Рус
Eng
Два правых крыла

Два правых крыла

28 июля 2015, 00:00
Политика
Сергей ЕЖОВ
Информационно-аналитический центр «Сова» опубликовал доклад «Прокремлевские и оппозиционные – со щитом и на щите», посвященный радикальному национализму и противодействию ему в первой половине 2015 года. Эксперты пришли к выводу, что правовые формы давления на движение ультраправых в стране становятся все более проблем

Как считают в центре «Сова», кризис движения русских националистов, вызванный украинскими событиями, продолжает углубляться. Это связано как с непреодоленными последствиями расколов прошлого года, так и с усиливающимся давлением правоохранительных органов на оппозиционную часть националистов. Давление привело к снижению публичной активности радикалов. Традиционные шествия и митинги не собирали и половины привычного числа активистов, не удалось «раскрутить» ни одного этноконфликта, меньше в целом стало так называемых рейдов, а самой популярной для обсуждения темой стал вопрос о «прессинге» государства.

Несмотря на то что тема украинского противостояния все еще является для националистов одной из самых важных, количество посвященных ей акций существенно сократилось с прошлого года как среди оппозиционных и националистических объединений, так и среди лояльных власти. Лояльные националисты, в отличие от праворадикалов-оппозиционеров, активно развиваются и наращивают свое присутствие в регионах. Когда сфера их интересов пересекается с тематикой, освоенной ультраправыми оппозиционерами, становится виден процесс вытеснения старых игроков новыми, обладающими куда большими ресурсами. Впрочем, пока точек пересечения не так много, и провластные группы заняты в первую очередь выражением поддержки действующего политического курса и борьбой с «пятой колонной». Последнее выражается в том числе в нападениях на публичные акции либеральной оппозиции.

Русские националисты, вне зависимости от отношения к политическому режиму, все более систематически занимаются организацией боевой подготовки. Порой это прямо связано с отправкой добровольцев на «украинские фронты», но, несомненно, подготовка нацелена в первую очередь на будущее внутриполитическое применение.

Нельзя сказать, что власти игнорируют милитаризацию националистического движения. Правоохранительные органы явно активизировались, отмечают эксперты. Но им совершенно очевидно, что довольно многообразное давление правоохранительных органов приходится именно на оппозиционную часть националистов. Количество приговоров за насилие осталось на том же уровне, что и годом ранее, а не снижалось, как в последние годы. Среди них – приговоры членам известных неонацистских групп: челябинской «Пираньи-74», екатеринбургского «Фольксштурма» и, конечно, московского БОРН.

Количество приговоров за пропаганду традиционно выросло. Как обычно, по преимуществу преследуются рядовые пользователи социальных сетей за разного рода ксенофобские републикации. Но стоит отметить и осуждение нескольких популярных среди ультраправых фигур в Санкт-Петербурге. Наказания за пропаганду обычно вполне адекватны содеянному: по большей части осужденных приговаривают к обязательным и исправительным работам. Более строгие наказания были связаны либо с иными обвинениями, либо, что характерно, с тем, что высказывания имели отношение к Украине. Федеральный список экстремистских материалов пополнялся в два раза интенсивнее, чем годом ранее.

Активно работает система судебных блокировок доступа к интернет-контенту «за экстремизм» и блокировки во внесудебном порядке. Эти реестры пополнялись с той же долей неправомерных решений и в таком же случайном порядке, как и сам федеральный список. Практика показала, что внесудебная блокировка с целью недопущения беспорядков никак не ограждает от массовой мобилизации на организуемые в Интернете акции. «В целом перечисленные меры борьбы с ксенофобными высказываниями все более выглядят как хаотические и неэффективные. Они не только порождают много неправомерных ограничений свободы выражения, но и не создают никакого представления, что же все-таки запрещено, а что нет», – говорится в докладе.

В целом, отмечает «Сова», в 2015 году фиксируемая криминальная активность ультраправых была существенно ниже, чем годом ранее. Однако не исключено, что истинный масштаб расистского насилия из-за сознательного замалчивания в СМИ темы преступлений ненависти на самом деле больше. Пока эта тема плохо сочетается с медийной кампанией о деяниях «украинских фашистов».

Наконец, хаотическая борьба с пропагандой ненависти не помогает снижению уровня последней. И если раньше националисты от слов переходили к атакам на мигрантов и иные меньшинства, то теперь они все чаще вместо этого занимаются систематической боевой подготовкой, пишут эксперты.

Исполнительный директор общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев в комментарии «НИ» говорит, что ультраправых в России сейчас все же не так много и никакого влияния на реальную политическую ситуацию с электоральной точки зрения они не оказывают. В то же время, продолжает наш собеседник, радикальные активисты могут использоваться ради выполнения конкретных локальных задач, например, по организации провокаций во время оппозиционных выступлений. Силовики традиционно стремятся контролировать националистические движения и негласно управлять ими, отмечает г-н Пономарев.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter