Рус
Eng
Пытки в Сургуте. "Новые Известия" получили свидетельства пострадавших

Пытки в Сургуте. "Новые Известия" получили свидетельства пострадавших

26 февраля 2019, 10:51ПолитикаPhoto: s3.zona.media
Сообщения о пытках последователей «Свидетелей Иеговы» (организации, признанной экстремистской и запрещенной на территории РФ) в сибирском Сургуте потрясли цивилизованный мир. Приковали к религиозной общине внимание людей, далеких от религии. «НИ» публикуют свидетельства семи жертв преследований за веру.

15 февраля в Югре прошли массовые обыски у исповедующих религию «Свидетели Иеговы» (организации, признанной экстремистской и запрещенной на территории РФ). Не менее четырех десятков человек, в том числе дети, были доставлены в следственный отдел по ул. Островского в Сургуте. В течение нескольких часов людей удерживали без оформления документов. Доставленным запрещали садиться, требовали, чтобы они все время стояли, рассказывает адвокат Колобов. От пыток пострадало не менее 7 человек.

Трое фигурантов по уголовному делу остаются в следственном изоляторе – в общине опасаются, что физическое и психологическое насилие над ними может продолжаться.

В Следственном комитете по Ханты-Мансийскому автономному округу пытки над членами религиозной общины изначально опровергали, назвав информацию об этом "не соответствующей действительности". Однако уже через два дня, после появления на различных медиаресурсах первых видеоинтервью с предполагаемыми жертвами вынуждены были передумать:

«<…>учитывая ажиотаж, который поднялся после публикации этой информации в СМИ, решено провести доследственную проверку», — сообщил старший помощник руководителя следственного управления СК РФ по ХМАО Олег Меньших. Он пояснил, что в ходе проверки допросят работавших с задержанными следователей, а также самих заявивших о пытках.

«Новые Известия» публикуют свидетельства всех семерых заявивших о пытках последователей «Свидетелей Иеговы»*. Копии заявлений в адрес Уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой, заверенных подписями пострадавших, имеются в распоряжении редакции.

Обращения поданы на рассмотрение российскому омбудсмену 21 февраля.

Фамилии следователей, которые упоминаются в показаниях потерпевших, редакция не приводит до получения результатов официальной проверки.

Вячеслав Боронос:

«15 февраля 2019 года у меня дома произведен обыск. Потом меня с женой и сыном привезли в СО по г. Сургут на ул. Островского, дом 47, где мы находились на первом этаже. Пока я ждал своей очереди, мы услышали крики, которые доносились из дальнего конца коридора.

Перед началом допроса следователь А. меня сфотографировал, а затем попытался получить образцы голоса. Мне предлагали прочитать какую-то распечатанную молитву на телефон, я отказывался, следователь скомкал распечатанный лист и отправил меня в коридор, где несколько молодых мужчин в штатском провели меня далее по коридору в помещение похожее на санитарную комнату с серой кафельной плиткой на полу.

Меня поставили лицом к стене, связали скотчем руки за спиной. Я почувствовал неладное и предупредил об имеющихся у меня серьезных заболеваниях и попросил не бить меня. Мне ответили, что сейчас меня полечат. Потом скотчем связали мои ноги и положили на пол лицом вниз, лбом на влажную тряпку. Они надели мне на голову синий полиэтиленовый пакет и затянули его, в результате чего я начал задыхаться. Когда я почувствовал, что теряю сознание, пакет ослабили, я лихорадочно дышал, а находящиеся со мной люди кричали на меня, требуя признания. Пакет затянули во второй раз и, когда я начал задыхаться, мне зажали через пакет рукой рот и пустили электрический ток, приставив между ног в районе ягодиц электрошокер. Так повторялось несколько раз. На мне сидели несколько человек и держали, больно придавливая к полу, поскольку от невыносимой физической боли я пытался кричать и вырывался.

Через какое-то время мне на джинсы налили жидкости в районе ягодиц и продолжили включать электрический ток, прикладывая к джинсам между ног в области ягодиц электрошокер.

Несколько раз меня ударили сбоку по голове в области ушей, по всей видимости ладонями. Через какое-то время меня начали периодически сильно бить предметом по икроножным мышцам и два раза в правую икроножную мышцу пропускали электрический ток. Когда мне стало совсем плохо, в ягодицу чем-то укололи, после чего через некоторое время я почувствовал жар, разливающийся по телу. Потом меня подняли с пола, помогли встать на ноги, сняли скотч, дали туалетной бумаги, и влажную тряпку, чтобы я вытер лицо, и вывели в прохладный тамбур, чтобы я пришел в чувство. Когда я приходил в себя, ко мне подошел следователь А. и сказал, что когда я войду в кабинет, то адвокат спросит, где я так долго был, на что я должен ответить, что «я был на 2 этаже у жены с сыном». Когда я с трудом стал двигаться, следователь, сказал, что так дело не пойдет и нужно идти, как ни в чем не бывало. Адвокат действительно задал мне вопрос, где я был, на что я ответил: «Ваши ребята в туалет провожали». Про пытки не стал говорить, т.к. боялся.

У меня взяли образцы голоса и меня допросили. Я был вынужден давать показания, т.к. боялся продолжения пыток.

В самом конце следователь А. спросил меня, испытывал ли я хоть когда-нибудь такое и не обиделся ли я на ребят. Я ответил, что подобного я не мог себе представить даже в страшном сне. 16 февраля 2019 года, я обратился в БУ «Сургутская Клиническая Травматологическая больница», где был поставлен диагноз: «Ушиб, подкожные гематомы задней поверхности правой и левой голени (580.1) внешняя причина: Удар другого лица или столкновение с ним». 17.02.2019 года мною было дано объяснение по факту произошедшего в дежурной части ОП-1 УМВД России по городу Сургуту. 18.02.2019 мною была пройдена судебная медицинская экспертиза в отделении судебной медицинской экспертизы г. Сургута».

Сергей Волосников:

«15 февраля 2019 года следователь СО по г. Сургут Г. и два оперуполномоченных ФСБ провели обыск в моем доме. Потом меня принудительно отвезли в СО по г. Сургут на ул. Островского, дом 47.

В отсутствие адвоката меня допросил следователь Г. Он сказал, что его не устраивают мои показания и повел меня на первый этаж. Двое мужчин завели меня в помещение 2 на 5 метров, рядом с кабинетом следователя, напоминающее туалет (пол и стены в кафеле). Один из них скрутил картонную трубку и нанес мне 4 удара по шее, требуя дать признательные показания.

Потом трое мужчин связали мне руки за спиной скотчем, надели на голову черный полиэтиленовый пакет, обмотали скотчем вокруг головы. Меня положили на пол лицом вниз, связали ноги, ноги облили водой и начали бить электрошокером по ноге. Было не менее 7 разрядов, от которых я испытывал сильное жжение и удары тока. Я испытывал приступы удушья. Это продолжалось примерно 30 минут. Также мне сделали укол в область ягодицы, говоря про «вакцину СПИДа».

В итоге я согласился отвечать на вопросы следователя. Меня перевели в соседний кабинет к следователю Т., который составил новый протокол допроса. После этого допрос был повторен под видеозапись. Мои показания не были добровольными.

Я слышал, как пытали других известных мне людей — Логинова, Бороноса, Плехова. Я слышал звуки ударов, треск электрических разрядов и крики от боли и мучений. Я не видел происходящего, так как стоял лицом к стене.

От пыток у меня большие гематомы на голенях, гематомы на спине, которые я освидетельствовал в травматологии, указав, что получены от следователей. Я могу точно опознать одного из тех, кто меня пытал».

Савелий Гаргалык:

«Во время обыска в моем доме меня избили, чтобы получить компьютерный пароль. 15 февраля 2019 года у меня проводили обыск. Обыск проводил следователь С., ему помогали трое оперуполномоченных.

В ходе обыска один из оперуполномоченных применил ко мне насилие, поскольку я отказывался назвать компьютерный пароль. Меня отвели в спальню, и этот оперуполномоченный нанес мне 4 болезненных удара металлической цепочкой с наконечником в область правой руки (предплечью). Затем он зашел со спины и ударил кулаком в область темени, от чего у меня закружилась голова и я испытал сильную боль. При этом находились два других оперативника. Я не знаю имени этого оперативника, он маленького роста и говорил, что работает в правоохранительных органах г. Мегион (ХМАО-Югра).

В это время следователь и специалист-компьютерщик составляли протокол в детской комнате. Я сообщил следователю С. об избиении в спальне. Он ответил, что я потом могу написать жалобу».

Евгений Кайряк:

«15 февраля 2019 года ко мне домой пришли сотрудники правоохранительных органов для обыска. Обыск проводил следователь А., ему помогали 8 человек. Мы отказались назвать пароли от телефонов, и следователь сказал, чтобы меня вывели. Двое сотрудников в масках вывели меня в другую комнату в нашей квартире, где нанесли мне по голове в область затылка два удара рукой. После этого к ним присоединился сотрудник в штатском, но без маски, с залысиной и короткой стрижкой. Они стали демонстрировать электрошокер, похожий на пистолет, при этом им трещали.

Потом нас с супругой отвезли на ул. Островского, дом 47 в кабинет к следователю А. После допроса, который не устроил следователя, меня завели в небольшую комнату, там лицом к стене стоял Волосников Сергей. Меня поставили к стене, ударили по ногам и нанесли 3-4 удара руками по ребрам справа, а также не менее 20 раз по голове каким-то предметом, который я не видел. При этом требовали дать показания. Когда я согласился, меня отвели к следователю А., и я заявил, что ко мне применили насилие, на что следователь ничего не сказал, а продолжил допрос, в ходе которого я снова воспользовался ст. 51 Конституции. Следователь А. попросил меня снова выйти в коридор, сказав, что со мной «хотят поговорить». Следователь с оперуполномоченным повели меня в конец коридора, в то же помещение, где меня били. Там уже были 4 сотрудника, меня заставили лечь на пол лицом вниз, связали руки за спиной скотчем, а также ноги. Под голову положили тряпку. После чего стали выгибать пальцы на руках, причиняя мне сильную боль. Потом на голову надели полиэтиленовый пакет, я стал задыхаться. Одновременно, мне стали наносить разряды электрошокера в область заднего прохода через одежду. Я кричал от боли. Мне задавали вопросы, я отвечал. Если ответ их не устраивал, применяли электрошокер. Всего мне нанесли не менее 10 разрядов. Также через пакет били по лицу. Это продолжалось примерно 15 минут.

Меня развязали, сказав, что если я не дам признательные показания, «все повторится, ночь длинная, и неизвестно, останусь ли я живым». Следователь А. спросил, готов ли я давать показания. Я был вынужден отвечать на вопросы, вопреки своей воле, оговаривая себя и моих соверующих. Из страха перед пытками я подписал протокол. Я не говорил адвокату, что меня пытали, т.к. ему не доверял и боялся продолжения.

От пыток у меня на лице был с одной стороны отек, с другой гематома, которые я зафиксировал в травмпункте. Всего в пытках принимали участие примерно 3-4 человека. В связи с моим освидетельствованием меня опрашивали в полиции.

Я видел в здании Сергея Волосникова и Вячеслав Бороноса, к ним тоже применяли силу».

Артем Ким:

«15 февраля 2019 года у меня дома был произведен обыск.

После обыска меня привезли на ул. Островского, дом 47. Во время допроса я сослался на ст. 51 Конституции РФ, мне дали подписать протокол. После этого следователь Б. попросил меня задержаться, т.к. со мной «хотят поговорить оперуполномоченные». Меня повели в конец коридора, меня поставили лицом к стене с широко расставленными ногами и нанесли удар ладонью в область затылка. Затем завели в помещение, похожее на туалет, где хранился различный хлам. На голову надели черный мешок, который обвязали скотчем вокруг шеи и вдоль лица, связали скотчем руки. Ударили ногой, я упал, нанесли сильный удар ногой в область ягодицы, потребовали встать, ударили по голове, положили лицом вниз, кто-то сел мне на спину, и начал тянуть руки вверх, от чего я чувствовал сильную боль. Кто-то держал мои ноги, били каким-то предметом по икрам. Все это продолжалось примерно 20 минут, сопровождалось оскорблениями, треском электрошокера и угрозами, что меня сейчас будут «жарить».

Потом начали бить разрядами шокера в обе икры (прикладывали и несколько секунд держали). Я испытывал сильную боль. Удары шокера переместились в заднюю поверхность бедра, потом шокер вставили промежность и тоже дали разряд. С меня сняли ботинки, стали поливать ноги водой и бить шокером в костяшки возле ступни. Одновременно, меня оскорбляли и унижали, нанося удары по голове. Полили водой заднюю поверхность бедра, туда стали наносить разряды шокера. Потом полили руки водой и стали бить туда шокером. Затем перевернули на спину, начали бить шокером в колени, нащупывая места под чашечкой, в и другие места на ногах. Я сильно кричал, за что меня били по голове.

Затем мне приспустили брюки и нижнее белье, сделав какой-то укол, как мне сказали, от которого я получу разрыв сердца. После этого мне стали угрожать изнасилованием, стали подбирать какой-то предмет и водить им по ягодицам. Потом ноги полили водой, после чего я почувствовал ток необычайной силы, таких разрядов было 3-4, от них содрогалось все тело и останавливалось дыхание. При этом треска шокера не было. Меня спросили, нужен ли мне врач. Потом стали бить шокером каждый палец рук. После этого я согласился дать показания.

Меня развязали и вывели в коридор, сказав, что сейчас поведут к следователю, но я снова отказался. Мне снова надели на голову мешок, обвязали скотчем, и втолкнули в то же помещение. Там меня поставили на колени, приказали закрыть лицо руками и держать глаза. После этого нанесли 5-7 ударов по шее и голове. После этого от меня стали требовать, чтобы я выполнял приседания, но я не мог, т.к. ногу свела судорога. Меня повалили на пол, стали душить, при этом били шокером. Потом стали бить сильными разрядами тока по ногам, без звука шокера. Я от боли ударился сильно головой, мне стали держать голову. Это продолжалось долго, я потерял счет времени.

Я снова согласился дать показания. Мне показывали фотографии людей, я называл их имена. Одного человека я не узнал — и на меня снова надели мешок, стали душить и били шокером по пальцам. Это происходило на протяжении всего допроса. Если я говорил «не знаю», били током, в случае положительного ответа давали отдых. Все это сопровождалось угрозами расправы со мной и близкими. Далее мне сказали, что все это я должен повторить следователю. Меня вывели в коридор и привели к следователю Богодерову. Со мной были трое оперуполномоченных, которые меня били и пытали. Следователь потребовал пароль от моего телефона. Я отказался, но опреуполномоченные стали снова угрожать и толкать по телу, и я вынужден был сказать пароль..."

Алексей Плехов:

« Обыск проводил следователь из Ханты-Мансийска, фамилию которого я не запомнил, ему помогали примерно 6 человек. Потом меня отвезли на ул. Островского, дом 47, на второй этаж. В кабинете 201 меня допросил следователь, проводивший мой обыск, был составлен протокол, я расписался. Следователь попросил меня подождать в коридоре примерно 40 минут. После этого ко мне подошли двое сотрудников правоохранительных органов, они завели меня в другой кабинет на втором этаже, там уже был другой сотрудник в свитере камуфлированной расцветки. Они меня расспрашивали о религиозной деятельности без протокола. Потом зашел высокий оперативник с залысинами и повел на первый этаж. Там меня поставили лицом к стене, натянули на глаза шапку. В таком положении я стоял 20 минут, слышал стоны Сергея Логинова. Затем меня завели в темное помещение, связали руки за спиной скотчем, повалили на кафельный пол, связав ноги скотчем. После чего поливая воду на ягодицы, ударили шокером, я закричал. Мне стали задавать вопросы, при этом давили ногами на икры и лопатки. Всего нанесли два разряда током. Потом ногу поставили мне на голову, потребовав давать показания. Я согласился.

В коридоре я услышал, как назвали имя и фамилию Артема Кима. Его стали бить, я слышал звуки ударов, звуки электрошокера, и его крики и просьбы прекратить, что ему больно. Это продолжалось очень долго, примерно 30 минут. Потом его вывели и поставили рядом со мной. Через некоторое время его снова завели в помещение и стали требовать, чтобы он приседал.

Меня завели в кабинет к следователю Т. Боясь продолжения пыток, я дал показания, которые им требовались, после чего я подписал протокол. Пока меня допрашивал следователь Т., из соседнего помещения доносились крики и звук работы электрошокера, с небольшими перерывами. Также агрессивные крики сотрудников. Это слышал следователь Ткач и понимал, что там пытают. После того, как я подписал допрос, пришел адвокат, который также подписал мой допрос. Я адвокату ничего не говорил про пытки, т.к. боялся.

Меня отпустили домой в 21 час 45 минут. У меня на теле от пыток были синяки, а именно, на икре левой ноги и небольшие ссадины на ногах. Я снял побои 18 февраля 2019 года в травмпункте. После чего меня опросили в полиции на предмет обстоятельств получения телесных повреждений».

Кирилл Северинчик:

«15 февраля 2019 года к нам приехали сотрудники правоохранительных органов для проведения обыска. Обыск проводил следователь женщина, ей также помогали 5-6 других сотрудников правоохранительных органов. При вторжении сотрудники заставили всю семью лечь на пол, в том числе мою несовершеннолетнюю сестру. При этом сотрудники выражались в отношении всех нецензурно.

Меня, моего отца, маму и двух сестер привезли на ул. Островского, дом 47, где мы более 2 часов ждали допроса, все это время наша семья стояла, сотрудники правоохранительных органов запрещали даже присесть на корточки.

Первым на допрос увели моего отца. Позже ко мне подошли два сотрудника в повседневной одежде, повели меня в противоположный конец коридора, завели в помещение, напоминающее туалет, т.к. он был весь в кафеле, где хранили разный хозяйственный инвентарь. 4 сотрудника связали мне руки скотчем за спиной, а на голову надели полиэтиленовый пакет, обмотав голову вокруг пакета скотчем. Затем меня повалили на пол, связали ноги. При этом мне стали перекрывать кислород, я задыхался, а они спрашивали о моих соверующих. Также мне угрожали сделать укол, но не сделали. После того как я кого-то не назвал, мне стали наносить по телу разряды ударов электрошокера, который прикладывали в область ягодиц через одежду. При этом кто-то меня придавливал к полу в области груди. Всего было 4-5 разрядов, от которых я кричал. При этом меня принуждали дать показания, после чего я согласился. Пытки продолжались 30 минут..."

Напомним, что 19 февраля суд в Сургуте вынес решение об аресте троих последователей «Свидетелей Иеговы»*. Им предъявлено обвинение в организации деятельности экстремистской организации - ч. 1 ст. 282.2 УК. Параллельно местный СК расследует дело об участии и вербовке в этой организации (ч. 1.1 и ч. 2 ст.282.2 УК). Имена и количество подследственных не называются. 15 февраля в Сургуте в семьях последователей «Свидетелей Иеговы»* прошли массовые обыски и задержания. Всего, по оценкам ведомства, в местную общину могло входить около 250 человек.

*деятельность организации признана экстремистской и запрещена на территории РФ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter