Рус
Eng
Московская область: никакой борьбы с вирусом нет и в помине

Московская область: никакой борьбы с вирусом нет и в помине

3 апреля 2020, 18:01Общество
Безвылазно просидев на даче целую неделю, корреспондент "НИ" решил выйти "в народ" и посмотреть, как организована борьба с коронавирусом и его возможными носителями. Скажем сразу: реальность превзошла самые невероятные ожидания! Медийная картина об ограничениях всего и вся натолкнулась на свою противоположность.

Сергей Львов, Московская область

Вообще-то вылезти из дачной берлоги заставила крайняя нужда, - сломались очки, без которых работа в онлайне была никак невозможна.

С утра 3 апреля казалось, что ехать за 12 км в Апрелевку, где есть аптека с готовыми очками, мероприятие рискованное. Воображение рисовало пустые дороги и посты с придирчивыми гаишниками. Поскольку правовой статус москвича, сидящего на даче в другом субъекте федерации, был совершенно не понятен, то и простор для придирок у наших дорожных полицейских может быть практически безграничным. А вдруг не поверят, что еду в аптеку? А вдруг возьмут руками без перчаток мои документы - и что мне потом с ними делать? Хлоркой обливать, что ли, как советует из Америки коллега Евгения Альбац в прямом эфире "Эха Москвы"? Да ведь и никакой хлорки под рукой у меня нет...

Однако уже выезд на главную дорогу нашего поселка привел в некоторое удивление. Число машин, которые ездили в обе стороны, было ничуть не меньшим, чем в самый обычный, некарантинный день.

"Куда же они все ездят? Зачем? Неужели себя не жалко?" - подумалось мне.

Ведь по идее и кататься им было особо некуда, коли все магазины и сервисы должны быть закрыты, за исключением продовольственных и зоотоваров.

Но оказалось, что это и так, и не совсем так. У небольшого торгового центра, где якорным арендатором является сетевой супермаркет, работала пекарня, из которой выдавали горячие хачапури, кофе, ачму и лепешки. Рядом - гостеприимно открытые двери узбекского предпринимателя. В одной части легкого строения он продает бэушные телефоны и аксессуары к ним, в другой - ремонтирует велосипеды.

- Как бизнес, Азамат? - спрашиваю у старого знакомого (он, кстати, без маски и перчаток).

- Спасибо, хорошо.- отвечает он... И мы обсуждаем беду узбеков, застрявших в московских аэропортах при выезде на родину.

В самом же торговом центре нашего поселка наблюдался явный алогизм. Магазины по торговле бытовой химией, разливным пивом и химчистка были закрыты, а вот аптека, чайная и мясная лавки, алкогольный маркет - открыты.

Но супермаркет работал как всегда. С той только разницей, что одна кассирша сидела в резиновых перчатках, но без маски, а вторая - в маске, спущенной ниже носа, и без перчаток. При этом покупатели стояли впритык друг к другу, никоим образом не отходя на положенную социальную дистанцию в полтора метра.

Единственным признаком свирепствующей пандемии было объявление на дверях супермаркета: "Дезинфекция помещения проводится три раза в день".

Как и чем она проводится и насколько эффективна в борьбе с коронавирусом - не сообщалось.

Ну ла ладно, подумал я. Возможно, до нашей коттеджной деревни сила региональной власти не дошла в полной мере. Что блистательно подтверждали десятки мигрантов-рабочих, которые, несмотря ни на что, лепили плитку на вентилируемый фасад будущего торгового центра.

На эту благостную картину мы любовались вместе со знакомым дачником с соседней улицы. Держа за поводок роскошного бернского зенненхунда, он риторически вопрошал:

- А ты не знаешь, почему таджики работают, а мы - нет?

- Наверное, у них иммунитет против коронавируса и указов российских властей. - ответил я первое, что пришло на ум.

Но нам обоим было не до шуток. Понятно, что таджики живут в тесных, поганых вагончиках на голове друг у друга. И случись какая инфекция - они принесут ее в наши же супермаркеты и мясные-чайные лавки.

На фоне работящих бригад из соседнего государства казалось абсурдным закрытая автомойка, неработающие "Садовый центр" и поселковый автосервис (хотя в нем сквозь мутные пластиковые окна были видны какие-то тени, корпящие над "Тойотой - Лэндкрузер").

Тогда, надо полагать, в более крупном городском поселении Апрелевка уж точно все "по закону"?

Поехали!

Выезд на "бетонку", а потом и на Киевское шоссе в 13.30 так же огорошил большим количеством транспорта. Визуально не было никакой разницы с "довирусной" эпохой! По трассам мчались, как обычно, автомобили с калужскими и брянскими номерами, катили фуры с нашими и заграничными номерами. И - вуа ля! - никаких гаишников! Даже там, где "гайцы" всегда стопорили местных водителей в надежде вычислить пьяного, не оказалось мобильных постов.

Пустая от всяких паразитов и вымогателей дорога привела в торговый центр "Ярмарка". Это большой рынок, разделенный на две части: слева- продуктовая часть, справа - хозтовары и стройматериалы.

Скажу сразу: ВСЁ было как обычно!!!

Никаких масок, никаких перчаток, ни следа кружочков, нарисованных на полу для социальной дистанции. Покупатели, ничем не защищенные от вирусов, платили наличными, беседуя в 30 см друг от друга с продавцами.

Наличие маски и перчатки (кожаные) у меня особых эмоций не вызывали. Подумаешь, пять процентов покупателей и один продавец из 10 чего-то там надел на нос, тогда как все остальные мужественно переносят тяготы и лишения эпохи коронавируса!

Но...

Стоит задать продавцам вопрос, а почему они без защитных средств работают, в ответ получаешь плохо скрытую агрессию: а ты, умник, попробуй купи эти самые защитные меры!

И в самом деле: в трех аптеках в самом торговом центре и его окружности автор этих строк видел только объявления о том, что "МАСОК НЕТ".

Нет и парацетамола, перчаток, защитных костюмов, санитарных гелей...

Но есть - работающие люди. Которым совершенно нечем защититься от смертельной инфекции.

Знакомая продавщица на рынке - Валентина, тучная женщина лет 45, мать-одиночка с двумя детьми - сформулировала свою миссию на рынке просто и понятно:

- Не будем работать - сдохнем с голоду!

А как не сдохнуть? Заработок у Вали - 1400 рублей в день. Плюс какие- то мифические проценты за перевыполнение плана. На круг получается в лучшем случае тысяч 50-60 в месяц. На троих с почти взрослыми детьми.

Однако сейчас продажи упали. У всех. Намного. И никто не знает - надолго ли?

Вчера президент сообщил, что карантин продлится до 1 мая. И государство не даст ни копейки тем, кто потеряет работу и доходы.

Валя, возможно, зубы на полку не положит. Чего не скажешь о продавцах, которые работали в правой части апрелевского рынка (строительные и хозтовары).

Там - полный швах. Рынок закрыт. Сотни людей сидят где-то по квартирам и общагам. Без работы. Без денег. Без надежд на государство, которое будто бы не обязано их кормить, лечить...

Но чем они хуже тех, кто получил привилегию работать во время коронавируса? Почему продажа еды разрешена, а торговля замками или лампочками считается опасной для общества?

Нет ответа.

Царство административного абсурда захватило страну в стальные клещи кафкианских запретов, гнусного пиара и тотальной лжи о якобы принимаемых мерах.

Какие на фиг меры?

70 процентов автомобилей у апрелевского рынка - с московскими номерами. Люди не имеют права отойти от своего дома на 100 метров, но легко и просто ездят за сотни километров от столицы.

И какой тут может быть карантин?

Какая гарантия, что подмосковная зараза коронавируса не доберется до будто бы защищенных Собяниным москвичей, якобы сидящих в самоизоляции?

Никакой.

От слов "совсем" и "вообще".

Именно поэтому в отсутствии внятного указа о чрезвычайном положении, единого для всех, меры по борьбе с коронавирусом превращаются в профанацию, в пшик, в набор симулякров, которые никого и ни от чего не спасают.

И как тут не поверить конспирологам, что твердят в ютубе: собянинские и воробьевские старания - не более чем репетиция тотального цифрового рабства жителей главной российской агломерации.

Вот, ей Богу, ребята, уже верю! Потому что никакой опустевшей Венеции, Рима или Лондона у вас не вышло. Получился обычный российский бардак, в котором показушная строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter