Рус
Eng
Защита нападением. Кто и как перевирает факты в деле о дорожных хищениях

Защита нападением. Кто и как перевирает факты в деле о дорожных хищениях

7 ноября 2017, 08:00Общество
Дело о махинациях бывшего руководства ООО «Нерудная компания «Бердяуш» набирает обороты. Не исключено, что в ходе расследования правоохранительные органы вскроют хищения в ряде других компаний, которые работали с государственными подрядами.

В частности: «следствие уже проверяет ее [Екатерину Краснихину] и других предполагаемых членов преступной группы на причастность к хищениям в РЖД и при дорожном строительстве в Челябинской области», – пишет газета «Коммерсант».

Понимая слабость своей защиты, фигуранты дела пытаются выставить его заказным. Удивительно, но в этом им решили помочь несколько уважаемых изданий, которые, по мнению следствия, не просто передергивает факты, но и публикует откровенную ложь об истории вокруг «НК Бердяуш».

Один из главных фигурантов дела, Екатерина Краснихина, нарушила условия домашнего ареста и обналичила несколько десятков миллионов рублей. Наверняка часть этих денег достанется различным «помощникам», которые позволяет ей смягчить наказание или вовсе его избежать. Но мы не будем анализировать причины, побудившие некоторые СМИ покрывать мошенников, а лучше разберемся с тем, что не так в позиции «защитников».

Подмена потерпевшего

Коротко напомним суть дела. «НК Бердяуш» – поставщик щебня для ОАО «РЖД». В начале 2014 года 100% долей в компании выкупил старший сын генерального прокурора РФ Артем Чайка. Новый собственник назначил новое руководство, которое проверило бухгалтерию НК и выяснило, что прежние руководители вывели из нее почти 150 млн рублей. Дмитрий Супрун, Екатерина Краснихина и Владимир Гаца, которые в разное время работали в должности гендиректора «НК Бердяуш», заключали фиктивные контракты с аффилированными организациями (помимо них, в схеме участвовала заместитель по экономике Елена Дорожевич). Владимир Гаца, кстати, заключил сделку со следствием и признал подлинность своей подписи на нескольких липовых договорах с подрядчиками.

На фоне этого другая фигурантка дела, Екатерина Краснихина, делает странные заявления. Главным аргументом ее защиты является то, что прежний собственник «НК Бердяуш» (которым она называет Сергея Вильшенко) не имел претензий к деятельности гендиректора. Поддерживая эту линию, защитник Краснихиной переворачивает ситуацию с ног на голову:

«... следствие считает организатором хищения «путем растраты» 146 миллионов рублей фактического владельца ООО «Нерудная компания «Бердяуш», контролировавшему компанию до февраля 2014 года через ООО «Омега», на которую были оформлены 95% доли в НК «Бердяуш». Для непредвзятого суда это означает только одно – Вильшенко «похитил путем растраты свои собственные деньги».

Однако лишь часть данного утверждения соответствует действительности. ООО «Омега» и правда владело 95% долей в ООО «НК Бердяуш», остальные 5% нерудной компании принадлежали гражданину Тухтееву Р.М. 12 февраля 2014 года ООО «Омега» и господин Тухтеев продали свои доли в НК Артему Чайке за 334,9 млн руб и 17,6 млн руб соответственно. Сделка была закрыта, и с февраля 2014 года компания «Бердяуш» собственников не меняла. При этом, согласно записям в базе СПАРК, на момент заключения договора с Артемом Чайкой, единственным собственником ООО «Омега» являлось ЗАО «Восток». Оно, в свою очередь, на 100% принадлежало ЗАО «ФОРБ», владельцем которой (согласно СПАРК) были физические лица Геворкян В.Г. (76,4%) и Мизякин А.А. (24,6%). Человек по имени Сергей Вильшенко в цепочке бывших собственников ООО «НК Бердяуш» отсутствует.

Однако на основе предыдущего ложного утверждения «адвокаты» Краснихиной делает еще одно. Они обращают внимание на то, что «статья 160 УК – это статья так называемого частно-публичного обвинения, уголовные дела по таким статьям не могут возбуждаться без заявления потерпевшего, то есть собственника похищенного». А раз Вильшенко не подал такого заявления, значит, уголовное дело против Краснихиной и Ко возбуждено незаконно. Однако вполне очевидно, что потерпевшей стороной в данном случае является ООО «НК Бердяуш», вне зависимости от фигуры собственника (которым, повторим, Сергей Вильшенко не был).

Кто кому должен?

Но вернемся к ситуации вокруг «НК Бердяуш». После смены собственника предприятие выиграло конкурс на приобретение контрольного пакета «Первой нерудной компании». Для управления активом была создана «УК ПНК», совладельцем которой вместе в Артемом Чайка стал Сергей Вильшенко. После этого делец из РЖД захотел получить доли во всех связанных с ПНК структурах. В частности, он пытался продать Артему Чайке аффилированную с ним фирму ООО «Нерудвзырвпром», основным видом деятельности которой было разведочное бурение — неотъемлемая часть процесса добычи щебня. Со слов Вильшенко, контроль над этой компанией позволил бы ПНК организовать замкнутый цикл производства щебеночной продукции и без привлечения сторонних организаций. По замыслу «великого комбинатора» из РЖД, Артем Чайка должен был получить 80% долей в ООО «Нерудвзрывпром» в обмен на 20% доли в уставном капитале ООО «НК Бердяуш». Однако далее выяснилось, что компания Сергея Вильшенко является пустышкой и не способна вести уставную деятельность без посторонней помощи. Сделка не состоялась.

Одним из условий продажи актива была передача Сергею Вильшенко 20% в уставном капитале ООО «НК Бердяуш», что было закреплено в меморандуме об обязательствах, который подписали обе стороны. Теперь, как пишет «Новая газета», Екатерина Краснихина заявляет, будто уголовное преследование бывших руководителей «НК Бердяуш» было затеяно Артемом Чайкой с целью не выполнять условия данной сделки. Однако следующим пунктом указано, что передача долей в «НК Бердяуш» должна произойти после того, как общество исполнит свои обязательства перед «Сбербанком». О том, что срок погашения кредита истекает не в 2017, а в 2024 году медийная защита обвиняемых не сообщает.

Кто такой Сергей Вильшенко?

Стоит сказать пару слов о личности Сергея Вильшенко. Известно, что ему 42 года, он является сыном бывшего первого секретаря горкома Златоуста Геннадия Вильшенко, позднее возглавлявшего управление ФСБ в том же городе. Еще в 90-е, не без помощи связей отца, Вильшенко-младший начал заниматься бизнесом в сфере жилищного и дорожного строительства в Челябинской области. В начале 2000-х он стал фигурантом уголовного дела об уклонении от уплаты налогов и мошенничестве. Позднее, несмотря на судимость, «талантливый» молодой человек сумел устроиться на должность генерального директора торгового дома ОАО «Российские железные дороги». Судя по всему, Вильшенко использовал связи в руководстве РЖД для масштабных махинаций в дочерних структурах монополии. Засветился он и в так называемой «дорожной революции» экс-губернатора Челябинской области Михаила Юревича. Бывшего главу региона, напомним, обвиняют в масштабных хищениях бюджетных средств, выделенных на строительство и реконструкцию дорог. Следствие установило, что осваивать деньги Юревичу помогали сотни подставных фирм, 257 из которых были связаны с Сергеем Вильшенко. В частности, речь идет о компаниях ООО «ТК Азия Транс», ЗАО «Неотон», ООО «СтройМашКомпани», ЗАО «Амарант», АО «Южуралмост», ООО «Технопарк», ООО «НМ Гранит», ООО «ТК Неруд Инвест», ООО «ПТК Уралснабкомплект» и ряде оффшорных организаций.

Домашний арест с прислугой

В завершение добавим несколько слов о ситуации вокруг пребывания Екатерины Краснихиной в СИЗО. Обвиняемая была взята под стражу в понедельник, 23 октября, а уже в пятницу, 27-го числа, суд вернул ее под домашний арест. В отличие от остальных фигурантов дела, которых поместили в изолятор еще в августе, Краснихина осталась на свободе. Она находилась на поздних сроках беременности, поэтому суд взял с нее подписку о невыезде и надлежащем поведении. Однако бывший гендиректор «НК Бердяуш» нарушила условия меры пресечения и сняла со своих банковских счетов около $7 млн, которые исчезли в неизвестном направлении.

Следователи посчитали, что таким образом обвиняемая продолжает преступную деятельность и руководит схемами по выводу похищенных денег за границу. Но и после этого, проявив снисхождение, суд не стал заключать ее под стражу, а отправил под домашний арест. 15 сентября 2017 года Екатерина Краснихина родила сына. Казалось бы, в этой ситуации она должна была целиком и полностью посвятить себя ребенку. Но, как установили сотрудники УИН, контролирующие соблюдение условий домашнего ареста, обвиняемая продолжила нарушать наложенные судом запреты и ограничения. В ходе обыска у нее обнаружили несколько ноутбуков и мобильных телефонов, информация на которых подтверждала совершение Краснихиной многомиллионных денежных переводов через банковские счета ее матери. Странно, что в этой ситуации журналисты уважаемых изданий пытаются представить Екатерину Краснихину в образе несчастной матери-одиночки.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter