Рус
Eng

Девять лет воли не видать

Девять лет воли не видать

26 июня 2012, 00:00
Политика
Анастасия БЕРСЕНЕВА, Владлен МАКСИМОВ, Дмитрий ТАРАТОРИН, Сергей ТКАЧУК («НИ», 1 июня 2005 года)
«Новые Известия» продолжают публикацию материалов из архива газеты, приуроченную к 15-летнему юбилею издания. Семь лет назад – 31 мая 2005 года – после полутора лет следствия и судебного разбирательства был вынесен первый приговор владельцам ЮКОСа Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Оба фигуранта получили по девя

Вчера Мещанский суд столицы наконец-то закончил беспрецедентно длинное чтение приговора бизнесменам Михаилу Ходорковскому, Платону Лебедеву и Андрею Крайнову. Первые двое получили по девять лет колонии общего режима, Крайнов, сотрудничавший со следствием, отделался пятью годами условно. С самого утра у здания Мещанского суда дежурила корреспондент «НИ».

Сторонники Михаила Ходорковского вчера наконец-то добились у московских властей официального разрешения на митинг в защиту олигарха. Правда, к самому зданию их не пустили, остановив за сто метров до него. Напротив, через дорогу, расположились противники Ходорковского. Два пикета разительно отличались друг от друга. Участники первого периодически скандировали лозунги, свистели, дудели и размахивали флагами. Одна из девушек держала в руках маленькую клетку, в которой сидел игрушечный мишка. Вторые, закрывшись от дождя зонтиками, предпочитали разгадывать кроссворды и читать газеты. За весь день противники подсудимых не смогли выдавить из себя ни одного лозунга. Все их доводы были аккуратно развешаны на заграждении: «Вор должен сидеть в тюрьме».

С утра представители СМИ, дежурившие на улице, не сильно надеялись на скорое завершение суда. Пессимисты утверждали, ссылаясь на высокопоставленных и компетентных знакомых, что судья вынесет решение не раньше пятницы. Однако ближе к часу дня кругом заговорили о девяти годах тюремного заключения для Ходорковского и Лебедева. Информацию принесли журналисты из зала суда, которых попросили удалиться оттуда – они слишком бурно реагировали на оглашение приговора. Новость мгновенно попала на информационные ленты, а затем и к пикетчикам, которые разразились свистом и воплями: «По-зор! По-зор!», «Про-из-вол!». Сотрудники милиции тут же усилили оцепление, встав перед участниками митинга в два ряда плечом к плечу. В ответ неслось: «Миша в тюрьме, позор в стране!», «Хочешь жить при диктатуре – доверяй прокуратуре!» и «России дали девять лет!». Противоположная сторона приняла приговор гораздо спокойнее, почти не отрываясь от кроссвордов. Только словоохотливые пенсионерки с активностью рассуждали, почему на Западе виновным в финансовых махинациях дают сотни лет тюремного заключения, а в России только девять. «Я не против, я за справедливость!» – убеждала своих товарок пикетчица.

Стоявшие на улице журналисты еще целый час ждали официального подтверждения информации о тюремных сроках, пока к ним не вышел московский правозащитник Лев Пономарев. Он сообщил о приговоре и предсказал скорую революцию. «Это показало, что режим не хочет идти на компромисс, – заявил г-н Пономарев. – И, скорее всего, у нас будет революция. Я этого не хочу. Но, может быть, правозащитникам удастся «разбудить» народ, тогда можно добиться мягкого свержения режима». Чуть позже про неизбежность революции сообщила и специалист по социологии элит Института социологии Российской академии наук Ольга Крыштановская. «В нашей стране режим жесткий, – сообщила вышедшая из здания суда Ольга Крыштановская. – У нас все приспособлено к подавлению возмущения народа. В России никакой «оранжевой» революции, «бархатной» революции не будет. У нас она будет с кровью».

Одними из последних здание суда покинули адвокаты подсудимых. Адвокат Генрих Падва про революцию говорить не стал, лишь сообщил, что будет требовать пересмотра дела. «От имени всех адвокатов я заявляю, что мы не согласны с принятым решением во всех его частях, – заявил Генрих Падва. – Ничего общего с истинным правосудием здесь нет. Мы будем обжаловать приговор. Надежды на наше правосудие немного, но мы пройдем все инстанции». Затем он дал слово адвокату Антону Дрелю, который озвучил заявление Михаила Ходорковского: «Несмотря на очевидные доказательства отсутствия моей вины, суд отправил меня в лагерь». Бывший глава ЮКОСа передал стране, что у него нет претензий к судье Ирине Колесниковой, так как он понимает, «какому давлению судья подвергалась». «Правосудие – бессловесный придаток, тупое орудие власти, – приводил слова олигарха г-н Дрель. – Мне известно, что судьба приговора по моему уголовному делу решалась в Кремле. Сегодня миллионы наших сограждан увидели, что, несмотря на заявление высшего руководства страны об укреплении правосудия, надеяться пока не на что. Это стыд, позор и беда нашего государства».

Тем не менее Ходорковский намерен и дальше требовать, чтобы его оправдали. «Мне очень важно добиться оправдания на моей родине», – сказал он. Также он поблагодарил всех россиян, оказывавших ему поддержку, и заявил, что ему хочется «опровергнуть тех, кто называл русский народ «быдлом». «Наш народ – справедливый и благородный», – подчеркнул Ходорковский устами адвоката. Он сообщил, что планирует продолжать заниматься общественной деятельностью и собирается учредить несколько благотворительных организаций в разных областях. «Уже есть люди, готовые под мое имя перечислять деньги», – сказал Ходорковский. Он также объявил, что готов провести заочную пресс-конференцию из тюрьмы. «Я буду работать, буду бороться за свободу Лебедева, за свободу будущих поколений, – сказал Ходорковский. – Я выйду из-за колючей проволоки и вернусь домой. В моей судьбе ничего лишнего, на моем прошлом нет жирных пятен, а будущее мне видится чистым и светлым».

Как сообщили адвокаты, подсудимые спокойно вынесли оглашение обвинительного приговора. Михаил Ходорковский сказал, что решение суда является «памятником басманному правосудию», а Платон Лебедев заявил, что такой приговор сам по себе является преступлением.

Что вы думаете о приговоре Ходорковскому и Лебедеву?

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии:
– Этот приговор окончательно превращает Ходорковского в политическую фигуру. Он фактически стал первым внесистемным политиком в нашей стране. То есть он теперь ничем Кремлю не обязан. И может в перспективе действовать без всякой на него оглядки. С другой стороны, стало ясно, что Кремль не мыслил политическими категориями, когда принимал подобное решение, поскольку политически такой приговор ему невыгоден. Преследовалась цель исключительно нейтрализации Ходорковского и Лебедева в процессе передела собственности. Но у власти еще остается шанс политически отыграть ситуацию, если Путин помилует Ходорковского. Для этого, правда, потребуется соответствующее обращение осужденного, а оно станет фактическим признанием его вины. В этом случае либеральное окружение Путина и правое крыло единороссов будут лоббировать решение о помиловании, которое, скорее всего, и будет принято…

Леонид ГОЗМАН, заместитель председателя СПС:
– Я думаю, что это самый дорогой приговор в истории России. В том смысле, что мы все дорого за него заплатим. Я имею в виду все социально-экономические последствия приговора и судебного процесса в целом. Речь идет о резком ухудшении имиджа страны на международной арене. О падении доверия к России. О нежелании иметь с нами дело. В результате российский бизнес начинает ориентироваться на уход в тень и вывод своих капиталов за рубеж…

Эдуард ЛИМОНОВ, писатель, политик:
– Похоже, решили погубить Ходорковского до конца. Кто-то имеет на него сильную злобу. Хотя, казалось бы, уже и деньги отняли, тем не менее 9 лет – срок немалый. Это приговор всему российскому бизнес-сообществу. Они теперь должны, по идее, начать заговоры плести. Потому что им стало ясно – с такой властью спать спокойно нельзя. И я, кстати, тоже сплю неспокойно. Вот нам бы и объединить усилия.

Генри РЕЗНИК, председатель Московской коллегии адвокатов:
– Произвол, даже обернутый в форму судебного приговора, все равно остается произволом.

Марк УРНОВ, председатель фонда «Экспертиза»:
– Приговор Ходорковскому – это демонстрация развалившейся судебной системы и паралича в правоохранительных органах... Если раньше об этом догадывались, то сегодня власть дала все основания говорить об отсутствии в России права, ссылаясь на конкретный прецедент. Судебный вердикт показал, что демократия как политическая система в России отсутствует. А строгость наказания позволяет говорить, что власть предпочла заявить об отсутствии демократии в стране во весь голос. Граждане, сказала она, вы несвободны.

Наталия ВИШНЯКОВА, начальник управления информации и общественных связей Генеральной прокуратуры РФ:
– Мы считаем этот приговор справедливым и соответствующим обстоятельствам и тяжести совершенных Ходорковским, Лебедевым и Крайновым преступлений. Мы категорически отвергаем какую-либо политическую подоплеку в этом деле…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter