Рус
Eng
Ким Ки Дук

Ким Ки Дук

2 ноября 2005, 00:00
Общество
Сергей АНАШКИН, фото Антон БУБНОВСКИЙ
На людях Ким Ки Дук всегда появляется в бейсболке. Эта деталь – неотъемлемая часть облика знаменитого режиссера. «Зачем вы надеваете ее?» – интересуются репортеры. «Чтоб снимать иногда», – парирует он. Ким – парадоксальная личность. Непроницаемо замкнут и вместе с тем демократичен. По-своему. На вопросы корреспондентов

– Мне хотелось бы уточнить некоторые факты вашей биографии. Есть легенда, что свой первый фильм вы увидели в Париже, в 23 года…

– Да, это так. Первый фильм я посмотрел во Франции, куда поехал изучать живопись.

– Но ведь вы служили в армии, неужели солдатам не показывали «патриотических» лент?

– Во времена моей юности в Корее было мало кинотеатров.

– Что в вашей парижской жизни было самым приятным?

– Путешествия по Франции, прогулки по городу.

– Какие именно фильмы так поразили начинающего художника, что он решил поменять профессию и стать режиссером?

– Две картины. «Молчание ягнят» с Энтони Хопкинсом и Джоди Фостер. Плюс один из фильмов Леоса Каракса (вероятно – «Любовники с Нового моста». – С. А.).

– Вы сделали кино о буддийском ските («Весна, лето, осень, зима … и снова весна»), но во всех интервью утверждаете: «Я не буддист». Какая же религия ваша?

– Я католик, христианин.

– Выходит, верны слухи о том, что в юности вы чуть было не стали священником?

– Такая идея была, но, как только стал изучать искусство, я сразу же отказался от нее.

– В ваших последних фильмах стало меньше агрессии. Вы стали терпимей, добрей?

– Сам не знаю. Так получилось.

– Появлялись известия, что вы затеваете некий русский проект. В какой стадии его разработка?

– Такие планы есть. Но сюжет пока не придумал. Скорее всего, снимать я буду во Владивостоке, а не в Москве (слишком уж она далеко от Кореи). Мне нравится то, что здесь много российских корейцев. У нас велик интерес к соотечественникам, живущим Приморье. Убежден, все мы, корейцы, – один народ, единая нация…

– Нет ли желания поработать с зарубежными артистами?

– Я хотел бы когда-нибудь сделать фильм с американскими, китайскими и японскими актерами. И русские мне тоже интересны.

– В ваших картинах звучат песни на чужеземных языках. То итальянский, то шведский. Отчего так?

– Я просто люблю европейскую музыку. И выбираю то, что нравится.

– Вы вошли в «клуб» ведущих режиссеров Азии. Как вы относитесь к признанию? Фестивальные награды радуют вас?

– Сам не знаю, как это вышло. Просто ответственно подхожу к своему труду… Получать награды приятно. Но признание не должно тормозить движения вперед. Новые открытия – вот главная награда.

– Сценарии вы пишите сами. А во время съемок импровизируете или строго следуете изначальному тексту?

– Я действую по ситуации, вношу изменения, если они необходимы.

– Садясь за сценарий, думаете ли вы о том, в какой степени его сюжет будет понятен иностранцам?

– Корея находится на перекрестке культур. Рядом Китай, Япония, Россия, да и Америка не так уж далеко. Мы впитываем разные веяния. Поэтому корейское кино в принципе понятно зарубежному зрителю.

– Главные герои ваших лент наделены художественным даром – рисуют, фотографируют, что-то мастерят. Автобиографическая отсылка?

– Конечно. Я сам очень люблю живопись. Эти герои во многом – я сам.

– Вы продолжаете занятия живописью?

– К сожалению, я бросил рисовать. Но в свободное время занимаюсь резьбой по дереву.

– Резные столбы из фильма «Береговая охрана» сделали вы?

– Да, это мои работы.

– Один известный режиссер говорил: «Чужого кино не смотрю, зачем тратить время». Видел сам, как несколько лет назад на кинофестивале в Москве вы регулярно посещали просмотры. Мне симпатичнее ваша позиция.

– Спасибо за добрые слова. Именно потому, что я сам режиссер, интересуюсь чужим опытом, работой своих коллег.

– Вы самоучка. Отсутствие формального кинематографического образования мешает или, напротив, раскрепощает (нет диктата авторитетов, груза отживших традиций, навязанных схем)?

– Образование не самое главное. Индивидуальность важней. Я волен делать то, что сочту нужным, не оглядываясь на прописи киношкол.

– Вы делаете по две картины в год. Труд на износ. Не устали еще от этого темпа?

– Ничуть, мне это нравится.

– В названии вашего нового фильма есть слово «оружие». Кино о войне?

– Нет, совсем о другом. О том, что оружие, как и человек, имеет свою индивидуальность, характер, душу.

– Когда будет готова картина?

– Сейчас завершаются съемки. Премьера – в будущем году.

– Как вы относитесь к критикам, верно ли они интерпретируют ваши картины?

– Не имею ничего против людей этой профессии. Мне нравится, что у разных людей – несхожие мнения. Приятно осознавать, что кто-то тратит часы и дни, размышляя о твоих фильмах…



СПРАВКА

На открытии 53-го фестиваля в Сан-Себастьяне в этом году Международная федерация кинопрессы (ФИПРЕССИ) присудила первое место фильму Ким Ки-дука «Пустой дом» (Bin-Jip, или 3-Iron). Уникальность события состоит в том, что азиатская картина впервые удостаивается Гран-при за всю историю существования конкурса. Второе место получил фильм Клинта Иствуда «Малышка на миллион», а третье – лента Михаэля Ханеке «Скрытое». Традиционно фильм года определяется голосованием нескольких сотен кинокритиков из разных стран, и прежде всего оценивается, насколько ярко индивидуальность режиссера проявляется в картине. По словам президента ФИПРЕССИ Андрея Плахова, Ким Ки-дук уже завоевал устойчивую репутацию режиссера, умеющего создавать кино образов. В картине «Пустой дом» минимум диалогов, и Ким Ки Дук вновь возвращается к традициям немого кино, где средством выражения становятся именно воплощаемые им образы.


Количество зрителей,посмотревших в России фильмы Ким Ки Дука

«Натянутая тетива» (2005) еще в прокате 5 601
«Пустой дом» (2004) 19 028
«Самаритянка» (2004) 6 909
«Береговая охрана» (2002) 3 385
«Весна, лето, осень, зима … и снова весна» (2002) 36 781
«Адрес неизвестен» (2001) 2 045
«Плохой парень» (2001) 6 154

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter