до шести человек. Пять-шесть человек это максимальное количество, которое меня окружало, два человека – минимально. Единственный, кого я помню- это Нуштаев. Его я помню. Он беседовал в гостинице "Белгород", я его не забуду, потому что он много со мной разговаривал. […]

В Москве, согласно показаниям Милькина, с ним организовали встречу в кафе гостиницы «Азимут».

Милькин:

- В кафе гостиницы "Азимут" ко мне подошли сначала Дудин и Нуштаев … , Дудин говорил что процессы запущены…, что даже если никакого ущерба нет, на тот момент речь шла по 201 статье о 880 млн, 20-30 млн все равно насчитают, срок все равно будет большой, поэтому нужно сотрудничать и давать показания. Нуштаев тоже интересовался, с кем я общался, прибыл Куранов (А. Куранов в 2013 году заместитель гендиректора МРСК Центра», прим. авт.) и начал со мной более серьезный разговор. Дословно его слова такие звучали: в Белгороде ребята здание подрезали и не хотят со зданием расставаться, причём завуалированно. Я спросил: какие ребята, какое здание, он сказал — ты дурака не включай, все понимаешь, мне нужно здание – это конкретно слова Куранова были. Ну и опять соответственно угрозы. Что дашь то, что нужно следователю, при наличии таких показаний есть шанс выйти из всей этой истории и даже не сесть в тюрьму. Единственный шанс срочно давать показания на Филатова.

В результате этих «бесед», активное участие в которых принимали высокопоставленные сотрудники «МРСК Центра», появились три протокола допросов, подписанных Станиславом Милькиным. В дальнейшем адвокат, приставленный к нему для дачи «правильных» показаний, был отведен и Милькин больше не делал подобных заявлений. Как мы знаем, в 2013 году дело развалилось, но в 2015 году легло в основу нового обвинения с расширенным кругом подозреваемых. На вопросы в суде, чего именно тогда опасался Милькин, он сказал, что испугался за свободу и безопасность своей семьи.

Милькин:

- Сейчас я понимаю, что это стандартные методы работы таких вот сотрудников, рейдеров. Несмотря на это, то что дальше требовали от меня следователи, я перестал давать показания, подписывать. Я видел, что люди серьезные, с какой легкостью вместе с фсбэшниками выдернуть меня из Белгорода, я не хочу сказать что я что-то там из себя представляю, в Белгороде, но вот так среди бела дня погрузить человека, отвезти с вооруженным конвоем на машине … мне было страшно на тот момент…

Спор по поводу выведенных средств остался официальной версией задержания белгородцев, несмотря на существенную давность произошедших событий — оспариваемые договоры заключались в период с 2008 по 2010 год. Но скрытый смысл претензий, оказывается, не имеет ничего общего с официальной версией. «Пострадавший» Андрей Куранов даже озвучил реальные притязания, настолько был уверен в своей силе и видимо в результате. Это, со слов Милькина, звучало как «ребята здание подрезали». Трудно сказать, насколько эта фраза дословна, но это и не важно, потому что простое сопоставление фактов прояснит ситуацию лучше, чем любые свидетельские показания.

Самый главный факт — почему крупнейшая электросетевая компания с госучастием даже не пытается решить спор в Арбитражном суде? Ведь если выявились обстоятельства недобросовестных договорных отношений, суд однозначно поддержит пострадавшую сторону. Тем более что компания-поставщик услуг не однодевка, а по сей день продолжающая существовать организация.

Еще один факт — ОАО «КорсСис» является собственником здания, в котором до сих пор арендует помещения филиал «МРСК Центра» - «Белгородэнерго». Арендует и не всегда исправно платит, так что приходится получать долги через суд. Почему энергетики продолжают арендовать именно это помещение? Почему не находят более доступное по цене или не строят собственное?

Почему возмещение якобы похищенных 240 миллионов «обеспечивается» следствием за счет ареста активов «КорсСис» стоимостью свыше миллиарда рублей, включая то самое здание?

В этой истории, кроме пострадавших «топов» МРСК Дудина и Куранова (ныне ни один из них не работает в большой энергетике, сменился и гендиректор компании) есть еще одна примечательная фигура — Олег Жуков. Он единственный кто остался в процессе до конца. Официально его фамилия звучит в деле впервые в 2017 году, после того как подконтрольное ему предприятие ООО «ТМ Дефенс» (по данным СПАРК, зарегистрировано 15.04.2002, в Москве. Основной вид деятельности – исследование конъюнктуры рынка. Олег Жуков – бенефициар и единственный владелец) заключает контракт с ПАО «МРСК Центра» на оказание юридических и консультационных услуг. Сумма контракта – 23 млн рублей. Конкурента – «Юридическую компанию Кей Лигал» из Москвы - не допустили к участию. Срок контракта – с 29 сентября 2017 по 29 декабря 2018 года.

Выиграв закупку у самого себя, г-н Жуков за пару десятков миллионов взялся представлять интересы "МРСК Центр" в суде по делу Филатова. Такое погружение в сложную тему, связанную не только со специфической отраслью, но и реформой энергетики в целом, возможно только при наличии серьезного опыта. Как оказалось, опыт уже был у Жукова в 2013 году, поскольку он лично участвовал во встречах с Милькиным и в Белгороде, и потом в Москве — об этом на допросе в зале суда заявил Милькин. Это значит, что в компании высокопоставленных силовиков, двух топов из «МРСК Центра», был еще и юрист, на счету которого, по его же словам, не одно «энергетическое» дело. Зачем?

За все время следствия и судебного разбирательства «пострадавшая» сторона не давала никаких комментариев, в отличие от г-на Жукова, который охотно на публику рассказывает о хищениях энергетических активов, и о том, как негативно это сказывается на тарифообразовании и безопасности рядовых граждан.

Вот одно из публичных заявлений «эксперта»: «Энергетическая отрасль оказалась одной из самых коррупционных. При этом она играет важнейшую роль в обеспечении безопасности страны. Долгое время масштабные преступления в этой отрасли оставались безнаказанными. Но теперь все изменилось. Есть волевое решение первых лиц государства навести в отрасли порядок, невзирая на лица. Что мы и видим на примере сегодняшних задержаний».

Обратим внимание, что интервью на острую тему дано ресурсу Легал Репорт. В пресс-релизе о его основании издателем назван некий Андрей Реут, по совершенно случайному стечению обстоятельств являющийся владельцем компании ООО «Юридика» совместно с Олегом Жуковым.

Тем не менее популистские заявления в интервью Жукова про волю первых лиц перемежаются угрозами посадить всех коррупционеров времен реформы Чубайса, виновных в росте тарифов на электроэнергию. Безусловно, есть и такие. Но в случае с белгородцами достаточно вспомнить, что они не у дел уже почти десяток лет, а вот рост тарифов продолжается, как и растут убытки энергопредприятий под чутким руководством новых эффективных менеджеров.

Их непоследовательность и излишняя самоуверенность приводит к откровенным противоречиям, например, в собственных бизнес-решениях и в позиции обвинения. Четыре года тянется процесс, в котором пагубным и преступным назван сам принцип аутсорсинга, в первую очередь как инструмент вывода средств (господин Дудин даже дал широкое интервью на эту тему, по любопытному совпадению в октябре 2013 года https://www.osp.ru/cio/2013/10/13038131 ). Одновременно, тот же контракт с «ТМ Дефенс» — что как ни аутсорсинг? Штат юристов «МРСК Центра» не в состоянии за свою зарплату отстоять интересы компании? А сторонняя фирма забирает себе 20 миллионов за ведение одного! дела, и «эксперт» Жуков здесь почему-то совсем не радеет за карман потребителя.

Обвинение не просто рисует фантастическую схему выведения средств через действующие договора обслуживания, но настаивает на том, что это произошло в результате деятельности организованной преступной группировки, состоящей из директора филиала, директора фирмы подрядчика, двух бывших сотрудников и субподрядчика. Рапорт об обнаружении признаков преступления 2013 года за подписью г-на А.В. Нуштаева гласит: «Евгений Макаров, являясь генеральным директором ОАО «МРСК Центра» вступив в преступный сговор в неустановленное время и месте с гражданином Милькиным и гражданином Филатовым, а также другими неустановленными лицами разработали план по хищению у ОАО «МРСК Центра» денежных средств в особо крупных размерах». Этот документ положил начало «антикоррупционному» делу о якобы незаконном выводе средств руками директоров крупных компаний, которые подписали договоры оказания услуг. Более преступной схемы взаимодействия хозяйствующих субъектов и придумать нельзя. Правда, благодаря такой «схеме» можно посадить за решетку половину страны.

Видимо, поэтому на стол к тому самому первому лицу попадает не интервью Жукова а, доклад бизнес-омбудсмена Титова http://doklad.ombudsmanbiz.ru/2019/4.pdf), в котором преступными называются схемы рейдерства и правового беспредела с использованием уже известных приемов вывода хозяйственного спора в поле уголовного права, с манипулированием статьями о мошенничестве и растрате, с незаконным применением 210 статьи УК РФ для ужесточения наказания и необоснованного продления сроков содержания под стражей. Фамилии белгородских энергетиков указаны Титовым в этом докладе в числе предпринимателей, подвергшихся незаконному уголовному преследованию. В нем приведены данные о том, что ЕСПЧ вынес решение о необоснованно длительном задержании под стражей Виктора Филатова, после которого ему обязаны выплатить денежную компенсацию и изменить меру пресечения, чего так и не произошло. ОНК неоднократно публично выступала за смену меры пресечения Александру Пивоварову, чье состояние здоровья настолько критическое, что почти на каждом судебном заседании ему вызывают Скорую помощь.

Фамилии белгородских энергетиков указаны Титовым в этом докладе в числе предпринимателей, подвергшихся незаконному уголовному преследованию.

Хочется еще раз вернуться к показаниям Милькина. Известно, что в судебном разбирательстве и в процессе принятия решения судья чаще всего опирается на первые, а не последующие показания подозреваемых. Сейчас любое высказанное публично мнение может быть трактовано как попытка давления на суд. И тем не менее, если заключение длится четыре года, если формулировка вины звучит как слова песни из советского сериала «Если кто-то, кое-где у нас порой честно жить не хочет… », если ход дела как под копирку представляет из себя типичное рейдерство, описанное в аналитическом докладе бизнес-омбудсмена — на что еще надеяться обвиняемым? Тем более, что вынесение приговора не за горами.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter