Рус
Eng

Михаил Федотов

Михаил Федотов

28 марта 2005, 00:00
Политика
Революция снежков

Триумфальное шествие цветочно-фруктовых революций по просторам СНГ продолжается. Розы стали символом падения режима Эдуарда Шеварднадзе, апельсины – Леонида Кучмы, тюльпаны – Аскара Акаева. Нам подобное не грозит. Во всяком случае, ЦИК РФ предусмотрительно разработал проект закона, согласно которому единым днем голосования должно стать второе воскресенье марта, что, согласитесь, для цветов и свежих фруктов в нашем климате – не сезон. Делать же революцию на импортные цветы – себе дороже. Можно, конечно, предположить, что символом российских перемен станут подснежники, но первоцветы, как и демократия на постсоветском пространстве, занесены в Красную книгу. Поэтому, скорее всего, нам грозит «революция снежков».

Или не грозит, если заблаговременно, и чем быстрее, тем лучше, на смену «режиму Путина» придет «второй срок полномочий президента Путина». Ведь все «цветные» революции последних лет имели характер не дворцовых переворотов и не смены строя, а свержения режимов лично-семейной власти. Такие режимы неизбежно поражены коррупцией и алчностью, а следовательно, паническим страхом перед расплатой за содеянное – украденное, разграбленное, загубленное. Именно страх рождает решимость удержать власть во что бы то ни стало. Средства сохранения режима могут варьироваться от относительно диетических – манипулирование избирательным законодательством, злоупотребление административным ресурсом, «темники» для телевизионных ведущих, выкрутасы с изменениями конституционных правил ротации и т.п. – до вполне людоедских – вроде убийств политических оппонентов. Однако вне зависимости от использованных средств порочна сама цель – сохранение режима.

Впрочем, если экономическая ситуация благоприятствует и народ вполне счастлив своей долей – не только на экране телевизора, но и на самом деле, то режим может не беспокоиться. Он может продлевать себе полномочия бесконечно или, точнее, до того момента, пока народу не захочется большего. В этом случае смена власти становится неизбежна. Причем поскольку режим заранее перекрывает легитимные пути ротации команд у власти, постольку он сам провоцирует радикализм как средство достижения вполне законной и благородной цели – сохранения конституционного строя. Не случайно «цветные» революции поднялись именно на дрожжах фальсификаций на выборах.

Произойдет ли подобное в России, зависит прежде всего, хотя и не исключительно, от Владимира Путина. Он может резко развернуться в сторону укрепления демократических институтов (вернуть обществу телевидение, независимый суд, верховенство закона, федерализм, свободные и честные выборы) и одновременно, опираясь на эти институты, начать реальную борьбу с коррупцией, переделом собственности и разграблением страны, не деля негодяев на «своих» и, скажем, «юкосовских». В этом случае ни ему самому, ни его окружению не придется ничего придумывать перед выборами 2007–2008 годов. Народ сам выберет тех депутатов, которых захочет, и того президента, который понравится. А Путин останется в истории не только как Второй Президент России, но, главное, как первый российский Президент, который до конца исполнил свой долг Первого среди равных Гражданина и сдал вахту следующему законно избранному российскому президенту, кто бы им ни был.

Еще Аристотель наставлял человечество, что добродетель гражданина – в способности прекрасно и властвовать, и подчиняться. И в этой добродетели президент обязан быть первым. Если, конечно, хочет, чтобы в него бросали снежки только дети и внуки.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.




За что боролись?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter