Рус
Eng

Адвокат – о российском правосудии: «Зачем защищать, если всё равно посадят?!»

Адвокат – о российском правосудии: «Зачем защищать, если всё равно посадят?!»
Адвокат – о российском правосудии: «Зачем защищать, если всё равно посадят?!»
3 февраля, 11:45Общество
Московский адвокат Екатерина Богданова оставила в своем блоге публикацию, под которой могут подписаться сотни ее коллег по профессии:

«Смотря на происходящее из гнезда, работая адвокатом по 228 (статья №228 УК РФ - «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» - прим.ред.), читая посты коллег Арсения Левинсона, Дмитрия Джулая etc., постепенно прихожу к мысли, что российская юриспруденция, связанная с правами человека, - уже практически полностью пустой звук, сухая теория (в то время, как древо жизни в автозаках, ИВС и СИЗО пышно зеленеет).

Практически полностью утрачен смысл, например, ссылаться не только на процессуальные правонарушения в ходе предварительного следствия, но и на Конституцию, на позиции Верховного суда, вообще на обычные законы. Никто ВООБЩЕ не обращают на это внимание. Про разъяснения высших судов говорить вообще не приходится. Фишка про "в России право не прецедентное" давно уже больше, чем мем. Практика того, что делает государство с гражданами, настолько далека от предписываемого законодательством, что репортажи с митингов, например, вызывают ощущения жуткой шутки. А смысл, опять же, быть адвокатом по народным делам - ускользает, ускользает, ускользнул... Зачем защищать, если всё равно осудят и посадят? Какими словами утешать находящихся в ужасе родственников? Зачем брать деньги за заведомо проигрышные дела? Идите в арбитраж, в конце концов, с голода точно не умрете.

И да, в констатации этого факта есть еще одна неприятная угроза. Человек ведь что-то делает, предпринимает усилия, как правило, тогда, когда видит в этом смысл. Дофамин это этот чертов или что еще, морковка перед носом осла, - но, не видя смысла, очень трудно найти силы что-либо делать, особенно долгое время. Нет, это никоим образом не намек с моей стороны на отречение от того, что некоторые адвокаты считают делом чести или своим долгом перед совестью. Но при всем желании в какой-то момент бессмысленность борьбы с государственными мельниками может перевесить запал бороться против чудовищ, и это будет конец...»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter