Рус
Eng

Телевизор сперва защитил Макрона от отрезальщиков голов, а потом пошел на попятную

Телевизор сперва защитил Макрона от отрезальщиков голов, а потом пошел на попятную
Телевизор сперва защитил Макрона от отрезальщиков голов, а потом пошел на попятную
1 ноября 2020, 11:54Общество
Телепропагандисты решили, что только в России найден правильный баланс между свободой слова и охранением чувств верующих.

Сергей Митрофанов

Неделя была посвящена Франции, и в кои-то веки Телевизор выступил на стороне свободы слова, прав человека и против религиозной архаики. Однако в результате дискуссии с пропагандистами все-таки существенно скорректировал свою первоначальную почти либертарианскую позицию на всегдашнюю.

Было же так. Как известно, некий «понаехавший» во Францию чеченский выходец из Москвы и Московской области не согласился со своим французским учителем и базовым принципом французской культуры – свободой слова, и в знак протеста отрезал своему учителю голову. Это случилось после того, как тот рассказал ученикам о кейсе Charlie Hebdo.

Казалось бы, сомнений нет, молодчик оказался обычным опасным придурком. Очевидно, он не олицетворял собой ни чеченцев как нацию, ни ислам как религию, ни, очень сильно надеюсь, москвичей. За эту жестокую выходку его, естественно, застрелили и, в общем-то, правильно сделали. А погибшего французского учителя причислили к пантеону героев Франции. Сам президент Франции Эммануэль Макрон у гроба Учителя сказал пламенную речь. Подчеркнув, что подобные инциденты не отменят во Франции свободу слова и в том числе традицию рисовать политические карикатуры, хоть вы тут с ума все посходите со своими пророками. Тем более, что изначальный пророк Мухаммед вполне себе был гуманистом и правозащитником и ничего подобного делать своим последователям не велел.

И наш Телевизор вроде бы эти тезисы поддержал.

Если с одной стороны у вас карикатура, пусть даже, на наш взгляд, и дурновкусная, а с другой - фанатик с мачете, то мы как общество, не одобряющее терроризм, должны приветствовать, что фанатика остановили силы правопорядка. Что же касается «дурновкусной карикатуры», то это из сферы свободной полемики, - не правда ли? - и каждый потом может высказаться о том, что ему покажется правильным. В конце концов, нарисуйте карикатуру и на Макрона. На слово ответьте словом. Свобода слова – конституционный принцип Франции, а карикатура – дело вкуса свободного гражданина и его политических взглядов. Как-то так.

Но у наших приглашенных пропагандистов не просто в мозгах. Они же не либералы какие. А как же «чувства верующих»? Депутат ГД, заслуженный интеллектуал «Единой России, профессор О.Морозов вдруг встал перед насущной проблемой защитить пошатнувшуюся в результате выходки французского исламиста статью 148 УК РФ, которую единороссы некоторое время назад с настойчивостью, достойной лучшего применения, продвинули в российское законодательство.

В частности, эта та статья, по которой «совершенно справедливо» в лагеря отъехали девочки из Пусси Райот. (*Кстати, если вам надо заручиться лояльностью в российском эфире, надо спросить своего либерального визави: «Но ведь правильно же Пусси Райот получили трешечку?» И тот, как те же «коммерсантовцы» Строкань и Наумов, опустит глаза и ответят: «Да, правильно…») По мнению Морозова и остальных, «сто сорок восьмая» раскрывает все величие правильной российской свободы слова, в отличие от неправильной французской свободы. Хотя и ограничена, как известно, во многих местах.

Например, историкам у нас нельзя сравнивать сталинский и гитлеровский режимы. Вот просто нельзя сравнивать и всё. Какой лучше, какой хуже – неважно, нельзя и всё. Судьям Конституционного суда нельзя публично высказывать свое особое мнение о конституционных новеллах – а то ведь что подумает тогда народ о своей Конституции? Что противоречивый какой-то докУмент?? Нельзя очернять советский период – это сейчас продвигается в законодательство, а лучше всего, чтобы вообще не очерняли какие угодно российские периоды, особенно с Иваном Грозным и опричниной. Кроме, понятно, «лихих девяностых», их можно очернять, сколько душе угодно. И наконец вот нельзя как-то посягать на чувства верующих. Если верующий вам говорит, что человек произошел от соития Адама и Евы, а Россия управляется Богом, то надо «закрыть пасть» и тихо отойти. А то либо башку прошибут, либо сам отъедешь в лагеря. Иными словами, по российскому закону несчастный учитель, которому отрезали голову, и президент Франции, который отдал ему почести над гробом, – отпетые уголовники. Вот от чего и следует отплясывать.

Мысль профессора Морозова поддержали очень многие.

В телеаудитории: заместитель директора информационных программ «Вести» Андрей Медведев, член комитете ГД ФС РФ делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Артем Туров, журналист Аббас Джума, иректор (*мне кажется, это не специально, а ошибочка вышла) фонда исследования демократии Максим Григорьев, старший научный сотрудник института востоковедения РАН Руслан Курбанов, который не вылезает из Брюсселя, и, наконец, звезда Телевизора – депутат ГД ФС РФ Алексей Журавлев и другие….

В Международном плане – это позиция стратегического партнера России президента Турции Реджепа Эрдогана. Смысл его выступления перед своим парламентом: вы там во Франции чего-то недовольны, что вашему кощуннику голову отрезали, так мы еще отрежем, ежели будете выступать.

И действительно речь Эрдогана запустило новые процессы. По всему миру теперь жгут портреты Макрона, бойкотируют французские духи, да и у нас чеченский боец Хабиб Нурмагомедов назвал президента тварью конченной и опубликовал его фото со следом ботинка на лице. В Ницце «понаехавший» практически отрезал головы еще троим прихожанам церкви Нотр-Дам. То же самое произошло в Авиньоне, а в России верующие с самым глубоким чувством устроили демонстрации протеста около французского посольства. Опять же не против убийц, а против Макрона. А кроме того, пригрозили отрезать голову Ксении Собчак.

Любопытною, что в первый день российская полиция решила не ущемлять чувства верующих, но на третий день что-то прошло по кремлевским каналам (может быть, после того, как в Татарстане подросток напал на полицейского, - хотя где Макрон, а где Татарстан?) и исламских верующих вежливо от посольства Франции оттеснили. Видно, что с Эрдоганом в России связываться все же не хотят, но и менять свои отношения к свободам – тоже, а западный либерализм терпят сквозь зубы.

Кстати, осуждая терроризм исламистов, на Францию вылили ушаты грязи: она-де незаконно находится в Сирии, бомбила Ливию, у нее неправильная иммиграционная политика – слишком всех принимает и пособия большие, и вообще Франция создала ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ). Это спорное утверждение принадлежит фанату пакта Молотова-Риббентропа А.Журавлеву.

Показательно отношение к Макрону российского лидера ислама Рамзана Кадырова. Поначалу, он тоже записал президента Макрона в террористы №1, но после того как из Кремля ему вежливо намекнули, что международная политика не входит в компетенцию региональных мафий, обиделся и чуть не подал в отставку, но в конце концов пересмотрел свою позицию. Какая она – видно из очередного письма российскому народу: «Обратите внимание, как в отличие от Франции все однозначно в России: священные писания защищены, наш президент понимает разницу между свободой слова и вседозволенностью, и государственная политика подразумевает конфессиональное согласие».

Так же он призвал своих сторонников полегче там у посольства Франции.

Иными словами, все пока хорошо.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter