Рус
Eng
Предпоследнее слово

Предпоследнее слово

3 марта 2016, 00:00
Общество
Анастасия Зотова
Гособвинение в среду попросило приговорить к 23 годам лишения свободы украинскую летчицу Надежду Савченко (на фото), которую обвиняют в причастности к убийству российских журналистов в Донбассе. Ее вину в прокуратуре сочли полностью доказанной. Между тем сторона защиты на прениях сторон обнародовала результат экспертиз

Прокурор Павел Филипчук на очередном заседании Донецкого городского суда Ростовской области обвинил Савченко в преступном сговоре с членами батальона «Айдар». По версии обвинения, женщина якобы сообщала военным координаты мирных жителей, по которым потом велась стрельба. Другой гособвинитель, Дмитрий Юношев, заявил, что Савченко сама созналась в корректировке огня, а неточности в показаниях свидетелей-ополченцев объяснил их эмоциональным состоянием.

Прокуратура не стала выдвигать против Савченко обвинения в незаконном пересечении границы, хотя обвинители и подчеркнули, что бежать с Украины в Россию было ее собственным, добровольным решением. Гособвинитель Владислав Кузнецов заявил, что иммунитетом депутата Верховной рады Украины Савченко не обладает, поскольку вменяемые ей деяния совершила до становления депутатом.

Защита утверждала, что Савченко из-за ранения не могла забраться на вышку, с которой, как полагает следствие, она координировала огонь: на вышку ведет лестница, которая начинается на расстоянии семи метров от земли. Сама Савченко утверждает, что непричастна к гибели российских журналистов, поскольку была взята в плен раньше, чем они погибли. На одном из заседаний суда это подтвердил сотрудник станции сотового оператора, который указал, что мобильные телефоны Савченко с 11 утра в день трагедии находились на базе ополченцев Луганской народной республики.

Кроме того, Савченко утверждает, что ее насильно вывезли на территорию России. Она даже опознала своего «похитителя» – по ее словам, это Павел Карпов – член Общественной палаты Москвы, в прошлом – сотрудник администрации президента РФ и Фонда эффективной политики Глеба Павловского. Адвокат Илья Новиков представил на прениях результат экспертизы, которая доказывает, что именно Карпов обсуждал по телефону судьбу Савченко с деятелем ДНР Валерием Болотовым. Эксперт сравнил голос собеседника Болотова на этой записи с голосом Павла Карпова в телеинтервью и пришел к выводу, что они идентичны.

Сама Савченко в прениях заявила, что журналисты пренебрегали средствами безопасности, а российские телеканалы «отправляли людей на верную смерть ради красивой картинки». Летчица заявила, что у сотрудников Следственного комитета РФ нет «ни чести, ни совести», и они не имеют права ее судить. Подсудимая также пригрозила начать сухую голодовку, если суд будет тянуть с вынесением решения.

Адвокат подсудимой Марк Фейгин в комментарии «НИ» заявил, что отговаривает свою клиентку от голодовки. Однако, по мнению Савченко, для нее такая акция протеста является единственной возможностью выразить свое отношение к происходящему.

По мнению г-на Фейгина, итог этого «заказного пропагандистского процесса» можно предсказать заранее. «У меня нет никаких сомнений, что приговор будет обвинительным и наказание будет очень близким к тому, что попросила прокуратура», – заявил адвокат.

Он подчеркнул, что все процессуальные возможности для освобождения летчицы были применены еще в период предварительного следствия. «Освобождения Савченко можно добиться только внепроцессуальным политическим путем», – указал он. Речь идет о Конвенции Совета Европы об отбывании наказания лиц по месту их гражданства. Документ был ратифицирован РФ в 2007 году. «Согласно Конвенции, Савченко могут отправить отбывать наказание в Киеве», – объяснил Фейгин.

В четверг, 3 марта, прения продолжатся. Ожидается, что в этот день Савченко выступит с последним словом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter