Рус
Eng

Черно-белое кино

Черно-белое кино

2 декабря 2009, 00:00
Общество
Ведущие церемонии вручения премии «Звезда Театрала» Марианна Лемешко и Антон Кукушкин в образах Салли Боулс и Конферансье из фильма Боба Фосса «Кабаре»

– Вы оба рассказывали, что перед съемкой нашего проекта по несколько раз пересматривали «Кабаре» Боба Фосса. Есть ли разница: смотреть просто кино, или кино с ощущением, что вам предстоит в нем сыграть, пусть и в фото варианте?

Антон Кукушкин: – Конечно, есть. В наш век полной информационной доступности, когда можно скачать любой фильм, снятый хоть в сороковых, хоть в двухтысячных, у зрителя возникает странная апатия. Постоянно отдаёшь себе отчет в том, что знаешь фильмов триста, которые надо обязательно посмотреть. У меня вот на подоконнике уже год пылится сборник Феллини. До сих пор не посмотрел. Кажется, даже Юрский однажды сказал, что он сейчас книг не читает, потому что, заходя в книжный магазин, видит миллионы книг, и не знает, что взять. И как раз благодаря съемке в «Театрале», возникла интересная актерская задача. Смотрел «Кабаре» без дубляжа, два раза, чтобы слышать, как актеры говорят, чтобы знать интонации, характерные жесты, и поймал себя на одной интересной вещи: я смотрел кино не с культурологической точки зрения, как любой другой хороший фильм, который оставляет после себя просто эмоцию. Мне из-за внимательного просмотра открылись вторые, третьи планы, открылись оттенки эмоций, открылось искусство. Как сыграны персонажи, как они придуманы, с какой плотностью они существуют! Как будто Боб Фосс вылез через экран, взял за грудки и сказал: «Понял?!.» Мы с нашей перенасыщенностью обычно лишены этого удивительного ощущения.

– Марианна, для съемок в проекте вам пришлось физически перевоплощаться из платиновой блондинки в пухлогубую брюнетку. Легко ли это далось?

Марианна Лемешко: – Было сложно. Мне ближе образы Марлен Дитрих или Уте Лемпер. Образ, воплощенный Лайзой Миннелли – не в моей органике, но в то же время это очень интересно. Я впервые посмотрела фильм Фосса в детстве, может поэтому жанр кабаре – это моя театральная жизнь.

– В чем разница профессий ведущего и актера драматического театра?

А.К.: – Знающие люди говорят, что редко хороший актер драматического театра является и хорошим конферансье. Отмечу, что настоящего кабаре у нас в России сегодня нет, а вещи а la stend-up comedy и Comedy Club – это, скорее родственники КВН, люди там общаются не совсем в театральной манере. Дело в том, что переместиться с драматической сцены в формат ведения мероприятия для актера непривычно: если вдруг из зала кто-то что-то крикнет, актер не будет знать, как отреагировать, ведь ему проще взаимодействовать с партнером, нежели с публикой. Нужно иметь очень много смелости, чтобы выйти к этой публике, и не просто отреагировать на чью-то реплику, но первому вступить в диалог, как в «Кабаре» конферансье наклоняется к залу и пожимает чью-то руку: «Hello, stranger!»

М.Л.: – Надо сказать, что Студенческий театр МГУ – театр «МОСТ», из которого и Антон вышел, и в котором я работаю, –выпустил большое количество актеров, преуспевших на эстраде. Мне, например, в принципе комфортней существовать в интерактиве, чем в драматическом спектакле.

А.К.: – А для меня определенный кайф – переключаться из одной профессии в другую. И удивительно, но одна держит в тонусе другую. Драматические актеры часто становятся заскорузлыми в своих ролях, потому что не могут посмотреть на себя глазами человека из зала. Не могут, потому что они отделены от этого зрителя и живут на сцене, как в аквариуме. Мне помогает ведение, потому что это жесткая работа: там никто не будет изображать удовольствие, поэтому я хорошо знаю зал по ведению мероприятия и всегда могу повернуть действие, если что-то пойдет не так.

М.Л.: – Я думаю, что артисту небесполезно пройти такую школу конферанса.

А.К.: – Здесь с Марианной немножко не соглашусь. На мой взгляд, бывают актеры, которых невозможно представить в роли конферансье, вроде Иннокентия Смоктуновского или Олега Борисова – наверное, у них другой психотип. Борисов прекрасно сыграл Голохвастого в фильме «За двумя зайцами», но если бы его поставили перед сотней скучающей публики и велели развлечь – не знаю, развлек бы он их.

– Чтобы сложилась пара ведущих, такая, как у вас, что должно совпасть?

М.Л.: – Психологические характеристики. Темперамент. Видение ситуации. Может быть, школа. Но бывает, что при всем вышеперечисленном партнер «тянет одеяло на себя», преследуя свои цели, тогда нужно подстраиваться. Так что пара складывается только тогда, когда между ведущими есть взаимное уважение.

А.К.: – Абсолютно точно. Иногда твоя реакция на ситуацию не совпадает с его: вроде бы очевидно, что какую-то ситуацию надо просто проболтать, потому что залу скучно, а «не твой» партнер начинает вдруг длить никому не нужную тему. Убить, конечно, не хочется, но когда говорят невпопад и шутят не смешно, и – что страшнее – не понимают, что не смешно, это надолго запоминается. И самое главное, на мой взгляд, в партнерстве – это вера друг другу, друг в друга, в такой экстремальной ситуации, как конферанс.

М.Л.: – Не надо далеко ходить: этим летом на ежегодном балу «Молодые львы» я работала в паре с одним из любимейших партнеров – Георгием Долмазяном. Случилась техническая накладка, и было понятно, что мне, как сценаристу, нужно уйти за кулисы, чтобы проблему решить. Жора так умело перевел внимание зала на себя, что никто не заметил, как я исчезла со сцены. Мне не нужно было шептать ему: «Дай мне время!», он просто это увидел. И с Антоном у нас такая же ситуация. Вот что такое партнерство.

А.К.: – А в театре с этим, кстати, проще. Отчасти потому, что вера друг другу ограничена промежутком одной сцены в спектакле, отчасти потому, что можно уйти из области импровизации обратно на выстроенные режиссером рельсы, перейдя в автономный режим работы, примерно как Internet Explorer.

– Так получается, что конферансье получают меньше аплодисментов и цветов, чем артисты, которых они представляют. Бывает обидно?

М.Л.: – Иду я после Дня города, после почти 12-часового мероприятия, жутко уставшая. Еле пришла домой, покидала вещи. И вдруг подумала: «Какой я счастливый человек!» Просто потому, что работа, которой я живу, несет людям радость. От этого стало много легче. Бывает, что я слушаю современных ведущих и мороз по коже: зачем им обязательно нужно унизить человека, обсмеять его? Зачем нужно показать себя за счет кого-то? Например, в Comedy Club так бывает.

А.К.: – Я буду более толерантен: просто этот стиль неприемлем для нас с Марианной. Знаете, рассказывали, что на показе студенческих отрывков треш-режиссер Владимир Епифанцев показывал отрывок из классического репертуара, только в своём любимом ключе: вся кафедра была залита кетчупом, который изображал кровь, педагоги были в шоке. А Петр Наумович Фоменко, у которого Епифанцев учился, на вопросительные взгляды людей ответил: «Но это же решение, режиссерское решение!..» Вот и я так про Comedy Club говорю: это же решение!..

М.Л.: – Жанр кабаре обычно считают легким. Но эта же стилистика позволяет задуматься о жизни, а не только радостно порхать по цветочкам. Фильм «Кабаре» далеко не радостный, что уж там.

– Прошлогоднее ведение премии «Звезда Театрала» отличалась от других мероприятий?

М.Л.: – Конечно, прежде всего потому, что в зале сидела театральная публика. Это были не просто зрители, которые пришли развлечься, а люди, которые в профессии знают больше, чем мы, умеют больше, чем мы.

А.К.: – И мы внимательно следили, интересно ли им. Знаете, перед выходом на сцену вспомнилась история про Сару Бернар, как она должна была сыграть 18-летнюю девушку в 60 перед залом людей, которые специально пришли посмотреть на то, как она не сможет это сделать. И она смогла. Конечно, не совсем точная аллюзия, но страшно было. Во всяком случае, Марианна имеет все основания называть меня деспотом, потому что я двадцать пять раз просил ее прочесть по ролям текст. Дело в том, что если бы мы сбились, это могло быть фатально.

М.Л.: – Это было очень тяжело. Но если у нас были удачи, то ими имело смысл гордиться.

Беседу вела Анастасия ТОМСКАЯ фото Анатолия МОРКОВКИНА стилист Людмила ДЬЯКОВА Координаторы съемок Анастасия ВЫЛЕГЖАНИНА и Анастасия ТОМСКАЯ

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter