Рус
Eng

В Пятигорске закрыта еще одна "фабрика" фальшивых диссертаций

В Пятигорске закрыта еще одна "фабрика" фальшивых диссертаций
В Пятигорске закрыта еще одна "фабрика" фальшивых диссертаций
25 ноября 2017, 09:45НаукаЕлена Суслова
За обнаруженные фальсификации в научных работах прекращена деятельность диссертационного совета в Пятигорском медико-фармацевтическом институте

Елена Суслова, Пятигорск

В начале года в "Новых Известиях" появилась моя статья «Списывание с риском для жизней» («НИ» от 20.01.2017), рассказывающая об экспертизах научных трудов Пятигорского медико-фармацевтического института». Экспертизы проводили эксперты из Диссернета, вольного сетевого сообщества, борющегося с плагиатом в науке, и выставили их а своем сайте в специальной рубрике "Диссеропедия журналов".

Преподаватели Пятигорского медико-фармацевтического института организовали травлю журналиста, написавшего об их фальшивой научной работе.

Что любопытно, доносы писали именно те, кто и был уличен в создании научной липы.

Госдеп против аспирантки Григорян

Недавняя выпускница ПМФИ Элина Григорян, директор частной околовузовской конторки - Центра профессиональной подготовки и повышения квалификации специалистов «Развитие» - отозвала свою диссертацию из ВАК после того, как экспертизы научных статей с ее участием появились на страницах Диссернета. А в доносе объявила себя «пострадавшей от публикации журналистки", озаглавив его "Заявление о порочащей честь, достоинство и деловую репутацию статье", но отправила свое заявление почему-то не в суд (как того требовал заголовок), а губернатору Ставропольского края Владимиру Владимирову и председателю Пятигорской городской думы Людмиле Похилько.

С упоением намекала она в своем "заявлении" на то, что Диссернет финансируется Госдепом и Андрей Заякин - иностранный шпион, потому чт преподает в зарубежном вузе, а Елена Суслова в том же контексте неспроста имела наглость быть однажды номинантом журналистской премии имени Сахарова (поэтому тоже имеет отношение к Госдепу).

«Пострадавшая» сообщила, что отказалась от диссертации не из-за страха быть разоблаченной Диссернетом. Отозвать диссертацию из ВАК ее заставило институтское начальство. Скорее всего, это же институтское начальство заставило ее написать и этот донос, а еще организовало целую серию аналогичных пасквилей.

На плагиаторах шапки горят

Еще один донос, возможно, тоже под диктовку институтского начальства, написала профессор ПМФИ Ирина Айро (Андреева) и направила его в адрес руководителя управления Роскомнадзора в СКФО. Журналистка Суслова, мол, нарушает кодекс журналистско этики и пишет в своей статье неправду, примите меры. На тот момент, кстати, в экспертном совете Высшей аттестационной комиссии шел процесс по лишению ученой степени Александра Селюка, а научным руководителем у него была Ирина Андреева (Айро). Видимо, это и стало истинной причиной сочинения этого письма. На сегодня разбирательство в ВАК по Селюку закончилось, и его лишили ученой степени кандидата наук ( приказ Минобрнауки №812 н/к от 24 июля 2017г.).

Вслед за лишением Министерство образования России приказом № 942н/к от 28 сентября 2017 года прекратило деятельность диссертационного совета Д208.008.09, прикрепленного к Пятигорскому медико-фярмацевтическому иституту (филиалу ВолгГМУ), в связи с отменой решений по двум диссертациям - Григорян и Селюка.

(Подробнее об этих диссертациях - https://newizv.ru/news/society/20-01-2017/251183-spisyvanie-s-riskom-dlja-zhiznej ).

«… журналист позволяет себе негативно отрицательный стиль изложения материала, порочащий честь и достоинство всего коллектива ВУЗа, некоторых профессоров автор называет «жуликами», фактически обвиняя в фальсификации и моральной небезупречности,» - старательно выводит обвинения в мой адрес фармацевтический профессор Айро. Но стоило ли ей «на зеркало пенять»?

Напрасно обижены?

Последним «жалобщиком» стал и замдиректора института по науке Дмитрий Коновалов:

«Как необоснованно оскорбленная сторона, которую не только не выслушали, но уже в заглавии статьи «назначили» «фабрикой плагиата», мы настаиваем на удалении порочащего деловую репутацию вуза текста». Что ж, оскорбленные чувства – характерный признак времени.

Ему, как институтскому начальству, обсудить бы в коллективе среди своих ученых, как обещал в письме главному редактору «Новых известий», реальное положение с плагиатом в фармацевтической науке, журналистов бы пригласить, экспертов из Диссернета. Но это сделать вряд ли позволит сам директор института профессор Всеволод Аджиенко, одновременно и председатель ликвидированного диссертационного совета. Ведь вскоре после прекращения деятельности возглавляемой им «фабрики плагиата» экспертный совет ВАКа в своем решении фактически признал плагиат в диссертации Юлии Кищенко по офтальмологическим лекарственным препаратам в детской практике, научным руководителем которой был Аджиенко. Однако рассмотрение ее диссертации на совете было прекращено в связи с тем, что от нее поступило заявление о прекращении рассмотрения и ее просьбе лишить ее степени кандидата наук.

Диссертация эта преимущественно состоит из некорректных заимствований, которые выполнены с нарушением правил и требований, предъявляемых регламентом ВАК и другими нормативными документами к оформлению научных работ.

От инсинуаций до откровенных подлогов

Так, например, переписывая научные статьи кандидата медицинских наук Антона Выдрова, ассистента кафедры глазных болезней из Благовещенской медакадемии, Кищенко списала не только текст работы, но и привела в своей диссертации всю статистику из статей Выдрова, так ни разу на него и не сославшись. Все цифры по Амурской области она весело и непринужденно выдала за аналогичные показатели по региону КМВ.

Так же старательно, вместе с цифрами переписывала Кищенко в свою диссертацию и научные работы по анализу обращений детей Воронежской области в медицинские учреждения по поводу болезней глаз, и так же упрямо выдала воронежские цифровые показатели за показатели региона КМВ.

Даже когда диссертант Кищенко ссылалась на данные Ставропольстата, при проверке экспертами ВАКа указанного Кищенко источника выяснилось, что численность и заболеваемость детского населения Ставропольского края она выдала за аналогичные данные по региону КМВ.

Что же получится, когда непосвященный в подводные камни такой научной работы читатель ознакомится с ее трудами? Вынесет лишь то, что в нескольких не сильно больших курортных городах КМВ число детей с больным зрением сравнимо количеством таких же детей в целых регионах? Ведь один из тезисов, выносимых на защиту, позволил ей выявить тенденцию роста офтальмологической заболеваемости и последующей «инвалидизации» у детей в регионе КМВ.

Да кто же после этого своих детей на КМВ лечиться-то повезет? Возможно, по результатам такой «медицинской науки» и закрываются повсеместно на КМВ детские санатории?

Виртуозы подлогов

Любой другой научный руководитель, если бы его диссертант так попался бы на плагиате, постарался бы отвести вину от себя. Мол, недоглядел, уберем, исправим, новый вариант через год опять представим к защите, и так далее. Любой, но не Всеволод Аджиенко. Тот кинулся с воронежскими и дальневосточными цифрами из диссертации Кищенко в Ставропольский Минздрав. Мол, подтвердите, что они соответствуют действительности. Получив заветную подпись директора ГБУЗ СК «МИАЦ» (Медицинского информационно-аналитического центра) Сергея Першикова, подтвердившего, что представленные в приложении к его письму данные соответствуют официальной статистике Главного бюро медико-социальной экспертизы по Ставропольскому краю, приложив к этому письму свои цифры, Аджиенко примчался с состряпанным удостоверением в экспертный совет ВАКа.

Эксперты, внимательно приглядевшись к новым бумажкам, обнаружили, что заверительных подписей Першикова на листах с приложением нет. А еще от их внимания не ускользнул тот факт, что сотрудник системы Минздрава заверяет цифры показателей, обладателем которых его организация не является, а оперируют этими цифрами в системе Минтруда и социальной защиты.

Пришлось экспертам Диссернета самостоятельно сделать запросы и в Минздрав, и в Минтруд Ставрополья. Полученные ответы сразили фальсификаторов наповал. Первый заместитель министра здравоохранения края Юрий Литвинов сообщил, что сведения о детях-инвалидах в системе здравоохранения собираются всего лишь с 2016 года, а не в те годы, когда писалась диссертация Кищенко, и по другой статистической форме. А еще – отдельного специализированного учета по региону Кавказских Минеральных Вод не ведется. Удивительно, что в исполнителях этого документа значится упомянутый выше Сергей Першиков. В рамках системы Минтруда и соцзащиты также отдельного статистического учета по региону КМВ не ведется.

Сам Першиков ответил диссернетовцам, что Кищенко во время написания ею диссертации за информацией в его организацию не обращалась. На запрос руководителя ПМФИ Аджиенко Першиков подтверждал совсем другие статистические данные, а не число детей-инвалидов по зрению в регионе КМВ, которые оказались вдруг на месте приложения в ВАКе. Ну и тоже подтвердил, что отдельного учета по региону КМВ не ведется. То есть, Першиков невольно подтвердил, то директор ПМФИ Всеволод Аджиенко, по совместительству научный руководитель Юлии Кищенко, представил в ВАК подложные документы.

Тут бы уголовное дело впору по таким фальсификациям в отношении него заводить, а он продолжает руководить вузом.

Сегодня на сайте Минобрнауки висит проект нового Положения о ВАКе, которое планируют ввести уже с весны следующего года. Так вот по новым правилам, научный руководитель отмененной в связи с плагиатом диссертации, на пять лет будет лишаться права вести аспирантов и диссертантов. Усидят ли в своих креслах при таком подходе Аджиенко и ему подобные? Сомневаюсь.

О репутационных рисках и издержках

Хочу задать читателям такой вопрос: так чья деятельность приносит вузу больше репутационного вреда? Журналистов, Диссернета или тружеников «фабрики плагиата» и его руководителя Аджиенко?

Когда-то Пятигорская фармацевтическая академия славилась далеко за пределами Ставропольского края. Фармацевтические вузы и факультеты в нашей стране можно было пересчитать на пальцах. В Пятигорск приезжали получить фармацевтическое образование москвичи. Пятигорская фармацевтическая школа была популярна и уважаема. Сегодня же выставленные на сайте Диссернета научные статьи сотрудников Пятигорского медико-фармацевтического института редакции научных журналов начали потихоньку снимать со своих сайтов.

Так что, с наукой в бывшей Пятигорской фармакадемии полный швах, да еще и закрыли в вузе единственный диссовет. Можно с полной уверенностью теперь говорить, что из научного фармацевтического учреждения вуз превратился в организацию, готовящую продавцов для аптек.

Возможно, сотрудники ПМФИ опять примутся строчить на меня новые доносы, уверять в том, что открываются в институте новые лечебные специальности, а по старым фармацевтическим они с успехом ездят защищаться в головной вуз в Волгоград (ВолгГМУ).

Всё это от лукавого. Репутация Волгоградского меда ничуть не лучше. За последние год-два здесь закрыто уже три диссовета. Наш Пятигорский стал четвертым. Только по одному, закрытому ныне диссовету Д208.008.04 некорректные заимствования были обнаружены у 36 авторов, там защищавшихся, хотя для ликвидации достаточно всего двух отмененных защит. Даже трудно представить, до каких размеров количество плагиата доходит в Волгоградском "меде"!

Для чего же нужно было Пятигорской фармакадемии присоединяться к Волгоградскому вузу? Ведь на Ставрополье существует свой медицинский университет, который планируют сделать базовым учебным заведением для подготовки медицинского персонала будущего медкластера. Несмотря на то, что будущее самого проекта пока весьма туманно, объединение медицинских образовательных учреждений Ставрополья вполне могло бы иметь положительный эффект для нашего края. С одной стороны, в городах и районах края не хватает врачей, которые нужны не только в организациях Минздрава, но и в санаториях. С другой стороны, периодически у нас в крае появляются инвесторы новых проектов фармкластеров, но ни одного до сих пор не реализовано.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter