Рус
Eng
Татьяна Становая: "Путин удаляется от управленческой рутины"

Татьяна Становая: "Путин удаляется от управленческой рутины"

1 января , 16:26Общество
Если посмотреть на управленческие решения уходящего года (не считая конституционной реформы), то все они были предложены и разработаны правительством, губернаторами, депутатами, сенаторами, администрацией президента и силовиками. Созданная Путиным система, раньше замкнутая на одного человека, начала оживать.

Политолог Татьяна Становая увидела в итогах ушедшего 2020-го года новые тенденции госуправления.

2020 год стал настоящим шоком для всего мира – пандемия радикально изменила работу государств, экономик, частную жизнь буквально каждого. Однако для России этот год был бы переломным и без коронавируса: по итогам конституционной реформы в стране выстроен новый политический режим, который функционирует по иной логике, иначе выстраивает отношения с обществом и оппозицией, по-новому реагирует на проблемы.

Пожалуй, главной политической спекуляцией года были рассуждения о возможной отставке Путина. Ничего подобного не произошло, и тем не менее одна из главных особенностей новой реальности – это постепенное, но неумолимое вымывание Путина из процесса принятия решений. Даже если Путин никуда и не уйдет, он все равно удаляется от управленческой рутины.

Раньше многие внутри режима боялись проявить инициативу и сделать шаг без согласования с Путиным. Теперь бездействие становится опасным, что заставляет активно и демонстративно действовать. Ставшая привычной отстраненность Путина дополнилась резко выросшей активностью аппарата.

Президент стал охотно делегировать важнейшие вопросы государственного управления: публичную политику – своей администрации, борьбу с оппозицией – ФСБ, экономику – правительству, пандемию – губернаторам. Достаточно сказать, что 2020 год стал первым за все время правления Путина, когда он наконец доверил управление страной действительно сильному правительству с серьезным мандатом на принятие решений.

Путин постепенно превращается в символ. Он все еще гарант стабильности, но слишком увлечен глобальными вопросами и недоступен для решения бытовых. В результате персональный фактор слабеет, автократ замещается «коллективным Путиным» – искусственной коалицией технократов и силовиков, которые уже в ежедневном режиме подменяют президента. Причем такого, которого они придумали себе сами.

Получив такой карт-бланш, аппарат противопоставляет себя обществу, причем делает это в условиях эрозии традиционных институтов представительной демократии и снижающегося доверия. Государство начинает превращаться в репрессивную машину, работающую в автоматическом режиме – она переламывает без разбора, без понимания и сострадания, ради защиты воображаемого консервативного Путина и с опорой на воображаемое «путинское большинство»...

2020 год стал, пожалуй, самым тяжелым для несистемной оппозиции. Теперь несистемность фактически приравнивается к преступлению, а силовики получают мандат на подавление всего антипутинского.

Наступающий год дает немало оснований для мрачных ожиданий...Режим становится нетерпимым к любым проявлениям альтернативности, самостоятельности, он утрачивает способность к диалогу. Это результат того, что он ориентирован на Путина как источник легитимности, а не на общество. Отсюда неизбежный рост напряжения между государством и обществом, где все, что не пропутинское, становится подозрительным и потенциально опасным.

В новом году можно ожидать эрозию системного поля. Криминализация внесистемной оппозиции ведет к тому, что понятие «системность» утрачивает свой смысл. Кремль делает ставку исключительно на «своих» – не лояльных, а подконтрольных, а значит, одной системности уже недостаточно для легитимного существования, и она ничего больше не гарантирует. Это спровоцирует новые конфликты между системной оппозицией и властью, приведет к попыткам заместить старую думскую оппозицию синтетическими симулякрами, к усилению региональной несистемности существующих партий.

Все это может коснуться не только политических сил, но и других институтов – СМИ, экспертной среды, социальных сетей. В зоне особых рисков те медиа, которые регулярно предоставляют площадку для несистемной оппозиции, а также оппозиционно настроенные авторы популярных телеграм-каналов и журналисты. Наступающий год может запомниться еще более масштабным и изощренным ужесточением и законодательства, и правоприменительной практики в отношении всего «враждебного».

Однако и у режима запас прочности не бесконечен. Падение уровня жизни и снижение доверия к власти в сочетании с утратой последней способности к адекватной коммуникации и идентификации проблем будут вести к росту социального раздражения, увеличению числа локальных вспышек протеста, появлению новых конфликтных точек.

Полная версия материала - на сайте Московского Центра Карнеги.

От редактора - для РКН:

По состоянию на 1 января 2021 года Московский Центра Карнеги не признан иностранным агентом. Во всяком случае никакой информации в открытых источниках нами не обнаружено.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter