Рус
Eng
Деньги - не брать! Какие взятки дают в современной России

Деньги - не брать! Какие взятки дают в современной России

25 января , 10:23ПолитикаЮлия СунцоваPhoto: cryptoratings.ru
Какова технология взятки в современной России и почему с этими разлагающими государство преступлениями по-прежнему всё сложно? «Новые Известия» расспросили юристов - чем сегодня берут взятки в стране и далеко ли ушли от борзых щенков? Приведенные примеры – свежие случаи из личной практики собеседников.

Юлия Сунцова

Глава Счетной палаты России Алексей Кудрин по итогам прошлого года сообщил, что коррупция в России не снижается, а ущерб от нее может измеряться триллионами рублей. Следственный Комитет официально показывает меньшие цифры: 102 млрд рублей - только от выявленной коррупции за 8 месяцев 2019 года. Большая доля таких дел – около 20% приходится на взяточничество. Количество обнаруженных МВД взяток за 9 месяцев 2019 года выросло на 13% по сравнению с показателями предыдущего года.

Причину роста взяточничества эксперты видят в особенностях национального менталитета, формировавшегося на протяжении столетий, не последнюю роль играет и политический климат современной России, благоприятствующий мздоимцам, считают они.

Чемоданы с купюрами в кабинетах и ресторанах – остались далеко в прошлом, деньгами предпочитают вообще не брать, сходятся во мнении наблюдатели.

Сегодняшние взяточники в России - изощренные «профессионалы». Следователям приходится изрядно попотеть, чтобы доказать умысел и материальный интерес выгодоприобретателя. Причина – в тотальной эволюции взятки. Из материального выражения она трансформровалась в услугу и высокотехнологичный продукт из «потустороннего» цифрового мира. Судебная практика в России от «прогресса» отстает, рассуждают юристы.

- Стремительно развивающаяся во всем мире сфера финансов сегодня предоставляет в пользование принципиально новые инструменты, способы расчетов, IT-технологии, что облегчает жизнь не только добросовестным клиентам, но и взяточникам и взяткодателям, позволяя уйти от тугих пачек денег, перетянутых резинками, - говорит адвокат Александр Сурков.

Раскрывать, доказывать беловоротничковую преступность было тяжело всегда. Материализация благ в виртуальных мирах еще больше усложняет задачи охотников за преступниками данного сорта. В бездонный даркнет уходят даже переговоры. Российские судьи, рассматривающие в общей юрисдикции сложные дела с виртуальными счетами, криптовалютами, офшорными компаниями и хитросплетениями взаимных уступок, зачастую ничего в этом не смыслят, и вышестоящие судебные инстанции - им не помощники. Отмены по таким делам происходят исключительно из-за грубых процессуальных ошибок. Поимка взяточников по этой причине всё чаще скатывается в сферу бытовую – ловят тех, кого легче поймать, - говорит адвокат.

Законодатели, следя за тенденциями, выступают с инициативами по введению в закон понятия "нематериальной взятки". Депутат Госдумы Анатолий Выборный, к примеру, предлагает включить в положения о взяточничестве в Уголовном кодексе РФ любые услуги неимущественного характера. Среди таких нематериальных взяток встречаются и предоставление ученой степени, и поступление в престижный вуз. Кулуарные договоренности и фаворитизм не должны оставаться за рамками правового поля, отмечает депутат.

- На повестке дня в адвокатском и судейском сообществе – широкая дискуссия о взятках в биткоинах. Многие пользующиеся по-прежнему считают, что это безопасно, поскольку криптовалюта не урегулирована российским законодательством, - рассказывает управляющий партнер Адвокатского Бюро города Москвы "Матюнины и Партнеры" Олег Матюнин.

С недавнего времени, однако, в Гражданский кодекс введена статья 141.1 "Цифровые права", и на подходе - принятие закона "О цифровых финансовых активах". Биткоины и другие криптовалюты имеют свою цену и способность превращаться в материальные блага, следовательно, могут рассматриваться и как предмет взятки, и как средство совершения преступлений, предусмотренных статьями о взяточничестве 290, 291, 291.1 УК РФ. Следственно-судебная практика уже идёт по этому пути, объясняет юридический советник.

- 24 декабря 2019-го Пленум Верховного Суда Российской Федерации внес в Постановление «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» внес изменения. Расширено толкование такого предмета взяточничества как имущественные права в части возможности получать доходы от использования бездокументарных ценных бумаг или цифровых прав. И это представляется логичным в связи с развитием цифровых технологий. Мы понимаем, что сегодня взятки могут браться не только «борзыми щенками», но и, например, биткоинами… Разумеется, в этой части судебная практика и практика защиты будет только формироваться. Однако то, что Верховный Суд дает инструмент для борьбы с новейшими формами взяточничества можно только приветствовать, - говорит почётный адвокат России, заведующий МГКА "Бюро адвокатов "Де-юре" Никита Филиппов.

Но «прогрессивные взяточники» не везде. В малых городах, в провинции по-прежнему на плаву и мздолюбцы-консерваторы.

- Традиционной формой «дружественного обмена» остается валюта, банковские чеки, ценные бумаги, переводы на оффшорный счет, через банковскую ячейку, изделия из драгоценных металлов и камней, автомобили, видео- и бытовая техника и даже продукты питания. Всё так же распространена передача взятки через посредника и третьих лиц. От такого рода взяток пока не отказываются люди самых разных должностей и финансового положения, - рассказывает управляющий партнёр адвокатского бюро «Бишенов и Партнёры», член экспертного совета Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности Алим Бишенов.

Тренд сезона, как говорится - «случайное» везение в рулетке. Некоторые умудряются получить взятку в виде «случайного» выигрыша в казино или дать взятку в виде преднамеренного проигрыша в карты. Чиновники, имитируя улыбку судьбы в игорных заведениях, легализуют крупные взятки от предпринимателей за содействие в «решении вопросов».

Популярным способом взятки остается оказание по завышенным ценам консультационных услуг, отчуждение недвижимости и долей в бизнесе по несоответствующим рынку ценам, оформление в штат сотрудника – самого взяткополучателя, его родственника, друга или доверенного лица, который получает высокую зарплату, но в действительности на работе не появляется, рассказывает Управляющий партнер Адвокатского бюро «Батиров и парнтеры» Георгий Батиров.

Преступление может скрываться и за вполне официальными договорами о благотворительных пожертвованиях, скидками при покупке товаров, пополнением баланса телефона и многими другими внешне невинными действиями, - рассказывает Олег Матюнин.

В Тамбовской области судебный пристав получал незаконное вознаграждение от коммерсантов подарочными картами, сертификатами на посещение кафе-баров, магазинов бытовой техники взамен на непринятие мер по взысканию задолженностей по штрафам.

Доказаны случаи получения государевыми людьми взяток лечением, ремонтными и строительными работами, санаторными и туристическими путевками, разного рода развлечениями и тому подобное, рассказывает Бишенов.

В Ямало-Ненецком автономном округе за решетку отправился сотрудник Федеральной миграционной службы. Несколько лет он получал взятки от руководителей строительных компаний, бравших на работу нелегальных мигрантов. Госслужащий периодически лично звонил предпринимателям и просил прикупить ему то новый мобильный телефон, то заграничную поездку. Взамен он закрывал глаза на разрастающиеся на его территории теневые «строительные гетто».

Из традиционных взяток все еще сложно раскрывают взятые в долг или под его видом банковские ссуды, незаконное получение льготного кредита, завышение гонорара за продукт интеллектуальной собственности, говорят адвокаты.

В отдельных случаях не гнушаются отчаянные персонажи и совсем уж пещерных методов.

В Туле сейчас в кассационном порядке обжалуется приговор двум сотрудниками регионального главка МЧС, которые, по мнению обвинения, брали взятки алкоголем. Таким способом от административной ответственности было предложено откупиться местному кафе, в котором запротоколировали нарушения правил пожарной безопасности, рассказывает адвокат, руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Александр Иноядов.

Западная компания в России недавно закупала по тендеру большой пакет PR-услуг.

- Наша фирма прошла самые трудозатратные стадии конкурса – расчеты и подача закупочной документации, презентация, и мы вышли в финал. Поступает звонок от одного из руководителей компании-заказчика, нас чуть ли не поздравляют с победой и приглашают в офис на разговор. В ходе теплого приема мимолетом упоминаются восхитительные образовательные курсы в Лондоне, на которые «мечтает попасть дочь». Человек говорит, что позже подробнее расскажет об этом чуде по электронной почте. После встречи на ящик действительно падает ссылка. Открывая ее, попадаешь на форму оплаты с лондонскими реквизитами. Сумма курсов равна примерно 10% от стоимости конкурсного контракта. Курсы мы не оплатили, тендер не выиграли, - рассказывает генеральный директор PR Partner Ирина Анисимова.

Похожая западня, в которую попадала собеседница при прохождении конкурсных процедур –рекомендация заключить договор об оказании консультационных услуг, «без которых конкурс выиграть нереально». Предложение, над которым стоит подумать, при этом высказывалось представителем самой компании-заказчика, а на вопрос, как же вы собираетесь принимать деньги, будучи сотрудником, был дан ответ: «Ерунда, выведу через ИП друга».

- Взятка сложна к раскрытию, поскольку чаще всего обе стороны остаются удовлетворены и претензий друг к другу не имеют. Преступление может обнаружиться в результате провокации со стороны потенциального взяточника (грубой или тонкой), который намекает на возможность получения результата в обмен на хорошее встречное предложение. Либо после того, как в цепочке взяточник – взяткодатель, последний не удовлетворен размерами «благодарности» за услугу или чувствует, что его «понудили» к сотрудничеству, - поясняет адвокат Александр Сурков.

Практически невозможно раскрыть взятку в профессиональных или «дружеских» средах, где обмен информацией, услугами, деньгами и благами происходит на постоянной и взаимовыгодной основе. Сложившиеся цепочки в таких средах разрушаются только в случае серьезных оперативных разработок осуществляемых правоохранительными органами или сбоев, случайностей, иногда обмана кого-либо в цепочке.

Но... говоря о воле правоохранительных органов, приходится сталкиваться с серьезным и опять же ментальным препятствием. Как силовые ведомства должны победить взяточничество, если больше всего взяточников, как выясняется, водится среди них самих?

В октябре прошлого года Генпрокуратура подвела итоги соцопроса, в ходе которого россияне выбирали самые коррумпированные, по их ощущениям, структуры. «Победителями» стали полицейские, суды, чиновничество, отвечающее за государственную и муниципальную собственность. Официальная статистика полностью подтверждает народную оценку: больше всего взяток в 2019 году насобирали правоохранительные органы, представители местного самоуправления, ФСИНовцы и судебные приставы. Абсолютные лидеры в этом деле – полицейские, на их совести - каждое десятое коррупционное преступление в стране, сообщает Следком.

- В действительности полицейских-взяточников и того больше, потому как широка практика увольнения «засветившегося» сотрудника задним числом. Выведенный за штат на известную дату совершения преступления полицейский уже не является должностным лицом, а, значит, и привлечь его по ст. 290 УК РФ невозможно. Нет полномочий – нет взятки. Искусственное лишение полномочий автоматом перекидывает на иной состав – мошенничество. Для сотрудника такое увольнение будет не предательством, в скорее «последней услугой», которую органы могут ему оказать. Для системы это обоюдовыгодное решение: «мундир не запятнан», сотрудник – бывший, попытка – не в счет. С мошенничеством легче в суде, по этому составу проще спорить и наказание будет меньше в разы, - объясняет Сурков.

В большинстве случаев фигуранты по 290 УК РФ сознаются по 159 УК РФ, потому что там и наказание максимальное до 10 лет (против до 15 за особо крупный размер по 290), и штраф не предусмотрен. Именно поэтому 290-ая статья, увы, практически нерабочая, заключает адвокат Центральной Московской Коллегии Адвокатов, член Ассоциации Юристов России Дмитрий Анцупов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter