Рус
Eng

Курс на слабость

Курс на слабость

Курс на слабость

27 июня 2013, 00:00
Политика
АЛЕКСЕЙ АРОНОВ
Возможное ослабление отечественной валюты стало одной из главных тем последних недель. Внезапный рост курсов доллара и евро в середине июня – до 32 и 43 руб. соответственно – вызвал ряд противоречащих друг другу заявлений со стороны представителей власти. Так, 18 июня министр финансов Антон Силуанов заявил, что падение

Поведение монетарных властей в последнее время нельзя назвать логичным. На прошлой неделе глава Минфина Антон Силуанов сначала напугал всех заявлением о том, что ведомство намерено скупать валюту с целью помочь экономическому росту, и предсказал ослабление рубля, однако затем заявил, что ни о какой девальвации речи не идет. Скорее всего, министра жестко одернули, рассказывают источники «НИ», близкие к окружению г-на Силуанова. Ведь среди населения едва не началась паника – люди стали переводить свои сбережения из одной валюты в другую, спасаясь от возможной инфляции.

Споры о пользе возможной девальвации рубля продолжились и на Петербургском экономическом форуме. Замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач сказал, что курс на слабость сможет помочь росту экономики, хотя в подробности вдаваться не стал. Глава Минэнерго Александр Новак отчасти поддержал это мнение. А вот Эльвира Набиуллина, не вступившая еще тогда на должность руководителя Центробанка, высказалась резко против такой политики. По ее мнению, девальвация российских денег негативно скажется как на финансовом рынке, так и на реальном секторе экономики. Косвенно с ней согласился и президент Владимир Путин, который заявил о необходимости снижения инфляции. С планами по девальвации рубля это совсем не вяжется. Точку в дискуссии попытался поставить первый вице-премьер Игорь Шувалов, заявивший, что решение Минфина о покупке валюты вовсе не означает девальвации рубля. Такие действия направлены на то, чтобы не допустить чрезмерного укрепления национальной валюты и усовершенствовать механизм управления денежной массой, пояснил высокопоставленный чиновник.

Резкое ослабление национальной валюты – мера, которой следовало бы избежать, считает старший эксперт Института экономической политики им. Гайдара Сергей Жаворонков. Да, большая часть доходов российского бюджета формируется за счет экспортеров, которые получают доход в иностранной валюте, а плату по тем или иным счетам производят в рублях. Таким образом, девальвация способна пополнить казну на 0,5 трлн. руб. Но большинство населения никак не связано с экспортными отраслями, поэтому общий уровень жизни в стране в результате ослаблении рубля снизится.

Вице-президент общественной организации «Российский клуб финансовых директоров» Тамара Касьянова добавляет, что девальвация спровоцирует рост цен на электронику, автомобильную технику, лекарства, продукцию легкой промышленности. Почувствуют на себе все «прелести» девальвации и российские туристы. Заграничные путевки «привязаны» к курсу европейской или американской валюты, а значит, они заметно подорожают. «В случае долгого и сильного снижения курса рубля инфляция в российской экономике по итогам года может выйти за рамки значений, обозначенных руководством страны», – подчеркивает в беседе с «НИ» эксперт.

Все это может привести к тому, что в стране появятся так называемые экономические зомби. Этот термин, введенный в обиход американскими инвестбанкирами, означает покупателей, которые ведут себя чрезвычайно пассивно. Они снижают потребление до минимума, что приводит к спаду производства. Возникает вопрос – как это вяжется с заявлениями министров и их заместителей о том, что девальвация будем способствовать ускорению темпов роста экономики. Эксперты отмечают, что здесь многое зависит от конкретных отраслей. Так, для сырьевого сектора девальвация станет дополнительным источником финансирования. А высокотехнологичные компании, закупающие оборудование за рубежом, могут и пострадать, считает вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. Например, сотовые операторы.

Проблема не в том, что мы задыхаемся от импорта и имеем высокий курс рубля, добавляет «НИ» Сергей Жаворонков. Темпы экономического роста во многом тормозятся из-за страха заниматься бизнесом в целом. «У нас впервые с начала 90-х более половины средств предприятий лежит на срочных депозитах в коммерческих банках и не инвестируется, – говорит экономист. – Люди выводят деньги в более безопасные места – уже несколько лет отток капитала составляет чуть ли не 100 миллиардов долларов в год. Это огромные цифры».

На фоне девальвации рубля «бегство» денег за границу может ускориться, предупреждают специалисты. Приток иностранных инвестиций также снизится. Единственное утешение, что инфляция, которая неминуемо подскочит в результате ослабления национальной валюты, зависит не только от монетарного фактора. «В России он не является основным, – рассуждает в интервью «НИ» Дмитрий Абзалов. – Если в США увеличение денежной массы однозначно приводит к ее обесцениванию, то у нас эта связь не такая прямая. Существенный вклад в рост цен вносит увеличение тарифов естественных монополий».

Ряд экспертов, к которым обратились «НИ», вообще считают, что девальвация поможет только в том случае, если рубль будет обесценен сразу в два раза. А ослабление на уровне 10–20% никакого влияния на экономику не окажет. Инвестбанкиры тоже не верят в апокалиптический сценарий. По их мнению, к концу года доллар будет находиться в диапазоне 32,5–33 рубля. Тем не менее противоречивые заявления властей напугали рынок, и сразу после заявления министра Силуанова рубль начал слабеть. При этом основные иностранные валюты, как назло, максимально укрепились именно в тот момент, когда проходил экономический форум в Санкт-Петербурге, на котором Эльвира Набиуллина пыталась «заговорить» национальную валюту. Впрочем, бывший глава Минфина Михаил Задорнов считает, что нынешнее поведение рубля обусловлено сезонным фактором. Экономист уверен, что никакой девальвации не будет, пока баррель нефти стоит более 100 долларов. Кроме того, во втором квартале доллар и евро традиционно укрепляются.

Экономисты не исключают, что турбулентность на валютном рынке может быть спровоцирована новыми назначениями в Центробанке и Минэкономразвития. Напомним, что в тот же день, когда Эльвира Набиуллина стала главой ЦБ, первый зампред ведомства Алексей Улюкаев занял кресло министра экономического развития. Глава МЭР Андрей Белоусов в свою очередь стал советником президента по экономическим вопросам. Инвесторы просто-напросто волнуются, объясняют колебания курсов аналитики. А настойчивые заверения властей, что бояться девальвации не стоит, только будоражат участников рынка.

Очевидно, что давать какие-то внятные прогнозы относительно будущего рубля сегодня преждевременно. Ясно одно: точку над «i» должна поставить Эльвира Набиуллина. Именно от ее позиции и будет зависеть дальнейшее развитие событий. Кроме того, дефляция национальной валюты – не единственный способ помочь слабеющей экономике. Например, правительство может провести маневр по одновременному снижению налогов и расходов бюджета. «Но пока власти к этому политически не готовы. Лоббисты, стоящие за нынешним уровнем бюджетных трат, слишком могущественны», – отмечает Сергей Жаворонков.

По мнению же Тамары Касьяновой, ослабление рубля не будет долгим. Поэтому для каждого конкретного предприятия крайне важно максимально воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы извлечь из нее выгоду. После отскока национальная валюта вполне может укрепиться. В любом случае властям стоило бы объяснить населению, что происходит на финансово-валютном рынке, резюмирует советник Института современного развития Никита Масленников. Пока же, глядя на доллар, который еще зимой стоил чуть меньше 30 руб., а сегодня «подтягивается» к отметке в 33 руб., у людей лишь укрепляются подозрения, что их накопления в очередной раз будут принесены в жертву экономике.

ВЫБИРАЮТ СЕРДЦЕМ

У россиян нет одной любимой валюты. Об этом свидетельствуют результаты свежего опроса рекрутингового портала Superjob. Согласно результатам исследования, рублю сегодня доверяют чуть больше трети респондентов – 35%. По сравнению с докризисным 2007 годом доверие к национальной валюте как средству накопления денег значительно снизилось – с 51% до 35%. Доллар и евро набрали по 15% сторонников. Причем для доллара это успех: шесть лет назад свои капиталы переводили в американскую валюту лишь 5% работающих россиян. Для евро же такой результат плачевен – до кризиса ему доверяли 27% граждан России.
Сторонники рубля считают, что «хранить деньги надо в той валюте, в какой их тратишь». Правда, даже самые большие финансовые патриоты обычно стараются иметь резерв и в других денежных знаках, отмечают в Superjob. Приверженцы доллара объясняют свой выбора тем, что это универсальная валюта, «которой весь мир рассчитывается». Поклонники евро стремятся скупить единую валюту, «пока дешево». Принцип «нескольких корзин» для хранения капитала среди россиян также востребован. Бывает, что долгосрочные сбережения хранят в долларах, средства на каждый день – в рублях, на всякий случай имеют вклады в юанях, швейцарских франках, норвежских кронах. Специалисты отмечают, что после кризиса россияне стали чаще (14% против 10% в 2007 году) выбирать для сбережения средств не банковские вклады, а недвижимость, золото, акции, драгоценности.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter