Рус
Eng

Средние умы

Средние умы

Средние умы

2 июня 2015, 00:00
Общество
Анастасия ИВАНОВА
Вчера выпускники школ и абитуриенты по всей России сдали ЕГЭ по математике базового уровня. Напомним, разделить экзамен по этому предмету на базовый и профильный уровни решено было в прошлом году: слишком уж большим был разрыв между количеством баллов, необходимых для «пятерки» или «четверки», и результатами большинств

Глобальный рейтинг, составленный ОЭСР в середине мая, выявил преимущества азиатской системы школьного обучения. Первое место в нем занял Сингапур, второе место – Гонконг. Затем идут Южная Корея, Япония и Тайвань. И вслед за ними на шестом месте оказалась Финляндия – лучшая среди европейских стран. Россия к пьедесталу почета даже не подступилась, заняв лишь 34-е место из 76 участников.

Азиатские страны возглавляют рейтинги образования OЭСР с начала наступившего тысячелетия. В 2001 году первое и второе места в рейтинге заняли Япония и Корея, а Россия тогда была на скромном 22-м месте из 31-го. В азиатских странах другая позиция учителя, заметила «НИ» директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина. «Там педагог – организатор реальной, активной, творческой работы на уроке. Причем, как правило, работает учитель в малых группах.

Он соучастник образовательного процесса, а не сторонний наблюдатель. Это человек, идущий в ногу со временем, не боящийся перемен. У нас же педагоги возрастные, которые учились в предыдущую эпоху и опасаются любых изменений», – подчеркнула собеседница «НИ».

Показатель России был бы еще ниже, если бы учитывался только уровень старшеклассников, считает Ирина Абанкина. «Аккумулировать знания из разных предметных областей, решать задачи, требующие рассуждения и понимания, применять полученные знания на практике оказывается не под силу нашим ученикам. Мы сохранили и укрепили лучшие традиции советской школы, но она не адекватна современным реалиям. А вот начальной школой можно гордиться, результаты там довольно высокие», – добавила «НИ» эксперт.

С 2010 года в школах начали активно переходить на новые федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС). Стандарты вызвали множество споров, но по истечении времени учителя отмечают больше положительных моментов.

«Для детей занятия стали более интересными и занимательными. Теперь они могут вести диалоги между собой, доказывать свое мнение, сами ставят цель и задачи в начале урока, – поделилась с «НИ» результатом своей работы учитель начальных классов столичной школы №2070 Оксана Фефелова. – Появилось и такое новшество, как проекты, которые дети готовят дома, а потом в классе его защищают. Погружение в предмет может проходить в течение нескольких дней-недель в школе по определенному разделу или тематике».

Теперь учитель – это координатор, модератор действий учеников, отметила Ольга Иванова, учитель начальных классов одной из школ города Ефремова Тульской области. «Педагог в начале урока ставит проблему, задает основной вопрос, ответ на который школьники ищут сами. Они друг другу объясняют, доказывают что-то, предлагают каждый свои варианты и вместе приходят к верному ответу. Учитель лишь направляет», – отметила «НИ» Ольга Иванова. К примеру, теперь в начальной школе собирают электрические цепи, делают шоколадное печенье, конструируют из бумаги крепостные стены и башни и изготавливают модели детской обуви. «Все проекты, которые они выполняют за четыре года, ориентированы исключительно на то, где это можно применить в жизни. Например, тема «Математика вокруг нас». Дети отвечают на вопрос, зачем она нужна, почему без нее не обойтись», – поделилась с «НИ» Ольга Иванова.

Но, по словам Оксаны Фефеловой, пока дети усваивают новые правила явно проще, чем педагоги: «Новому поколению очень близки новые стандарты, а вот некоторым учителям с большим стажем все-таки трудно переключиться на такое обучение».

Качеству школьного образования в России мешают недостаток денег и возраст педагогов.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН

Российскому школьному образованию нужно обновление кадров, поскольку учителей, идущих в ногу со временем, мало, отметила «НИ» Ирина Абанкина. «У нас нет современных методик в основной школе, педагогических технологий, которые бы помогали не только знания по предмету держать на уровне, но и развивать детей в процессе обучения», – добавила «НИ» эксперт.

Если нынешние пятиклассники подают большие надежды, то о старшеклассниках и выпускниках этого года такого сказать нельзя, заявил «НИ» директор Центра образования №109 в Москве Евгений Ямбург. «Старшеклассники по-прежнему не умеют применять знания на практике, не понимают, как правильно работать с информацией. А в этом им должен помогать учитель. К сожалению, в один момент обновить педагогический состав не получится. Нужно ведь еще начать с подготовки в педвузах и повысить престиж профессии, чтобы привлекать молодые кадры в школу», – добавил собеседник «НИ».

На днях преподаватель информатики Андрей Сиденко из Подмосковья вошел в десятку самых влиятельных учителей в мире. Рейтинг был составлен американским профессиональным сообществом Connect Learning Today. Андрей Сиденко (который, к слову, носит титул «Учителя года-2013»), преподает в средней школе №29 в Мытищах, тогда как остальные участники списка работают в США и в Великобритании. При составлении рейтинга были учтены такие параметры, как цитируемость в Интернете интервью и статей самого педагога, а также ссылки на него от коллег.

«Сейчас детей не оторвать от гаджетов. А Андрей Сиденко и не пытается это делать, а наоборот, вовлекает все имеющееся оборудование в процесс обучения. Результат налицо – дети с удовольствием занимаются, преподаватель становится одним из лучших в мире. Но заставить более миллиона педагогов в один миг начать работать, как он, не получится», – подчеркнул «НИ» Евгений Ямбург.

Пока же получение знаний в старшей школе сводится к натаскиванию и зазубриванию параграфов, решению задач по строго отработанной схеме. Единственный случай, когда многие полученные в школе знания могут пригодиться, – сдача ЕГЭ, убеждены старшеклассники. «Мое желание стать химиком загубили напрочь. Никакого развития в школе, а только решение тестов и заполнение бланков от занятия к занятию. Мы даже опытов никаких не проводили. Такая же ситуация и с основными предметами – исключительно решение вариантов ЕГЭ», – поделился с «НИ» выпускник школы из Тулы.

Одна из причин, по которой реформирование образования вызывает сложности, – в том, что средняя доля расходов на образование в России составляет 2,1% от ВВП, тогда как в других странах – членах ОЭСР этот показатель 3,9%, уточнила «НИ» Ирина Абанкина.

«Финансирование с каждым годом все меньше, а невероятных результатов требуют все чаще. И это при том, что даже в крупных городах детям остается мечтать о планшете на каждого или другом современном оборудовании. О регионах, сельских школах даже говорить не приходится», – согласился Евгений Ямбург.

Школы Германии ругают за негибкость

Немецкая система школьного образования нуждается в модернизации. Об этом на протяжении двух последних десятилетий свидетельствуют не только данные соцопросов, но и результаты регулярного сравнительного исследования PISA (Programme for International Student Assessment, или «Международная программа оценки студентов»). Оно однозначно говорит о том, что немецкие школьники по уровню знаний и навыкам уступают ровесникам из большинства развитых стран Запада.
Главный изъян немецкой системы образования – ее негибкость. Все школы, независимо от уровня и категории, обязаны строго следовать программам обучения, разработанным государственными чиновниками. При этом в каждой из шестнадцати федеральных земель программа своя, и при переезде из одной федеральной земли в другую детям бывает крайне сложно приспособиться к новым требованиям.
Экономисты в свою очередь считают, что немецкие дети учатся слишком долго, слишком поздно заканчивают и школу, и университет. Примечательно, что большинство учителей в Германии имеют статус государственного чиновника, который по немецким законам вообще не может быть уволен, как бы плохо ни работал. Однако невозможность избавиться от бездарного и слабого педагога неминуемо приводит к снижению качества всего школьного обучения.
Одна из главных проблем немецкой школы, по мнению и родителей, и социологов, состоит в том, что в Германии очень рано (уже к четвертому классу начальной школы) происходит разделение детей на «перспективных» и всех остальных. Только тот, кто, по субъективному мнению учителя, будет способен учиться в университете, имеет право идти в гимназию. Иными словами, уже в 10 лет предопределяется вся судьба человека. Специалисты же считают, что правильно определить интеллектуальные способности ребенка в таком возрасте очень трудно, ошибки более чем возможны. Родители и педагоги давно требуют проводить «селекцию» учеников после шестого или даже после девятого класса, но неповоротливая машина немецкого школьного образования с мертвой точки не сдвигается.
К тому же, по оценке профсоюза немецких учителей, в большинстве федеральных земель Германии у детей из верхних социальных слоев по-прежнему несоизмеримо больше шансов продолжить обучение после начальной школы в гимназии, чем у их столь же одаренных сверстников из малообеспеченных семей или семей мигрантов. Этот вывод также подтверждается данными исследования PISA: ни в одной другой благополучной демократической стране нет такой прямой зависимости между успеваемостью школьника и уровнем образования его родителей. То есть социальный статус в Германии фактически в большинстве случаев передается по наследству.
Удивительно, что в немецких школах вообще отсутствует такой предмет, как литература. За годы обучения школьники практически не знакомятся ни с книгами немецких классиков, ни с наследием мировой литературы. Зато надо отдать должное уровню преподавания иностранных языков: после окончания школы ребята, как правило, владеют английским или французским практически свободно.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter