Рус
Eng

Принудительная вакцинация: мнения вирусологов расходятся

Принудительная вакцинация: мнения вирусологов расходятся
Принудительная вакцинация: мнения вирусологов расходятся
8 ноября 2021, 19:12НаукаФото: Алексей Волхонский / V1.RU
Заявление члена-корреспондента РАН, заведующего лабораторией Института молекулярной биологии Петра Чумакова о необходимости принудительной вакцинации уже попало в ТОП мировых новостей, вызвав огромный резонанс в России и за ее пределами. Журналист Ирина Мишина попыталась разобраться в проблеме.

Ирина Мишина

Заявление академика Чумакова наделало немало шума. Его уже обвинили в нарушении международного права и нюрнбергского кодекса. Все началось с того, что знаменитый молекулярный биолог сообщил в эфире «Радио России», что поддерживает идею обязательной вакцинации всех граждан от коронавируса.

«Это очень непопулярно, конечно, то, что я скажу, но я считаю, что должна быть принудительная вакцинация. Вот могут меня там распять просто. Но я думаю, что во имя этих людей, которые сейчас сопротивляются, они потом благодарить будут, если их заставят это сделать», — приводит слова Чумакова «Радио России».

Мы связались с Петром Михайловичем и попросили уточнить, что он имел в виду.

«Принуждать к вакцинации нельзя. Речь о вакцинации зашла в связи с отказом от прививок 26 медиков Еврейской автономной области. Я сказал, что мы не знаем всех подробностей, и в контексте этой ситуации необходимо разбираться. В России не введен на сегодня режим ЧС, поэтому юридических оснований для принудительной вакцинации пока нет. Решение о принудительной вакцинации необходимо принимать только на государственном уровне и никак иначе. Это не прививка от гриппа – это вопрос национальной безопасности. На мой взгляд, принятие таких чрезвычайных мер на государственном уровне назрело, и речь о специальных законодательных актах. У нас сейчас первое лицо говорит публично, что вакцинация – личное дело каждого. Это давно уже не личное дело, потому что речь о миллионах смертей, и пора принимать чрезвычайные меры на государственном уровне. Здесь вопрос так стоит: либо страна выживет, либо нет. Да, я за обязательность прививок, но подходить к этому вопросу необходимо с большим разбором и с умом. Если у человека есть медицинский отвод, его должна утвердить комиссия из профессионалов, и этого человека необходимо оградить от контактов. В Китае на сегодня 80% населения вакцинированы, но там есть и отводы, которые дает медкомиссия. Не вакцинированных и не переболевших изолируют по всем правилам.», - заявил «НИ» член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией Института молекулярной биологии РАН Петр Чумаков.

По его словам, власти сами виноваты в сложившейся ситуации. Идет заигрывание, популизм. Если существует смертельная угроза – ну так говорите об этом, зачем полумеры и перекладывание ответственности на самих граждан и на врачей? Есть ситуации, когда для пользы людей надо принимать болезненные меры. Хирург, например, когда делает операцию, вырезает аппендицит, он ни у кого не спрашивает разрешения. Собственно, так уже было в нашей стране, когда началась эпидемия оспы. Только благодаря изоляции контактных и массовой вакцинации около 10-и миллионов человек эпидемию оспы в стране удалось остановить. Да, выявляли контактных, ходили по домам, принудительно прививали. Зато эпидемия была побеждена в кратчайшие сроки и с минимальными потерями. Сейчас именно такой случай, считает Петр Чумаков.

Напомним: ситуация с эпидемией оспы в СССР и борьба с ней вошла в историю благодаря тому, что были приняты беспрецедентные меры на государственном уровне. Тогда, в конце 1959 года, 53-летний художник, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Кокорекин вернулся из поездки в Индию. За 2 недели до поездки Кокорекин, по его признанию, подкупил доктора, дал ему сто рублей и получил фальшивую справку о вакцинации. В ходе турне по Индии он присутствовал на сожжении умершего брамина, а затем участвовал в распродаже вещей покойного, на которой приобрёл ковёр. По возвращении в Москву художника встречали его жена, дочь от первого брака и знакомый за рулём автомобиля. Очень скоро самочувствие Кокорекина резко ухудшилось, и его госпитализировали в Боткинскую больницу, в палату с гриппозными пациентами. Несмотря на лечение, художник через несколько дней скончался. А потом началось самое страшное – череда болезней и смертей тех, кто с ним контактировал.

Медики подошли к вопросу ответственно, и вскоре, буквально через 2 недели после смерти художника, в НИИ сывороток академик Морозов под микроскопом обнаружил частицы вируса оспы. Боткинская больница была закрыта на карантин вместе со всеми больными и медработниками. Для её снабжения из мобилизационных хранилищ Госрезерва были направлены грузовики с необходимыми продуктами и материалами. Москву тоже закрыли на карантин, отменив железнодорожное и авиационное сообщение; перекрыли все дороги. Круглосуточно медицинские бригады ездили по адресам выявленных контактов больного, забирая в инфекционные больницы вероятных носителей оспы. Для вакцинации были мобилизованы 26 963 медработника, было открыто более 3-х тысяч прививочных пунктов, организованы 8,5 тысяч прививочных бригад.

В итоге меньше, чем за месяц были вакцинированы 5 559 670 москвичей и более 4 -х миллионов жителей Подмосковья. Это стало беспрецедентной в мире акцией по вакцинированию населения как по масштабам, так и по срокам. Но ее итог оправдал жесткие средства: с момента заноса инфекции в Москву до устранения вспышки прошло всего 44 дня. Причём с начала массовой вакцинации до её полной остановки — только 19 дней. По итогам вспышки заболели оспой 45 человек, из которых скончались всего трое. Но эпидемия оспы в стране была побеждена.

«В 19-м веке людей вообще заковывали в кандалы и насильно вводили вакцину от оспы, чтобы предотвратить эпидемию, были и такие случаи в истории, - вспоминает доктор медицинских наук, профессор, вирусолог Анатолий Альтштейн. – И я согласен с академиком Чумаковым в том, что нужны срочные экстренные меры на государственном уровне. Пандемия схожа с войной, и здесь применимы законы военного времени".

Вакцинация на сегодня – единственный способ выйти из пандемии с минимальными потерями, говорит Анатолий Альтштейн. Без массовой вакцинации мы и дальше будем терять родных и близких. Думаю, власти пойдут по такому пути: сделают жизнь вакцинированных максимально удобной. Не вакцинированным придется столкнуться с массой неудобств.

Справедливости радо надо признать, что сегодня в медицинском сообществе существуют разногласия по поводу необходимости вакцинации. Самое главное, нет окончательных результатов клинического исследования вакцины «Спутник V». На сегодняшний день третья фаза испытаний того же «Спутника V» не опубликована. Нет в законе и обязательной вакцинации: пока вакцинация от коронавируса не входит в прививочный календарь. Недоверие к вакцинации частично связано и с тем, что в ВОЗ до сих пор не одобрили «Спутник».

«Насколько мне известно, представители ВОЗ сейчас проверяют все площадки, на которых производят «Спутник». Их всего 7. В Уфе были выявлены недочеты при производстве вакцины, их было достаточно много. Дело в том, что современные требования к производству вакцин достаточно высокие. Стандарты GMP, принятые во всем мире, Россия начала внедрять только с начала века. Сейчас недочеты дорабатывают. Но в других странах вакцины также применялись при «срезании острых углов», там закрывали глаза на недочеты. И не надо сбрасывать со счетов тот факт, что в случае признания «Спутника» международным фармкомпаниям придется потесниться. Но мы сегодня не зависим от импорта вакцин, и это огромный плюс», - считает профессор, доктор медицинских наук Анатолий Альтштейн.

«Давайте называть вещи своими именами: признание нашей вакцины на международном уровне – вопрос во многом коммерческий, - считает член-корреспондент РАН Петр Чумаков. – По существующим правилам необходимо сертифицировать многие этапы производства вакцины, это долгая процедура. На уфимском заводе условия производства не в полной мере были соблюдены. Но все ныне действующие вакцины – и американские, и европейские – внедрялись экстренно, с некоторым количеством недочетов. Кому-то это было позволено, кому-то нет. Это уже вопрос политический».

Возникает еще один закономерный вопрос: в последнее время вакцинация набирает обороты, но вместе с этим растет и смертность. В чем причины?

«Кампания вакцинации по-настоящему началась у нас примерно с сентября. Для выработки иммунитета к Covid-19 после прививки необходимо полтора месяца. Не у всех еще этот срок прошел. Не надо сбрасывать со счетов и то большое количество людей, которые купили сертификаты о вакцинации. Сейчас вскрывается, что целые городские больницы в некоторых регионах торговали поддельными сертификатами, и мы еще услышим, думаю, об этих уголовных делах», - считает вирусолог Евгений Тимаков.

«Когда вакцинировано менее 40% населения, говорить о снижении смертности не приходится, - считает вирусолог, профессор Анатолий Альтштейн. - И давайте честно говорить: даже самая лучшая вакцина не даст 100% эффект. Особенно если речь о штамме дельта. Но медицина уже установила, что вакцинация в 4-5 раз снижает риск тяжелого течения болезни и предотвращает смерть. В Европе, где процент вакцинации намного выше, чем в России, смертность соответственно ниже, чем у нас. Модельным государством можно считать Израиль, где вакцинирована большая часть населения. Во всяком случае, люди после 60-и вакцинированы там массово, таких более 90%. И именно в этой возрастной категории уровень смертности значительно ниже. Вообще, летальность в массово вакцинированном Израиле составляет 0,3%. Это официальная статистика».

Какие меры предложит государство для предотвращения катастрофы, пока остается загадкой. Очевидно, что на сегодня федеральные структуры перекладывают всю ответственность на региональные структуры, а региональные власти – на конкретные больницы. И этот механизм , по мнению ученых, уже не срабатывает.

«Начнем с того, что информационная кампания ведется не правильно. Мы запугиваем ежедневно людей огромным количеством смертей, по телевидению идут жутковатые ролики об участи тех, кто не привился. Если бы ежедневно рассказывали каждый день о том, кого и как вакцина защитила, это было бы эффективнее. Обнародуйте уже наконец реальные цифры смертности среди вакцинированных и не вакцинированных – вот вам и вся пропаганда", - считает профессор Анатолий Альтштейн.

Но есть и иные точки зрения:

«Принудительной вакцинации быть не может. Это нарушает Конституцию страны. На мой взгляд, для начала необходимо отрегулировать механизм вакцинации: объяснить, сколько действует вакцина, как именно она действует, выяснить и обнародовать значимое число антител для ревакцинации. У детей я бы не стал включать прививку от коронавируса в календарь обязательных прививок: на большом количестве детей вакцина опробована не была, к тому же многие дети переносят Covid-19 бессимптомно. Следовательно, они уже переболели и приобрели иммунитет. То есть можно ставить вопрос о популяционном иммунитете в детской среде. Например, переболевшим коклюшем прививку от этой болезни не делают», - считает вирусолог, педиатр Евгений Тимаков.

Пока ученые сходятся в одном: у государства нет единой продуманной программы борьбы с коронавирусом.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter