Рус
Eng
В паутине запретов

В паутине запретов

1 ноября 2012, 00:00
Общество
Анастасия МАЛЬЦЕВА, Диана ЕВДОКИМОВА
В четверг вступают в силу поправки в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Поправки касаются Интернета. Так, «вредные сайты» будут заносить в «черные списки», а провайдеров и операторов связи обяжут ограничить доступ к этим ресурсам. Эксперты отмечают, что механизм ограничения д

Формировать реестр запрещенных сайтов, содержание которых противоречит отечественному законодательству, будет Роскомнадзор. Под запретом окажется детская порнография, пропаганда наркотиков и склонение к суициду. Остальные опасные ресурсы, в том числе экстремистские, будут заноситься в «черный список» только по решению суда.

Стать интернет-дружинником сможет каждый желающий, сообщать о вредоносной информации надо будет на специальную почту, адрес которой разместят на сайте www.zapret-info.gov.ru. Однако для обычных пользователей «стучать» на содержание ресурсов будет делом добровольным – в обязательном же порядке патрулировать Интернет будут профильные ведомства. Госнаркоконтроль займется поиском информации о производстве и распространении наркотиков, Роспотребнадзор будет искать материалы про самоубийства, Роскомнадзор – порнографию с участием несовершеннолетних.

Доступ к реестру запрещенных сайтов будет иметь только специальная комиссия, а также хостеры и провайдеры. Комиссия будет обязана проверить полученную информацию за сутки, и если контент признают вредным, хостера обяжут в течение суток потребовать от владельца сайта удалить его. Если этого не произошло, то хостер должен ограничить доступ к сайту, размещенному на его серверах. Если же он будет бездействовать, то за дело возьмется провайдер, который будет обязан ограничить своим клиентам доступ к «опасному» сайту.

Неуловимый мститель

Процедура блокировки уже вызвала большое возмущение у интернет-общественности и экспертов. Дело в том, что закон позволяет проводить блокировку тремя способами – по сетевому адресу, по доменному имени и по адресу страницы сайта. Этот механизм настолько медленный, что говорить о его эффективности в борьбе с противоправным контентом не приходится, заявил «НИ» доктор юридических наук, президент компании «Интернет и Право» Антон Серго. По его словам, технологии позволяют сменить адрес сайта за 10–20 секунд. Госкомиссия же будет рассматривать информацию о вредоносности сайта в течение дня, а затем еще трое суток ждать, пока его удалят. «За это время противоправный контент успеет сотню раз переехать, – отмечает г-н Серго. – Здесь тот случай, когда высоким технологиям могут противостоять только высокие технологии, но пока удачного решения у государства нет».

Если же запретную информацию будут закрывать с помощью ограничения доступа к домену, то есть ко всему сайту, где она находится, то велика вероятность, что могут пострадать законопослушные ресурсы. Например, уже был случай, когда известная электронная библиотека Максима Мошкова была закрыта из-за того, что один из ее пользователей разместил в ней материал экстремистского характера. После этого один из региональных российских судов принял решение о запрете доступа ко всему порталу. Теперь то же самое грозит таким популярным и специализирующимся на пользовательском контенте ресурсам, как «Википедия», «Вконтакте», Живой Журнал, Youtube, Twitter и Facebook.

Третий способ блокировки контекта – по сетевому адресу, который в IT-кругах принято называть «IP-адресом». По своему действию такая блокировка будет напоминать бомбардировку по площадям. Дело в том, что IP-адрес представляет собой место, где лежат файлы как одного, так и нескольких сотен сайтов одновременно. И если закрыть доступ к этому адресу, то пострадать могут ресурсы, вообще не имеющие никакого отношения к тому сайту, на котором был найден противоправный контент.

Широкие формулировки закона открывают возможность его универсального использования, отмечает в разговоре с «НИ» политолог Алексей Макаркин. По словам эксперта, этот закон может стать инструментом для борьбы с политическим инакомыслием: «Какое будет правоприменение, предсказать крайне сложно, так как государственная политика постоянно колеблется между либерализмом и консерватизмом». Ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов заверил «НИ», что выполнить закон невозможно: «Этот репрессивный закон, как и многие, которые в последнее время принимаются, носит больше демонстративный, театральный характер, чем рассчитан на какой-то реальный результат».

Интернет-фильтры могут стать недобросовестным методом борьбы с конкурентами, добавляет юрист Антон Серго: «Уже сейчас недобросовестные предприниматели начали узнавать, сколько может стоить размещение на сайте конкурента противоправного контента. Если сайт бизнес-соперника попадет в запретный реестр, то к нему не только заблокируется доступ, но и его адрес «вылетит» из всех поисковиков и сервисов. Даже если его владелец потом докажет в суде, что с его сайтом все нормально, и его снова откроют, то чтобы набрать прежнюю аудиторию и позицию в поисковиках, ему понадобится несколько лет».

Со своей стороны, чиновники просят общественность не раздувать панику. «Государство заинтересовано в развитии Интернета в России, поэтому не стоит драматизировать инициативы по ограничению доступа в социальные сети, закрытию некоторых интернет-ресурсов, ограничению доступа к Wi-Fi сетям», – заявил в минувший понедельник министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров.

Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН

Деньги на фильтры

Массовая фильтрация контента провайдерами может привести к удорожанию платы за доступ к Интернету и снижению его скорости, предупреждают эксперты. Исполнительный директор Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета Матвей Алексеев сообщил «НИ», что «провайдерам нужно будет вводить различные дополнительные технические меры, которые потребуют установки специального оборудования и найма персонала. Естественно, это отразится на стоимости доступа в Сеть и скорости обработки и передачи информации. По нашим прогнозам, цена может вырасти на 20–30%».

В пресс-службе компании МГТС «НИ» сообщили, что компания уже располагает необходимым оборудованием для ограничения доступа к «опасным» сайтам: «Механизм фильтрации запрещенной информации выстроен таким образом, что это не влияет на скорость доступа в Интернет для конечного пользователя, изменения в тарифной политике на данном этапе мы также не планируем». Впрочем, Денис Рычка, представитель группы компаний «АКАДО», в разговоре с «НИ» заявил: «Кроме увеличения капитальных затрат операторов связи на установку систем фильтрации контента, сейчас еще рано говорить о том, как фильтрация отразится на работе операторов связи, строить предположение об уровне качества предоставления услуг, так как неизвестен объем этой фильтрации». Однако, по его словам, «мировой опыт подсказывает, что установка систем фильтрации контента в сети Интернет может повлиять на снижении скорости доступа».

Гонка изобретений

Первые попытки объединить компьютеры в Сети были сделаны еще на закате советской эпохи. Популяризация Интернета началась во второй половине 1990-х годов, что, напомним, практически совпадает с моментом рождения газеты «Новые Известия». На протяжении последних полутора десятков лет аудитория Сети в нашей стране росла огромными темпами, и, согласно отчету крупного американского коммерческого банка Morgan Stanley, Россия вошла в пятерку стран с самым большим интернет-рынком. В России насчитывается 60 млн. пользователей, или 42% населения страны.

Развитие Интернета изменило государственную политику в IT-сфере, и если сначала все силы в нашей стране были брошены на массовую компьютеризацию, то в последние годы власти озаботились тем, как ограничить интернет-активность. Социолог Леонтий Бызов называет эти метания закономерными: «Сначала что-то бурно развивается, но со временем оно начинает создавать проблемы». Государство будет вкладывать все больше денег в контроль за Интернетом, а люди будут вкладывать деньги и усилия в то, чтобы избежать этого контроля, полагает в разговоре с «НИ» старший экономист консалтинговой компании «Неокон» Олег Григорьев: «Это обычная гонка вооружений. Государство ее все равно проиграет, но будут бесценно растрачены гигантские ресурсы».

Однако сектор информационных технологий в ближайшие годы сам погрузится в глубокий кризис, убежден экономист Григорьев. По его прогнозу, большинство научных разработок в этой сфере остановится, так как до сих пор на свое развитие они получали денег больше, чем могли заработать. Делалось это с расчетом на прибыль от будущих потребителей, но «с приходом второй волны кризиса вопрос о том, как возвращать вложенные деньги, встанет очень остро», предупреждает эксперт.

Что вы позволяете своим детям в Интернете ?

Дмитрий ДИБРОВ, телеведущий:
– Конечно, я буду позволять своему ребенку пользоваться Интернетом. А всяких мерзостей хватает не только в Сети, но и в жизни. Не думаю, что порнография вредна, все зависит от отношения к сексуальной стороне жизни. Я вот знаю множество прекрасных эротических произведений искусства. А насчет закона о защите детей от информации, то мне кажется, что если от кого и надо защищать детей, так это от наших депутатов.

Евгения КРЮКОВА, актриса:
– У меня трое детей, и я стараюсь лично контролировать их в то время, пока они пользуются Интернетом. Но пользуются они им только для учебы. К закону «О защите детей от информации» отношусь положительно, ведь в Сети столько ненужного и вредного.

Наталья ШТУРМ, певица:
– Моему младшему сыну восемь лет, и я стараюсь контролировать его общение с компьютером, загружаю ему на айпад только игры, в которых нет агрессии. Но просто ограничение доступа к определенной информации в Интернете особо не поможет. Еще есть мнение, что чем раньше ребенок начинает смотреть порнографию и чем скорее узнает о сексуальной стороне жизни, тем лучше будет для его психологического здоровья. Не знаю, стоит ли так рьяно ограждать ребенка от познания этой стороны жизни. Гораздо действеннее, на мой взгляд, объяснить ребенку, что есть люди, у которых проблемы с психикой и которым нужен какой-то проблемный извращенный секс. Вот его не стоит смотреть, чтобы не навредить себе.

Наталья МАЛЬЦЕВА, телеведущая:
– Своему ребенку я не разрешаю пользоваться Интернетом, а если нужно что-то по учебе, то в моем присутствии. И я не разделяю иронии многих по поводу мультфильма «Ну, погоди!», который подпадает под закон «О защите детей от информации». В создании реестра запрещенных сайтов тоже не вижу ничего плохого, главное, чтобы это работало.

Мария АРБАТОВА, писательница, активистка феминистского движения:
– Мои дети уже выросли, но если бы росли сейчас, то я бы их в Интернете не ограничивала. Чем раньше ребенок получит доступ к большому количеству информации, тем раньше научится сортировать ее и отфильтровывать нужное. Не вижу в Сети ничего плохого, если она не провоцирует зависимость. Конечно, в Интернете много порнографии и агрессии. Но порнография не так опасна, и пуританское отношение к теме секса не имеет ничего общего с моделью психического здоровья. А насчет агрессии я думаю, что наше телевидение в этом плане – достойный конкурент Интернету. Безусловно, нужно контролировать в Сети материалы с педофилией и руководствами по собиранию бомб в химическом кабинете, а также сообщества суицидальных субкультур, таких, например, как эмо.
Записала Марина КОЛОКОЛОВА

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter