Рус
Eng
Городок для экспозиций

Городок для экспозиций

2 апреля 2010, 00:00
Общество
Юрий НИКИТИН
Для размещения обширной экспозиции XIV Всероссийской мануфактурной выставки 1870 года в Санкт-Петербурге, которая в этом году отмечает свое 140-летие, передали Литейный Соляной городок, расположенный на Фонтанке, напротив Летнего сада. Здесь были построены временные деревянные сооружения, принадлежавшие «к числу обширн

Стилистическое несоответствие архитектуры экстерьера, выполненного в духе позднего французского ренессанса, и внутренней деревянной отделки в русском стиле также нарушало цельность выставочного комплекса и вызвало нарекания современников. «Что руководило архитекторами выставки в этом странном решении, мы не знаем, – писал по этому поводу обозреватель «Всемирной иллюстрации», – но мы знаем одно, что такое несоответствие внешности и внутренности строения – ошибка невозможная, дикая, безотрадная. Это совершенно то же, как если бы мать-природа создала волчью шкуру и вложила в нее анатомический аппарат другого животного… Странное это дело, в нашей архитектуре, совершенно как в нашей жизни, внешность и внутреннее строение дают постоянную разноголосицу».

С таким мнением не соглашался известный художественный критик В.В. Стасов, который высоко оценил временную выставочную архитектуру. «Невозможно смотреть, – писал Стасов, – на архитектурное сооружение нынешней выставки просто как на огромный стеклянный шкаф, назначенный для хранения накопленных на выставке товаров и защиты их от дождя, ветра, мух и дерзких рук. Нет, я вижу тут одну из счастливейших и талантливейших попыток создать и пустить в дело самостоятельную, национальную нашу архитектуру».

Временные деревянные сооружения были созданы по рисункам архитектора В.А. Гартмана. Он выполнил более 600 эскизов для выставки и получил за это звание академика. Деятельность В.А. Гартмана заслужила даже правительственной награды: он был представлен к ордену Станислава Ш степени. Стасов считал Гартмана основным автором, которому принадлежала художественная сторона выставки. Странно, однако, что критик в своих многочисленных публикациях ни словом не упоминал об архитекторе Л.Ф. Фонтана, являвшимся главным архитектором выставки и осуществлявшим строительство всех ее сооружений.

Выставка подняла вопрос о художественной ценности временных экспозиционных сооружений, несмотря на неминуемость их последующего сноса. В связи с этим Стасов провозглашал: «Тем более непременно должен быть в наше время прекрасен тот дворец, куда целый народ снес создания своего ума, творчества, гения, где он расставил и разложил свои железные дороги, свои электрические нити, свои многочисленные машины, созидательные и благодетельные, с одной стороны, и злобно разрушительные – с другой…»

Мануфактурная выставка 1870 года стала поворотным пунктом в стремительном развитии временной экспозиционной архитектуры и всего русского зодчества, связанного с возрождением традиций русской национальной архитектуры. Несмотря на свой противоречивый характер, выставка имеет большое историческое значение как первый опыт строительства обширного временного экспозиционного сооружения, хотя и возведенного внутри частично реконструированного монументального здания. Это был и первый опыт строительства выставки с целым набором обслуживающих помещений, необходимых для функционирования подобных комплексов. В их числе – для администрации, маклеров, экспертов, почты, телеграфа, пожарное и полицейское отделения, значительное количество уборных и туалетов для публики, ресторан, трактир, большая развлекательная зона и, наконец, «покои для отдохновения высочайших особ». Запланированный большой поток посетителей обусловил и четкое решение входов и выходов с четырех сторон выставки. Главный вход организовали со стороны набережной реки Фонтанки. Портал главного входа, увенчанный аллегорической группой работы скульптора Шварца, сохранился и поныне. Противоречивая по своему внешнему и внутреннему оформлению выставка оставила после себя документ, подтверждающий, что к 70-м годам XIX века уже сложилось убеждение: приспособление старых зданий для экспозиций требует таких же затрат, как и строительство новых. Все строительные работы обошлись в рекордную по сравнению с предыдущими выставками сумму – 270 000 рублей.

Выставка 1870 года значительно усовершенствовала деление экспонатов по тематическому признаку. Вся экспозиция распределялась по семи отделам, которые в свою очередь подразделялись на 43 подотдела. Среди них были и совершенно новые отделения: кавказское, ташкентское, сибирское и Печорского края. Для транспортировки на выставку паровозов и вагонов проложили от Николаевского (Московского) вокзала временные рельсы. Важно отметить и тот факт, что 14 железных дорог и 8 пароходных компаний предоставили участникам этого смотра льготы на проезд и провоз экспонатов.

Важным событием стала организация на выставке петербургским Собранием художников отдела русских художественных древностей – «Русского музеума». Отдел неизменно привлекал громадное количество посетителей. Он положил начало организации художественных отделов на многих всероссийских, областных и даже местных выставках. Здесь же был устроен и самостоятельный подотдел «Приложение рисования и лепнения к промышленности», в котором экспонировались работы учащихся Петербургской рисовальной школы и Строгановского училища рисования в Москве. Появление этого отдела на всероссийской выставке свидетельствует о том, что эстетическая сторона и качество отечественных товаров широкого потребления волновали русскую общественность, деловые круги и Министерство финансов, в ведении которого находились эти учебные заведения.

Интересно, что еще выставка 1861 года поставила перед русской общественностью этот важный вопрос. Обозреватель отмечал: «Все то, что потребляет меньшинство, может соперничать с произведениями Запада», – в то время как, «всматриваясь во все, что отпускается на массу русского люда, осязательно сознаешь, что этот люд не двинулся вперед или очень мало двинулся, комфорт его не изменился: те же краски, та же пестрота, аляповатость в тканях, как мы их помнили 20 лет назад. По-прежнему свечи пахнут отвратительно – значит, и обоняние старое; обувь так же уродлива, так же смотрит угловатым футляром и требует обильной набивки тряпья, чтобы пригнать ногу простолюдина к этому футляру и защитить ее от мозолей». В 1870 году современники вновь вынуждены были признать, что «наше общество ничего не сделало до последнего времени для образования ремесленного сословия и поэтому нечего удивляться, что наши мануфактурные предметы отличаются отсутствием изящества в рисунке, формах, так неуклюжи и лишены гармонии красок».

Многие участники в целях рекламы своей продукции пошли по пути экспонирования уникальных, чисто выставочных образцов или создания предметной гигантомании. Обращали на себя внимание огромные стеариновая свеча и сахарная голова, гигантская бочка и т.п. Эта экспозиционная практика тогда была критически воспринята прессой. «Шлифованные и обрезные рельсы непригодны к употреблению, звезда из галош оскорбляет эстетическое чувство, сахарная пирамида такой величины неприменима в действительности», – писал обозреватель «Всемирной иллюстрации».

Посетителей выставки поражала и гигантская золотая пирамида. Так Горное ведомство задумало наглядно показать темпы роста добычи золота в России более чем за столетие. Статистика XIX века, начиная с 1829 года, приведена по десятилетиям. Самым продуктивным оказался период с 1849 по 1859 год. Тогда было добыто 229 тонн золота. Всего же в России с 1754 по 1869 год добыли 703 тонны чистого золота на сумму более 615 млн. рублей серебром.

Выставка 1870 года впервые продолжалась два с половиной месяца. На сей раз оказалось рекордным количество участников – 3150 и посетителей – более 321 000 человек. Публику привлекала не только обширная и эффектная экспозиция, но и необычная праздничная атмосфера смотра. В подвальном помещении был устроен так называемый Аквариум, наподобие бывшего на Парижской выставке 1867 года, в виде сталактитовых ходов и пещер с электрической подсветкой. В.В. Стасов с гордостью писал: «Кто видел всемирные выставки последних годов в Лондоне и Париже – это оригинальное выражение нынешнего духа времени, – у того невольно возникает сравнение нашей национальной выставки с теми европейскими выставками. Тут, кажется, не может быть двух мнений: нынешняя наша выставка имеет точь-в-точь такое важное значение для нас, какое те выставки для Европы».

Успех Всероссийской мануфактурной выставки 1870 года был неоспорим. Современники называли ее прообразом будущей всемирной выставки в Петербурге.

Впервые издавались сразу две многотиражные газеты – «Российская мануфактурная выставка» и «Листок Всероссийской мануфактурной выставки», – освещавшие хронику выставки и ее цели. Надо отметить, что знаменитые «Картинки с выставки» были написаны М.П. Мусоргским под впечатлением именно этого смотра.

Дальнейшая судьба Соляного городка уже неразрывно связана с выставочной деятельностью Петербурга. В 1871 году по проекту инженера Г.С. Войницкого были реконструированы корпуса, выходящие на Пантелеймоновскую улицу и набережную реки Фонтанки. Здесь разместились выставочные залы Музея прикладных знаний и рабочие кабинеты Императорского Русского технического общества (ИРТО). Для выставки предметов освещения и нефтяного производства в 1887 году по проекту инженера В.М. Карловича во дворе ИРТО возвели постоянный выставочный зал (500 кв. м). В начале 90-х годов к нему пристроили еще один павильон, перекрытый деревянным сводом по системе инженера В.Г. Шухова (440 кв. м). Здесь развертывалось много разнообразных экспозиций. Эти помещения сдавались в аренду для проведения выставок другими организациями.

В 1874 году последовало высочайшее повеление отдать под Сельскохозяйственный музей северную часть Соляного городка, расположенную по Гангутской (Рыночной) улице. Министерство земледелия и государственных имуществ выделило 266 000 рублей на строительство здания. Проектирование и производство строительных работ поручили академику И.С. Китнеру. В 1879 году строительство было завершено. Лицевой корпус, выходящий на Гангутскую улицу, реконструировали и оформили парадным порталом в стиле ренессанс. Новые экспозиционные залы, размещенные в глубине квартала, имели в плане крестообразную форму (4110 кв. м). Их перекрыли решетчатыми металлическими арками пролетом 30 метров. По аркам уложили сплошной дощатый настил, который служил основанием для кровли. Конструктивный расчет арок осуществил инженер С. Лукашевич, а их изготовлением руководил инженер О. Крель. Эти легкие большепролетные конструкции были оставлены открытыми и стали характерной особенностью интерьера экспозиционных залов музея. Интересно, что уникальная коллекция Музея обороны Ленинграда в послевоенные годы располагалась именно в этих помещениях.

Рядом с Сельскохозяйственным музеем в 1886 году было сооружено новое здание Кустарного музея (Соляной переулок, 11), состоявшего в ведении Министерства земледелия и государственных имуществ.

В 1879–1881 годы по проекту видных столичных зодчих А.И. Кракау и Р.А. Гедике было построено здание Центрального училища технического рисования, основанного на средства крупного предпринимателя и мецената барона А.Л. Штиглица (Соляной переулок, 13). В училище готовили художников и скульпторов, работающих в области декоративно-прикладного искусства, а также учителей рисования и черчения. В 1885–1895 годах рядом с училищем по проекту архитектора М.Е. Месмахера возвели здание Музея декоративно-прикладного искусства (Соляной переулок, 15). Особый интерес представляет главный выставочный зал музея, перекрытый железо-стеклянным сомкнутым сводом размером 41 на 19 метров. Ажурный свод, состоящий из двух оболочек, является одним из выдающихся инженерных сооружений XIX века в России. В этом зале проходило много различных выставок, крупнейшей из которых стала Франко-Русская художественно-ремесленная и кустарная выставка 1899 года. Сегодня здесь традиционно проходит выставка «Мир камня».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter