Рус
Eng

Итоги года: регулирование интернета в России оказалась много мягче иностранного опыта

Итоги года: регулирование интернета в России оказалась много мягче иностранного опыта
Итоги года: регулирование интернета в России оказалась много мягче иностранного опыта
30 декабря 2019, 20:32Политика
В 2019 году государство провело большую работу по взаимодействию с россиянами в интернете, повышению законодательной гибкости в отношении иностранных интернет-компаний и усилению независимости отечественного сегмента сети.

Благодаря этим усилиям, простые пользователи будут меньше сталкиваться с блокировками сайтов, а отечественный бизнес получил ряд преимуществ перед зарубежными компаниями на своем рынке. "НИ" рассказывают о важнейших инициативах уходящего года.

ЗАКОН О НАДЕЖНОМ ИНТЕРНЕТЕ

США – государство, которое сделало, пожалуй, наибольший вклад в создание и развитие интернета. Но это заслуга скорее историческая, чем актуальная: к 2019 году функционирование всемирной сети обеспечивают специалисты, компании и структуры практически изо всех стран мира. Тем не менее, некоммерческая организация ICANN (Корпорация по управлению доменными именами и IP-адресами), обеспечивающая управление интернетом на фундаментальном уровне, не только всё ещё находится в США, но и остаётся де-факто подконтрольной американскому правительству. В её силах отключить от интернета целую страну или национальную доменную зону.

“Домены [высшего уровня] не являются собственностью и не принадлежат тем странам, на которые они указывают. Вместо этого они больше похожи на почтовые индексы, предоставленные для оказания услуг маршрутизации и администрирования доменных имен”, – пояснялив ICANN в 2014 году.

Если до 2014 года российская сторона смотрела на такое положение дел сквозь пальцы, как и большинство стран мира, то в условиях усилившегося геополитического противостояния так продолжаться уже не могло. Закон “О надежном интернете, принятый Госдумой в 2019 году, стал одним из первых в мире документов такого рода.

Несмотря на критику, польза закона очевидна, ведь его главным достоинством стала возможность обезопасить национальный сегмент сети от внешних попыток его отключить. Кроме этого, благодаря этому закону у государства появились дополнительные возможности блокировки запрещенной информации.

Безусловно, вариант отключения России от глобальной сети кажется многим маловероятным. Тем не менее, прецедент существует, и в достаточно недалёком прошлом. О нём стало известно, благодаря Эдварду Сноудену – он рассказал, что в 2012 году Агентство национальной безопасности США заблокировало всемирную сеть в Сирии через “закладки” в телекоммуникационном оборудовании.

БОРЬБА С ФЕЙКАМИ: ЦЕНЗУРА ИЛИ МИРОВАЯ ПРАКТИКА?

Нашумевший закон об ответственности за фальшивые новости вызвал немало критики. Некоторые предполагали, что с его помощью власти будут расправляться с политическими оппонентами, а “фейк-ньюс” от официальных медиа под действие документа не подпадут.

Что же получилось на самом деле? Документ вступил в силу в марте 2019 года и уже, согласно данным "Медиалогии", почти втрое сократил количество фейков в российском информационном пространстве.

Закон о борьбе с фейковыми новостями в России – далеко не единственная подобная норма в мире. Если российский вариант документа предусматривает только штрафы, без уголовного преследования, то в Катаре, Малайзии или Кении за “фейк-ньюс” можно получить реальные сроки. Варианты, аналогичные российскому закону, действуют в развитых странах - таких, как Германия и Франция.

Важно отметить и формулировки, применённые в документе. Ответственность не наступит за распространение неподтверждённой или откровенно неправдивой информации, если она не создаёт реальных угроз. Хорошо это или плохо? Ситуация двойственная – с одной стороны, закон не позволяет наказать, к примеру, распространителей антинаучных статей о вреде ГМО или возможности изобретения вечного двигателя, чего так иногда требует здравый смысл. С другой стороны, это исключает возможность излишне широкого применения закона и позволяет сфокусироваться на реальных нарушителях, а не просто заблуждающихся гражданах.

ПРЕДУСТАНОВКА РОССИЙСКОГО ПО НА УСТРОЙСТВАХ

Законопроект об обязательной установке российского программного обеспечения на устройства иностранных производителей был принят Госдумой к концу года и вызвал намного меньше дискуссий и разногласий, чем предыдущие упомянутые. Он предусматривает поддержку отечественных производителей ПО за счет обязательной предустановки их продуктов на смартфоны, планшетные ПК и “умные” телевизоры.

Почему этот закон можно считать однозначно положительным? Он не навязывает пользователю те или иные продукты в обязательном порядке, а лишь даёт возможность с ними ознакомиться. Строго говоря, для рынка это ситуация не новая – практически каждый новый девайс полон всевозможного “партнёрского” ПО от производителя, иногда неудаляемого. В случае с бюджетными устройствами на них нередко находят предустановленные вирусы.

В итоге закон лишь пополнит список предустановленного ПО. Как и большинство “партнёрского” софта от производителя или оператора, его можно будет безболезненно удалить и пользоваться иностранными аналогами, если есть такое желание. В список предустановленных программ может попасть в том числе и так популярный в России софт – например, клиент “ВКонтакте” или антивирусное ПО “Касперского”.

ИНЦИДЕНТ МЕНЕДЖМЕНТ

В 2019 году в России интенсивно развивалась система “Инцидент Менеджмент”. Она разработана для отслеживания реакции региональных властей на обращения граждан через соцсети. Существуют разные мнения об ее эффективности, но самое главное – она работает и развивается. Так, число сигналов в 2019 году выросло в два с половиной раза, с 65 до 160 тысяч в месяц. Среднее время ответа сократилось на 6 часов и по состоянию на декабрь оно составляет 16 часов.

“Инцидент Менеджмент” – не специализированный сайт, куда можно подавать жалобы. Система работает иначе: по аналогии с SMM-комплексами, через которые крупные бренды отслеживают жалобы и отзывы в соцсетях. Считается, что россиянину достаточно пожаловаться на неудовлетворительную работу местных властей в открытом аккаунте соцсети, и если системе удастся найти пост по ключевым словам, обращение будет передано ответственным. Жаловаться можно не только не серьёзные проблемы, но и на бытовые мелочи – вплоть до плохо покрашенных лавочек во дворе.

АНТИПИРАТСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ

Мало у кого в России этот подзаголовок вызовет хорошие ассоциативы – пиратство у наших соотечественников, что называется, в крови. Грешок нелегального получения контента тянется за страной из голодных 1990-х и не самых сытных “нулевых”, когда большинство не могло и представить: зачем тратить деньги на лицензионные продукты, если абсолютно то же самое можно скачать бесплатно? Способствовала этому и не самая развитая структура дистрибьюции цифровых товаров.

И всё же, невозможно вечно жить в 2000-х. Любой мало-мальски способный к логическому мышлению человек понимает, что качественный русский дубляж, своевременные обновления ПО и прочие бонусы лицензионного контента никогда не обходятся производителю бесплатно. И работать себе в убыток тоже никто не намерен. Качественный продукт на русском языке будет появляться только в том случае, если его потребители будут за него платить.

Способ подачи и качество лицензионного контента в России радикально изменились – теперь пользователь платит меньше, а получает гораздо больше, чем ещё десять лет назад. Смотреть фильмы и сериалы можно через удобные стриминговые сервисы, доступные к тому же на всех девайсах – на компьютере, на мобильном телефоне, на умном телевизоре. Бесплатные альтернативы, такие как торрент-сайты или пиратские ресурсы, полные надоедливой рекламы, уже не выглядят такими привлекательными.

На этом фоне активизировалась и борьба с интернет-пиратством, причём результаты по итогам 2019 года впечатляют – пиратские спортивные трансляции стали попадаться в сети на 80% чаще, а в целом рынок нелегального контента впервые за пять лет упал сразу на треть. Не забывает государство и об отечественных производителях контента - в 2020-2022 годах им будет выделено 3 млрд. Правда, есть нюанс: за государственные деньги придётся делать контент, который нужен государству – укрепляющий гражданскую идентичность, повышающий нравственность и так далее.

ШТРАФ ИЛИ БЛОКИРОВКА?

Как и многие другие государства, Россия начинает диктовать крупным международным сервисам и сайтам условия для работы на национальном рынке. Однако если раньше от этого страдал как бизнес, так и простые пользователи, то теперь предлагается облегчить жизнь по крайней мере второй категории.

Дело в том, что игроки рынка, отказывавшиеся по тем или иным причинам в срок выполнить требования российских законов, в итоге теряли значительную долю аудитории – их сервисы блокировались в России.

В 2019 году появился альтернативный способ воздействия. Теперь иностранные сайты, по тем или иным причинам не поладившие с Роскомнадзором или другими органами, будут сначала получать штрафы. Сервисы при этом продолжат открываться на компьютерах и телефонах простых россиян. Для скорейшего устранения нарушений будет предусмотрена многоуровневая система штрафов – систематические конфликты с российским законодательством обойдутся иностранным компаниям дороже, чем разовое нарушение. Таким образом, рассчитывает государство, удастся вывести за пределы “разборок” интересы обыкновенных пользователей.

Но что же это за законы, которые так часто нарушают иностранные сервисы? В первую очередь речь идет о хранении и обработке данных на территории страны. Россия опять-таки не создала прецедент таким требованием: аналогичные законы есть и на Западе, причем штрафы за их нарушение там на порядок больше. К слову, когда в 2019 году российские законы о хранении информации начали применяться к Twitter и Facebook, их штрафовали на символические 3 тысячи рублей.

Журналист, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций, президент Фонда защиты национальных ценностей, эксперт Центра ПРИСП Александр Малькевич представил результаты исследования возглавляемого им фонда по теме регулирования интернет-пространства по всему миру. В результате проведенного исследования был составлен топ-25 «профильных» законов в разных странах.

Оказалось, что мировая практика регулирования Интернета гораздо жестче, чем в РФ. Но лично для меня это было ожидаемо. Я работал в США и в странах Европы – и там действуют не такие либеральные нормы регулирования Интернета, как в России (в том числе, не раз рассказывал про закон в Германии).

И западная общественность эти правила воспринимает гораздо спокойнее.

Топ-25 основных законов (и законопроектов) разных стран в области регулирования сети Интернет (с некоторыми примерами правоприменительной практики):

Германия

Закон «О мерах в отношении социальных сетей» (NetzDG) был принят 30 июня 2017 г. и с 1 января 2018 г. в полном объеме вступил в силу. Закон обязывает крупные сетевые платформы, такие как Facebook, Instagram, Twitter и YouTube, оперативно удалять «незаконный контент», признаваемый таковым по 22 разделам уголовного кодекса. Речь идет о широком круге высказываний: от оскорбления представителей власти до прямых призывов к насилию.

Учитывая размер штрафа – до 50 млн евро – компании-операторы уже начали удалять контент.

Закон чреват бесконтрольной и неоправданно широкой цензурой и должен быть как можно скорее отменен, заявила правозащитная группа HumanRightsWatch. Этот закон, по сути перекладывающий функции цензоров на администраторов соцсетей, создает опасный прецедент для других государств, которые стремятся ограничить свободу выражения мнений в Интернете.

КНР

Закон «О кибербезопасности». Регламентирует действия поставщиков сетевых продуктов и услуг по сбору, хранению и обработке пользовательских данных, определяет порядок и специфику обеспечения безопасности информационной инфраструктуры в стратегически важных отраслях. Главной целью принятия закона провозглашается защита национального «киберсуверенитета» КНР.

Закон существенно ограничивает анонимность пользователей за счет введения требования об обязательной верификации для доступа к сети. Если пользователь не предоставляет реальные идентификационные данные, провайдер не имеет права открывать доступ к сети.

Вводится запрет на хранение данных за пределами Китая; согласно положениям закона, закупка сетевых продуктов и услуг для объектов информационной инфраструктуры КНР должна осуществляться под контролем уполномоченных государственных органов. В случае выявления нарушений закон предусматривает штрафы в размере от 10 тысяч до 1 миллиона юаней, в зависимости от тяжести киберпреступления, при этом весь полученный незаконным путем доход подлежит конфискации.

Власти КНР имеют возможность замораживать активы иностранных учреждений, организаций и физических лиц, если они подозреваются в организации и осуществлении атаки, взлома, вмешательства, нанесении вреда критически важной информационной инфраструктуре Китая.

Великобритания

Закон «Об истребовании персональных данных». Обязывает операторов хранить данные интернет - пользователей в течение года и предоставлять доступ к ним правоохранительным органам.

Закон «О регулировании следственных действий». Закон регулирует полномочия государственных органов для осуществления слежки и следствия, а также перехвата сообщений. Позволяет следователям требовать от подозреваемого предоставить доступ к зашифрованным материалам. Невыполнение этого требования является уголовным преступлением, предусматривающим наказание в виде двух лет лишения свободы или пяти лет в случаях, связанных с национальной безопасностью. Закон требует, чтобы крупные провайдеры интернет-услуг установили технические системы перехвата информации.

Закон «О цифровой экономике». Регулирует порядок воздействия на нарушителей авторских прав в сети Интернет и устанавливает определенные полномочия правообладателей, обязанности провайдеров, ответственность операторов сайтов и пользователей.

Закон «Об электронных коммуникациях». Контролирует создание независимого регулятора коммуникационного пространства.

Закон «О чрезвычайных ситуациях». Впервые правительство Великобритании получило полномочия объявлять чрезвычайное положение на региональной и национальной основе, а затем в течение 30 дней добиваться одобрения своего решения парламентом. Чрезвычайное положение может быть объявлено королевским указом, хотя есть возможность от этого отказаться, поскольку «в некоторых случаях оно может оказаться нецелесообразным».

На основании принятого закона, правительство Великобритании получило право в том числе определять режим работы систем цифровой передачи данных, вплоть до полного отключения.

ЕС

В 2018 году правительства Великобритании и Франции согласовали совместный план действий по повышению эффективности выявления и удаления контента, который квалифицируют как террористический, радикальный или ненавистнический. Предлагается, в частности, потребовать от компаний автоматизировать процесс выявления незаконного контента и ускорить его блокировку или удаление, а также предоставлять доступ к зашифрованному трафику.

С 2019 года - в процессе обсуждения «Директива ЕС об охране авторских прав». Документ разрабатывают с 2016 года. В сентябре 2018 г за неё проголосовали члены Европарламента. По новому проекту голосовали 438 депутатов, 226 из них выступили против, ещё 39 воздержались. Теперь проект направлен на трехсторонние переговоры с Европейской комиссией и Советом ЕС.

Ожидается, что в начале 2019 года проект может быть принят. Закон должен стать «перестройкой» закона об авторском праве, направленной на то, чтобы издатели и художники получали компенсацию от таких платформ, как Google или Facebook». Главные споры возникли из-за двух статей, которые могут изменить сам принцип работы Интернета. Статья 11, или «налог на ссылку». Она требует, чтобы Facebook, Apple News или Google News (и другие агрегаторы) платили издателям за размещение новостей. Пользователь отправляется в Google News, нажимает на историю Le Monde – Google должен заплатить Le Monde.

Критики директивы об авторских правах опасаются, что статья 11 может иметь серьезные последствия для небольших медиа, которые зависят от новостей Google для трафика.

Статья 13 – о так называемом «фильтре загрузки». То есть социальные сети Facebook, Twitter, YouTube и Instagram будут нести ответственность за контент, который загружают пользователи. Согласно проекту Директивы, если человек загрузил песню, нарушая авторские права, то ответственность будет лежать на самой платформе. Это приведет к тому, что большинство фотографий и видеороликов в Facebook, Twitter и YouTube должны будут пройти такие агрессивные фильтры, что люди перестанут пытаться загружать контент.

Уже сейчас большая часть YouTube заблокирована по причинам регионального авторского права в ЕС. Apple App Store также делает это. Скорее всего, негативный эффект только усилится.

С 2016 года в ЕС действует «Кодекс поведения по противодействии незаконным и ненавистническим высказываниям». С целью предотвращения и противодействия распространения незаконных и ненавистнических высказываний в Интернете, Европейская Комиссия согласовала с Facebook, Microsoft, Twitter и YouTube «Кодекс поведения по противодействии незаконным и ненавистническим высказываниям».

Четыре платформы согласились реагировать на большинство уведомлений от пользователей в течение 24 часов, также соблюдать законодательство ЕС и национальное законодательство о разжигании ненависти, и обязались удалить, при необходимости, эти сообщения, признанные незаконными.

Четыре компании также договорились продолжить работу по улучшению обратной связи с пользователями и обеспечению большей прозрачности для общества в целом.

Instagram, Google+, Snapchat и Dailymotion объявили о намерении присоединиться к «Кодексу поведения» в течение 2018 года.

Индия

Закон «Об информационных технологиях». Закон обеспечивает правовую основу для электронного управления, признавая электронные записи и цифровые подписи. Он также определяет киберпреступления и предписывает им наказания. В 2008 году внесена статья 66А, предусматривающая уголовную ответственность за отправку «оскорбительных сообщений». Также добавлен раздел 69, который дает властям возможность «перехвата, мониторинга или дешифрования любой информации через любой компьютерный ресурс».

«Правила по временному приостановлению обслуживания телекоммуникационных услуг ([в случае] чрезвычайных ситуаций или [в целях соблюдения] общественной безопасности)».

Акт обеспечивает правовой механизм для «отключения» Интернета. Ранее процедура не имела четкого юридического фундамента. Поводом для отключения могут быть «непреодолимые обстоятельства». Документ разрешает любому сотруднику Объединенного секретариата распорядиться о блокировке, если получение разрешения от Министерства внутренних дел «не представляется возможным». Запрет может сохраняться в течение 24 часов без разрешения Главного управления.

США

Закон «О прослушивании, хранении логов пользователей, доступе к информации правоохранительных органов, требовании к провайдерам по установке оборудования для слежки».

В 1978-2008 гг. - Закон «О наблюдении за иностранной разведкой». Позволяет вести слежку за пользователями без судебного ордера, и предоставляющий иммунитет для сотрудничающих компаний

1998 г. – принят Закон «Об авторском праве в цифровую эпоху». Закон вводит механизм досудебного урегулирования и удаления пиратского контента, ограничение ответственности информационных посредников.

Ужесточается ответственность за нарушение авторских прав с помощью Интернета, в то же время, защищая провайдеров от ответственности за действия пользователей.

Одним из первых судебных дел по нарушению DMCA было дело США против Элкомсофт и Дмитрия Склярова. В июле 2001 года Скляров был задержан ФБР по обвинению в нарушении защиты формата файла электронных документов фирмы Adobe. Позже он был выпущен под залог. 17 декабря 2002 года, после двухнедельных судебных слушаний, был признан судом присяжных города Сан-Хосе невиновным в инкриминированном ему преступлении.

С 2000 года - Закон «О защите детей в Интернете». Позволяет фильтровать Интернет-контент в учебных заведениях

2016 г. - Закон «Об обмене информацией о киберугрозах». Предназначен для «повышения кибербезопасности в Соединенных Штатах посредством расширенного обмена информацией об угрозах кибербезопасности и для других целей». Закон разрешает обмен информацией о интернет-трафике между государственные органами США и технологическими и производственными компаниями. Текст законопроекта был включен путем внесения поправок в бюджет США, который был подписан президентом Обамой 18 декабря 2015 года.

Против него высказались многие общественные правозащитные организации, например, Центр демократии и технологии, а также Американский союз гражданских свобод. Они полагают, что закон позволяет перенести ответственность с частного бизнеса на правительство, тем самым увеличивая уязвимость частной информации, а также дает возможность распространять личные данные среди семи государственных разведывательных и полицейских учреждений.

По мнению правозащитников, в данной редакции законопроект позволяет Агентству национальной безопасности и Федеральному Бюро Расследований получать доступ к конфиденциальной информации пользователей.

Против законопроекта также высказались и крупнейшие американские телекоммуникационные компании - Apple, Google и 20 других.

1994-2013 гг. - Закон «О запрещении насилия против женщин и обновлении полномочий Министерства юстиции». Согласно поправкам, рассылка «раздражающих» сообщений по электронной почте анонимно или публикация анонимных комментариев «оскорбительно-раздражающего» характера в социальных сетях и блогах является преступлением и карается уголовным преследованием.

По сути поправки были внесены в 113 главу этого закона, который запрещал телефонное хулиганство, иными словами к телефонному хулиганству добавлялись анонимные сообщения через электронную почту и любые средства коммуникации с помощью Интернета. Кроме того, поправками к данному закону запрещается использовать Интернет для скрытия своей личности и «с целью вызвать раздражение». За нарушение закона предусмотрены штрафы и лишение свободы до двух лет.

2015 г. - Административный указ (АУ) 13694 «Блокирование имущества некоторых лиц, осуществляющих значительные злонамеренные действия в киберпространстве», с поправками и кодификацией в соответствии с Законом о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA).

На основании этого указа, 19 декабря Минфин США включил в санкционный список агентство USA Really и персонально главного редактора издания Александра Малькевича. Также в список включены «Федеральное агентство новостей», «Экономика сегодня», «Невские новости».

2016 г. - Административный указ (АУ) 13757 «Принятие дополнительных мер для устранения чрезвычайных ситуаций в стране в отношении значительных злонамеренных действий в киберпространстве».

Италия

2013 г. - Закон «О защите авторского права в Интернете», который регулирует процедуры удаления пиратского контента и предусматривает досудебную блокировку сайтов.

Турция

2014 г. - Закон «О публикациях в Интернете и их последствиях». Дает властям право досудебной блокировки сайтов с запрещенной информацией, включая оскорбление основ Турецкой республики. Также введена система «черных списков» сайтов, удаление контента, нарушающего приватность граждан по суду, хранение логов пользователей и доступ к ним правоохранительных органов, ограничение ответственности информационных посредников.

Новая Зеландия

2015 г. - Закон «О пагубных цифровых коммуникациях». Закон предусматривает ответственность за оскорбления в Интернете. Согласно данному закону к оскорблениям может быть приравнен т.н. Интернет-троллинг. При этом, владельцу страницы, где опубликован оскорбительный комментарий, грозит штраф до 200 000 новозеландских долларов (около 167 000 долларов США), а лицу, «причинившему вред через цифровое общение» грозит заключение вплоть до двух лет и штраф в размере 50 000 новозеландских долларов (около 42 000 долларов США).

Филиппины

В 2017 году в парламент был внесен проект закона об ответственности за умышленное распространение ложных новостей и другие аналогичные нарушения, где приводится отсылка к опыту Германии.

Предполагается ввести для соцсетей штрафы за неудаление «в разумные сроки» ложных новостей или информации, а для ответственных лиц – тюремное заключение. В настоящее время законопроект рассматривается комитетом по публичной информации и СМИ

Кения

2012-2017 гг. - Национальное агентство по коммуникациям в июле своей директивой обязало социальные сети в течение 24 часов после поступления соответствующего сигнала удалять аккаунты, которые используются для распространения «нежелательного политического контента». Нежелательный контент подразумевает политические материалы, содержащие «уничижительные, оскорбительные, вводящие в заблуждение либо бранные или нецензурные выражения».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter