Рус
Eng
В Беларуси объяснили слова Лукашенко о "вхождении в состав другой страны"

В Беларуси объяснили слова Лукашенко о "вхождении в состав другой страны"

26 июня 2018, 16:05
Политика
Фото: Kepresidenan Indonesia / wikipedia.org
Глава МИД Беларуси Владимир Макей сказал, что для народа его страны понятия "независимости и суверенитета священны. И что касается каких-то возможных вступлений и вхождений в состав каких-то государств, то об этом не может быть и речи".

"Так Макей прокомментировал слова президента Белоруссии Александра Лукашенко, который сказал, что страна может войти в состав "какого-то другого государства", если не будут выполняться поставленные задачи в сельском хозяйстве, - отмечает РБК. - Добавив, что страна находится как "на фронте".

По мнению Макея, глава его государства лишь предположил, что могло бы случиться, если бы экономика страны стала падать, а благосостояние населения ухудшаться: "Лукашенко обрисовал перспективы, к которым мы не стремимся".

Белоруссией происходит сложная вещь, - комментирует Матвей Ганапольский в эфире радиостанции "Эхо Москвы". - Дело в том, что они выросли. Я уже рассказывал, что когда был в Белоруссии, сошел с самолета, я увидел, что надписи там на четырех языках, в том числе, китайском.

Лукашенко играет в большую игру с китайцами. Он китайцам дает такой карт-бланш, которого Россия и не видит. Он делает альтернативную экономику — просто о ней мало кто говорит и мало кто замечает. Он вырос. Думаю, что вечерами, когда он приходит домой, он рвет на себе волосы, что он заключил такое историческое – пока что не имеющее обратного хода "союзное государство". Он не знал, что так можно. Он не знал, что мир изменится, он не знал, что будет такая история с Украиной, не знал, что Россия его подвесила за ребро, не знал, что сам он лично изменился и прошел путь от отвращения перед Западом, к Западу, и сейчас ищет контактов с Западом, с США, с объединенной Европы.

Сегодня он вступал бы в Европу и в НАТО. Потому что так получилось – человек сидел-сидел, — насколько я его чувствую, и сейчас это совершенно другой Лукашенко, который продолжает, делая ритуальные книксены в отношении России, тем не менее, строить свое национальное государство.

Он перестал ментально быть частью России. Поэтому отсюда такие слова. Он их говорит вполне откровенно, хотя, конечно, он уже должен быть "белоруссо-фашистом" на "зомбоящике". Потому что что это такое? Все же прекрасно понимают, что он имеет в виду Россию.

Мы долго дискутировали над непонятной фразой "присоединиться к какому-то государству". Но вообще, честно говоря, он прибедняется. Потому что экономика в Белоруссии диверсифицирована, она стоит не только на бензине и не только на нефти. Она стоит много на чем. Вот здесь, в Киеве, каждый пятнадцатый магазин – белорусский. И мы знаем, какое прекрасное в Белоруссии сельское хозяйство. Знаем, какая прекрасная деревообрабатывающая промышленность. Поэтому он там пугает.

Но хочу вам сказать, что, конечно же, назревает кризис. И думаю, что он все время думает о том, как бы закончить с этим государством, которое так и не родилось и всю жизнь жило на конфликте. Только пока время еще не пришло".

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter