Рус
Eng
«Как же нас много…»

«Как же нас много…»

26 декабря 2011, 00:00
Политика
Дмитрий АЛЯЕВ, Светлана БАШАРОВА, Евгения ЗУБЧЕНКО, Сергей ПУТИЛОВ, Вячеслав РЯБЫХ
Состоявшийся в субботу в Москве митинг отличался от акции двухнедельной давности и количественно, и качественно. По разным оценкам, на проспекте Сахарова было от 80 до 100 тысяч человек, то есть вдвое больше, чем на Болотной площади. И если две недели назад главной темой были нечестные выборы 4 декабря, то на этот раз

Ясно, что все эти люди, пришедшие на Сахарова, не разделяют общих политических взглядов, не являются приверженцами какой-то одной партии, что все они ведут разный образ жизни. Но это им сейчас совершенно не важно. Они пришли, чтобы власть увидела: они есть, и с ними нельзя больше не считаться. И практически каждый «в кулуарах» говорит об этом, объясняя, почему пришел на проспект.

Много тех, кто пришел впервые. Почему? У каждого своя причина. Для довольно большого количества людей ею стало телевизионное общение с народом Владимира Путина. Некоторые признавались, что чувствуют себя оскорбленными лично.

На дальних и ближних подступах

Митинг для многих начался еще в метро, где стражи порядка перегородили выход со станции «Комсомольская» к Ярославскому вокзалу. Приезжие и мало интересующиеся политикой жители столицы, зажатые между полицейскими кордонами на узкой платформе, недоумевали по поводу происходящего. Ведь тем, кто хотел попасть именно на этот вокзал, пришлось со своими баулами и тележками тащиться по длинному переходу на Казанский, чтобы проделать затем обратный путь только уже по улице. «Гости столицы» тем временем с удовольствием фотографировали небывалое столпотворение на мобильники.

К месту проведения митинга люди стали собираться задолго до назначенного времени. Со стороны Каланчевской улицы, откуда только и можно было попасть на проспект Сахарова, их встречали полицейские, сосредоточенные у вереницы рамок металооискателей, которых было установлено более четырех десятков. Проверка чем-то напоминала досмотр в аэропорту, только разуваться было не нужно. Женщин просили открывать сумки и показывать содержимое, многих мужчин подвергали личному досмотру. «Расстегните куртку, расставьте руки в стороны», – приказывает полицейский дедушке, в то время как другой ощупывает старика. Тот ворчит, но сдержанно, никакого сопротивления не оказывает, делает то, что говорят. В целом же люди реагировали на такой досмотр спокойно, многие даже улыбались полицейским во время проверки.

В 13.30, то есть за полчаса до начала митинга, перед сценой, которая расположилась задником к Садовому кольцу, то есть в противоположном от входа конце проспекта, стояли всего человек 300. Было трудно себе представить, что через час их будут уже десятки тысяч. Организаторы за сценой надували белые воздушные шарики, которые затем раздавали людям.

Разные люди

В отличие от Чистых прудов и Болотной, куда в большинстве все-таки пришли люди до 40, на проспект Сахарова, казалось, идет вся Москва: и стар, и млад. Если судить «по одежке», то шикарные горнолыжные костюмы, в которых не стыдно появиться в Куршевеле, шли рядом с не первой молодости китайскими пуховиками. Бросалось в глаза обилие возрастных бородачей в очках, выглядевших как диссиденты старой закалки. Респектабельные отцы семейств шли с женами. Молодые люди в камуфляжных штанах и с закрытыми платками лицами тоже встречались, но лишь эпизодически.

Сразу за рамками слева от входа – зеленый шатер. В нем всем желающим предлагают подписать заявление с требованием к генпрокурору Юрию Чайке провести проверки на всех избирательных участках. Желающих немало. Рядом раздают белые ленты и надутые уже шарики с надписями: «Вы нас даже не представляете», «Нас надули» и «Мы придем еще. Нас будет больше». Можно взять стикер «Чебурашка за честные выборы», на который, по словам организаторов, дал согласие автор Эдуард Успенский.

Полицейские в шапках-ушанках и валенках ведут себя подобающе. Даже оттесняют и направляют толпу в пропускные коридоры предельно корректно, аккуратно, некоторые – с улыбкой. За образцовое поведение пришедшие на митинг девушки кого-то из них удостаивают поцелуем.

Кучкуются представители блогерских сообществ. Некоторые не скрывают политических разногласий. Вот двое друзей, один из которых либерал, другой – националист, объясняют корреспонденту «НИ», что «Власть всех достала». То, что люди пришли совершенно разные, заметно и по одежде, и по наглядной агитации. Среди множества самодельных плакатов «по теме» вдруг: «Верните кокаин в кока-колу», через несколько метров – «Свобода, мир, любовь», дальше – «Люби людей, а не партию», или «Партия блондинок за свободу слова». Какая-то женщина ходит с плакатом в защиту своего осужденного супруга, другая – с агитацией за лично своего кандидата в президенты. Движемся дальше, а там призыв: «Необходимо принять закон «Об обеспечении безопасности психосферы человека».

Шум за сценой

За сценой тем временем собираются ораторы, их друзья и соратники. Депутат Госдумы от «Справедливой России» Геннадий Гудков эмоционально общается с журналистами. Неподалеку светская обозревательница Божена Рынска в шикарной белой шубе что-то внимательно читает на своем телефоне. В нескольких шагах от нее писатель Дмитрий Быков с улыбкой беседует со знакомым и даже не обращает внимания на проскользнувшего коллегу Виктора Шендеровича, который спешит поздороваться с кем-то из друзей. Оппозиционер Илья Яшин делится впечатлениями с соратниками о своей недавней отсидке. Неожиданно журналисты окружают кого-то. «Кто это? Навальный?» – засуетились все вокруг. Нет, это бывший министр финансов Алексей Кудрин объясняет прессе, почему стране нужны досрочные выборы.

Вскоре появился тот, кого все ждали. Алексей Навальный пришел вместе с женой, некоторые время они что-то обсуждали, но журналисты не собирались оставлять их наедине: популярного блогера, который все больше становится политиком прямо на наших глазах, обступают со всех сторон. В руках у него бумажка с текстом речи: там многое зачеркнуто, дописано, видно, что с текстом тщательно работали. За сценой установлено несколько палаток, и г-н Навальный зашел в одну из них. Корреспондент «НИ» видит, как он продолжает работать над текстом: продолжает зачеркивать, исправлять, потом откладывает переписанное, ходит туда-сюда, заложив руки за спину. Рядом соратники и жена, но никто не говорит ни слова, боясь отвлечь. Так что тех, кто решил, что речь Навального была экспромтом, разочаруем: все было тщательно продумано и подготовлено.

«Сколько же здесь народу…»

В отличие от Болотной, где многие участники митинга не только не видели, но и не слышали того, что происходит на сцене, в этот раз выступающих было слышно отовсюду. Правда, тем, кто стоял в середине проспекта и дальше, рассмотреть что-то было практически невозможно. Трансляция шла на небольшом экране справа от сцены, и из-за многочисленных флагов картинку, которую показывали, было совершенно не видно. Но это, надо сказать, мало кого расстроило. Для большинства собравшихся главное было – прийти. «Как же нас много…», «Вот это да…», «Сколько же здесь людей…», «Как в 1991-году», – слышались обрывки фраз отовсюду.

В целом бросалось в глаза: большинство плакатов на митинге носило отчетливую антипутинскую направленность. «Он сказал, что на Болотной кому-то платили деньги, он, видимо, перепутал их со своими молодежными движениями», – возмущался мужчина средних лет в разговоре с корреспондентом «НИ». Своеобразные ответы премьеру всячески обыгрывалась в плакатах, которые принесли с собой люди. «Hillary, I’m still waiting for my money!» («Хиллари, я все еще жду своих денег!»), «Госдеп, имей совесть! Я работаю, а денег нет!». «Ищу пункт выдачи Госдепом «небольших денежек» – держала в руках плакат симпатичная девушка. Другая красными буквами на зеленом листе сообщила, что «пришла бесплатно».

Многие участники митинга, видимо, разделяют любовь Владимира Путина к Киплингу. «Бандерлоги за отмену закона джунглей» и «Мы не бандерлоги!». У научного сотрудника биофака МГУ Николая Пояркова в руках плакат с Маугли и надписью: «У нас не закон джунглей». «За ночь нарисовали, – рассказал «НИ» Николай. – Нас было семь человек. Рисовали и надували гелием шарики и презервативы. Всего у нас пять плакатов, остальные «гуляют» у друзей». На другом плакате, который держат друзья Николая, – удав, проглотивший Россию. «На Болотную пришли около 40 моих друзей, – рассказал «НИ» Андрей, тоже с биофака. – А сейчас еще больше». У самого Андрея за плечами кроме Болотной еще Триумфальная и Чистые. А до выборов он на площадь не выходил и голосовал в свои 27 лет впервые.

Креатива в самодельных плакатах хватало с лихвой и не только в ответ премьеру. Обращение к Чурову: «Волшебник, не трогай мой голос в марте 2012». Были и серьезные: «Те, кто молчал, перестали молчать», «Коррупция – угроза нацбезопасности. А чем занимается ФСБ?»

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

«Мы не политики»

Выступления продолжаются. Большинство людей не расходятся, хотя стоять на месте холодно, а слушать три часа подряд серьезные вещи, даже перемежаемые музыкальными номерами и призывами Владимира Рыжкова поскандировать, тяжело. Поэтому вдали от сцены митинг походит на народное гулянье. Люди улыбаются, рассматривают творчество друг друга и позируют вместе со своими плакатами перед объективами. Охотно общаются между собой и с журналистами.

Сотрудники одного из московских театров – звукооператор Елена Новикова и реквизитор Мария Шаховцова - стояли немного в стороне, разглядывая бурлящую толпу и читая плакаты, которые поднимали над головой студенты. Самих их можно было бы отнести к возрастной категории «мам студентов». По словам Елены, на проспект Сахарова пришли и те ее коллеги, которые две недели назад не были на Болотной, потому что «сомневались». Елена и Мария тоже не были на прошлом митинге, потому что работали. «Сейчас попросили режиссера уйти пораньше, и он разрешил, - говорит Елена. - Он и сам здесь. Мы не политики и не политизированные люди, раньше не ходили на митинги».

Одна из самых младших участниц митинга – пятилетняя Ира. Она пришла вместе с папой и мамой. Еще до прохода через «рамки» получила белый воздушный шарик с надписью: «Против жуликов и воров». «Мы объяснили ей, что там, куда мы идем, будет много людей, у которых важное дело, – рассказал «НИ» ее папа Евгений. – Мы сказали, что может быть немножко холодно, зато будет интересно. Мы вообще не планировали кидаться с ребенком на баррикады. Но сегодня ее оставить было не с кем». В день митинга на Болотной Евгений, по его словам, «малодушно работал». И рабочий график оказался «такой штукой, которую никак не сдвинуть». А теперь «все получилось».

Герои и антигерои

Хотя симпатии митингующих разделились, несколько ораторов получили одобрение явного большинства. В первой части акции это был писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили). «Мы все здесь очень разные, поэтому возникла иллюзия, что они могут нас перессорить. У них это не получится по одной простой причине: чувство, которое нас объединяет, многократно сильней вещей, которые нас разделяют, – заявил он. – На прошлом митинге был выдвинут минимальный набор требований, на которых мы согласны терпеть эту власть, но как власть на это отреагировала? Туманными обещаниями и оскорблениями». Таким образом, литератор задал общий тон митингу.

Надо признать, что собравшиеся с большим желанием слушали не политиков, а деятелей культуры. Свои аплодисменты сорвал музыкальный критик Артемий Троицкий, вышедший на сцену в карнавальном костюме презерватива. Овацией закончилось выступление писателя Дмитрия Быкова. Тепло встретили музыканта Алексея Кортнева. Когда он закончил петь, Василий Уткин предложил вспомнить еще одну его известную песню. «Выборы, выборы…» – напевал известный футбольный комментатор и выставлял микрофон в толпу, которая отвечала ему в рифму про кандидатов. «Меня в том фильме выбирали губернатором, там выборы были честнее», – иронизировал Василий.

А когда на смену деятелям культуры начали выходить политики, реакция стала более полярной. Сопредседатель «ПАРНАСа» Борис Немцов, кстати, один из организаторов митинга, был вынужден выслушать свист. Еще больше досталось единственному выступавшему на митинге депутату Госдумы – справедливороссу Илье Пономареву. Ему непрерывно скандировали: «Сдай мандат!» Зато когда микрофон брала журналистка Ольга Романова, ее никто не перебивал. Многие ждали Алексея Навального, так что его появление на сцене было встречено одобрительным гулом. «Мы сидели в спецприемнике и боялись, что будет как раньше: пришли, покричали и разошлись. А вы покричали и не разошлись», – кричал он в толпу. – Вы разойдетесь или нет?» И в ответ – дружное «нет!». Этот прием – многократно спрашивать собравшихся, да или нет, сработал очень хорошо. Чувствовалось, что оратор заводится. «Я вижу здесь достаточное количество людей, чтобы взять Кремль и Белый дом прямо сейчас», – прокричал он. Часть митинговавших ответили бурным одобрением, однако многие вздрогнули: на митинг они пришли не за этим. Через секунду Алексей Навальный продолжил: «Но мы мирная сила, мы не сделаем этого пока, но если это жулье будет обманывать нас, мы заберем сами», и многие с облегчением выдохнули.

Сюрпризом стало появление на митинге двух персонажей: Алексея Кудрина и Ксении Собчак. Выступать им было трудно. Бывший министр финансов фактически солидаризовался с требованиями митинга, призвав к отставке главы ЦИК и досрочным выборам парламента. Светская львица настаивала на том, что бороться надо не за власть, а за влияние на нее. Несмотря на очевидное различие позиций, реакция собравшихся была схожей – достаточно активный свист. Получили слово и представители националистических движений. На протяжении митинга они часто пытались прервать ораторов свистом или кричалкой «Русские вперед» Но когда на сцену вышел «их человек» Владимир Тор, его освистали теперь уже многочисленные оппоненты националистов.

Завершился митинг принятием резолюции. Большинство ее пунктов повторяли тот документ, что был принят на Болотной, в частности освобождение всех политзаключенных, отмена итогов выборов, отставка Владимира Чурова, регистрация всех оппозиционных партий. Однако появились новые требования и призывы. Это принятие демократического избирательного законодательства до февраля 2012 года и проведение новых и честных выборов. Отдельным пунктом значился призыв не отдавать ни одного голоса Владимиру Путину 4 марта.

В Петербурге прошло два с половиной митинга

В отличие от Москвы, где главный митинг в прошедшую субботу, обозначился четко заранее, в Санкт-Петербурге на первенство в той или иной степени претендовали сразу три общественные акции. Первая – на Пионерской площади, вторая – на площади Сахарова. Половинкой можно считать неудавшуюся попытку пикета «Другой России» около Смольного.
Полицейские на выходе из метро «Пушкинская» были необычно приветливы: «Вы на митинг? Вам туда», и показывали руками в сторону Пионерской площади. Около часу дня на ней уже собрались представители всех партий, которых организаторы – депутат Госдумы Оксана Дмитриева и ее однопартийка из «Справедливой России», муниципальный депутат Надежда Тихонова – согласовали накануне. Для начала г-жа Тихонова потребовала очистить площадь от «провокаторов» из левых движений: «Ваши штучки и требования сдать мандаты не пройдут. Нам мандаты дались потом и кровью. Пошли вон отсюда!» Полицейские увели в автозаки пятерых парней. Однако через несколько минут в своей митинговой речи Наталья Евдокимова потребовала отпустить задержанных. Вызволять их пришлось лично Сергею Миронову.
Над Пионерской развивались флаги «Справедливой России», «Яблока», «Гражданской обороны», ЛДПР, коммунистов, Российского социалистического движения, а также движения ингермандландцев, непонятной организации «Питерские родители» и почти забытой Либертарианской партии. Перед трибуной группа молодых людей размахивала флагом с логотипом DDT. Накануне оргкомитет митинга решил не допускать к себе националистов, «Другую Россию», Объединенный гражданский фронт Ольги Курносовой, нацболов и прочих радикалов. Возможно, благодаря этому все прошло без эксцессов, но вяло. Ораторы, в основном эсеры, говорили о том же, что и на предыдущем митинге 10 декабря: «голоса избирателей украли», «партия жуликов воров шарит не только по тумбочкам, но и по урнам».
Сергей Миронов пообещал в случае своего избрания президентом распустить Госдуму. Лидер петербургского «Яблока» Максим Резник попытался поменять тему и акцентировал внимание собравшихся на том, что Владимира Путина нельзя пускать на третий срок. Член политсовета «Солидарности» Иосиф Скаковский пытался напомнить, что «тут не митинг «Справедливой России», но большой симпатии не встретил. По разным данным, на Пионерской собрались максимум 2 тыс. человек.
Недопущенные туда националисты из «Славянской силы» и ОГФ Ольги Курносовой подавали заявку на проведение своего митинга на Дворцовой площади, но получили отказ. Акция состоялась на площади Андрея Сахарова. На нее пришли около 1 тыс. человек. Флаги были только двух видов – ОГФ и имперские. Перед трибуной группа молодых людей стояла с большим баннером «Общественное движение Русские против Путина». Среди выступающих – члены НТС, националистических организаций, либертарианцы, музыканты Борзыкин и Новицкий. Собравшиеся также прослушали трансляцию выступления Навального в Москве.
А в 16 часов у ворот Смольного начался несанкционированный митинг «Другой России». На него собралось два десятка активистов партии, чуть больше журналистов и еще больше омоновцев. Полицейские объясняли, что в выходной в Смольном никого нет, а как только местный партийный лидер Андрей Дмитриев начал выкрикивать «Дядя Жора, выходи!», полиция тут же начала задерживать собравшихся.
Андрей МОРОЗОВ, Санкт-Петербург

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter