Рус
Eng

"Ну дайте же поспать!" Откуда в столице столько неврастеников

"Ну дайте же поспать!" Откуда в столице столько неврастеников
24 августа 2018, 13:15ПолитикаМихаил Орлов
Психиатры сравнивают ночные шумы в городе с пыткой, которую невозможно остановить и которая превращает людей в хронических неврастеников. Прямо сейчас в Москве разворачиваются два конфликта, связанных с попытками горожан защититься от чрезмерно шумных бизнесов. Пока, правда, они оборачиваются против граждан.
Хрущевка композитора окружена многоэтажными новостройками

КАК КОМПОЗИТОР СТАЛ "ТЕРРОРИСТОМ"

Московский композитор Михаил Орлов до сих пор не понимает, как его угораздило стать «террористом». Известный в артистических кругах автор песен Лепса и Аллегровой раздраженно пожаловался в полицию на шум со стройки. Совсем скоро из-за этого он окажется на скамье подсудимых.

Корреспондент "НИ" встретилась с музыкантом.57-летний композитор живёт в пятиэтажной хрущёвке на севере Москвы. Последние годы строительство под окнами не прекращалось ни на день. Многоэтажные новостройки буквально облепили дом композитора с трёх сторон. С оставшейся четвертой проходит оживленная трасса с постоянно курсирующим общественным транспортом.

Дату 28 июня музыкант запомнит на всю жизнь. Теперь он глубоко жалеет, что вообще стал звонить в «02» за помощью. Бурная стройка по соседству идёт уже больше полугода – и все эти месяцы, по словам Михаила, работы не прекращаются даже ночью.

Корреспондент «НИ» встретилась с композитором, чтобы разузнать детали конфликта с правоохранительными органами.

Будущий "Фестиваль парк"

Надо отметить, что встреча была назначена на 14 часов дня. По законодательным нормам на территории Москвы шумная активность с определенным пределом по децибелам, в том числе строительные работы должны с 13 до 15 часов прерываться на «тихий час».

Корреспондент засвидетельствовала, что со стороны застройщика сделано этого не было. Со стройплощадки доносились довольно громкие звуки болгарки, сварочных работ, на территорию заезжали вереницы грузовиков, велись разгрузочные работы.

«Праздник, который всегда с тобой!» - это официальный слоган застройщика «АО Центр-Инвест», который получил от московских властей разрешение на строительствожилого квартала под названием «Фестиваль парк» недалеко от Речного вокзала.

У Михаила Орлова со времен вынужденного соседства со строящимся «Фестиваль парком» тоже появилась мечта. Он очень хочет, чтобы шум со стройплощадки прекращался хотя бы на ночь.

- Зимой, весной закрытые окна хоть сколько-то спасали. Но летом жарко, я приоткрываю, и этот вой невыносим, - рассказывает он. – Я ещё понимаю, днём строить. Но ночью они тоже строят – не прерываются. У меня такое ощущение, что они нависли со всех сторон у меня над головой.

Такой вид из окна у Орлова уже не первый год

По словам собеседника, строительство новых домов в округе ведется не первый год, и когда застройка квартала только начиналась, он подходил и общался со строителями, но разговоры ни к чему не привели.

- 28 июня в 10 вечера, понимая, что со мной случится очередная бессонная ночь, позвонил в полицию. Объяснил, что до сих пор ведутся строительные работы и спросил, могут ли они как-то приехать и посодействовать, - продолжает Михаил. - Мне ответили, что наряд выехал.

На десять минут работы прекратились. Но потом снова начались, как ни в чем не бывало. Полицию в итоге Орлов вызывал четыре раза, но всё повторялось по кругу: десять минут спокойствия и после отъезда полиции - снова кошмар…

На пятый раз раздраженный композитор не выдержал и взорвался.

«Я сейчас пойду и взорву этот кран к чёртовой матери!» - эмоционально крикнул он в трубку. Дежурному полицейскому этот тон не понравился, и теперь Орлова будут судить за ложный донос об акте терроризма – ст. 207 Уголовного кодекса Российской Федерации.

- Я не скрываю, что я выпил в тот вечер. И раздражение усилилось. А какой нормальный человек это выдержит в круглосуточном режиме? Потом я музыкант. Для работы мне нужна тишина, чтобы я хоть как-то мог сосредоточиться и писать музыку, - рассказывает Орлов.

Помимо этого Миша, как его называют по-свойски собратья-музыканты, уже не молодой. Ему 57 лет, а недавно поставили еще и серьёзный диагноз: «Асептический некроз головки правой плечевой кости». Врачи готовят его к повторной операции. Из-за гниющей кости в предплечье музыкант испытывает постоянную ноющую боль, правая рука двигается плохо.

Михаил Орлов

Так что сосредоточиться ему сложно не только для работы, которая его кормит, но и просто в быту.

На следующее утро, по словам композитора, на пороге его квартиры уже стоял участковый. С ним прежде Орлов никогда не пересекался и знаком не был, не доводилось, потому человек он нормальный, порядочный, говорит собеседник.

- Участковый предложил проехать в отделение. Объяснил это тем, что мной якобы была произнесена фраза об угрозе взрыва и нужно всё проверить, - рассказывает музыкант. – Я, конечно, удивился, но вежливо согласился и без вопросов поехал.

Музыкант, похоже, до сих пор не понимает, в какую трясину его засосало. События развивались стремительно.

- Возили на медосвидетельствование, сличали голос, какие-то бумаги я подписывал. Где-то через пять дней мне сообщили, что на меня возбудили уголовное дело.

Потом был обыск – полицейские искали в квартире у Орлова взрывчатку. Собака, бронежилеты – всё, как полагается.

- Вы что, какая взрывчатка? У меня в школе по химии всегда двойки были. Меня химичка раза три в год в лучшем случае видела. Я себе брови поджигаю, когда прикуриваюсь. Ничего не нашли, да и не особо искали, - рассказывает Михаил. – Собака у кота моего весь корм съела и всё – на этом все мероприятия и закончились.

По словам Орлова, копии допросов и обвинительного заключения ему не выдавали. Имён должностных лиц, с кем он общался на следственных мероприятиях, он не запоминал. С назначенным адвокатом виделся всего один раз в отделении – в самом начале истории. Идея о том, что нужно нанять собственного адвоката, в голову композитору даже не приходила.

- А зачем мне адвокат? Я же ни в чём не виновен, и все это понимают. Мне уже просто хочется побыстрее всё это закрыть. Мы беседовали со следователем, и он меня убедил, что просто будет небольшой штраф. Просто не хотелось лишний раз злить ребят – ведь все всё понимают. Какой из меня террорист? У меня две жены за жизнь было. И обе за мной всё время гонялись и кричали, что убьют. По такому принципу пол России пересажать можно. Все всё понимают, и скоро все мы это закончим. А вы что думаете, меня вправду сажать что ли будут? Ну, конечно, нет, - объясняет свою позицию Орлов.

В итоге он подписал явку с повинной, где указал, что раскаивается в преступлении. Так посоветовал сделать следователь, чтоб быстрее закончить с ненужной возней, говорит он.

В эти дни Михаил ждёт суда под подпиской о невыезде у себя дома. Пока же Михаил очень рад, что наконец-то подошла его очередь на операцию - уж очень долго пришлось её дожидаться по графику и пропускать госпитализацию нельзя. Строительные работы так и не прекратились, а кран продолжает жужжать под окнами. Но в полицию Михаил больше не звонит.

Офис продаж квартир в «Фестиваль парке» расположился в двухстах метрах от дома Орлова. Корреспондент «НИ» спросила у администраторов, часто ли люди жалуются на шум со стройки и почему работы ведутся ночью.

Девушка на стойке ушла звать руководителя, чтобы обсудить все вопросы, но руководитель к журналисту не вышел.

- Раньше жаловались, теперь стали меньше, - негромко сказала администратор корреспонденту «НИ». – Больше по данной теме, я, к сожалению, ничем не могу вам помочь.

ЖЕРТВЫ ГЛОНАССА

В Интернете, на ресурсе «Pravoved.ru» - с десяток однотипных жалоб. Их смысл – шумные работы, «накрывшие» Москву в ночное время. Судя по адресам, проблема шума стала типичной практически для всех районов столицы.

«Обращаюсь к вам от имени всех жителей дома 144 на улице Профсоюзной. Около нашего дома на автостоянке начал работать гидрант. Круглые сутки около него собирается поливочная техника. Даже ночью водители не отключают двигатели, закрытые окна не спасают от шума, а многим людям утром идти на работу». (Владимир Иванович, «Теплый Стан»).

«Меня беспокоит проблема шума по ночам от часто приезжающей уборочной техники (3 раза за час). И так всю ночь. Хотелось бы понять, зачем так часто убирают улицы? Какие действенные пути решения проблемы? Куда мне нужно обратиться?» (Максим, г. Москва). А вот типичное сообщение из группы «ВКОНТАКТЕ» под названием «Жалобы мэру Москвы Сергею Собянину»: «Очень беспокоит шум от дорожной уборочной техники в районе ул. 2-я Радиаторская. Какое-то время назад по улице стали ездить уборочные машины. Выглядит это так: в 10 утра приезжает пылесос и начинает нарезать круги, раз двадцать проезжает. Потом вахту принимает камаз-поливалка. В час затишье, и в 23-00 всё по новой. И так каждый день», - пишет Дмитрий Гладилин . Автор письма приводит также ответ из Управы, из которого следует, что эти на эти работы есть официальное разрешение.

Оказывается, к проблеме чистоты города в мэрии решили подойти не просто креативно, а с космическим размахом, благо бюджет позволяет. Центр стратегических разработок выдвинул предложение о внедрении в работу машин коммунальных служб датчиков ГЛОНАСС. Мусоровозы, оснащенные спутниковой навигацией, заработали в столице с 1 января 2018 года. Система ГЛОНАСС, встроенная в коммунальную технику, отслеживает движение машин, и водители вынуждены безостановочно передвигаться. В результате некоторые машины создают излишний шум и загрязняют воздух выхлопными газами. Кстати, спутниковое оборудование на одну машину стоит от 3 до 10 тысяч рублей, а в наборах от 5 до 50 тысяч рублей. Во сколько миллионов обошлась городскому бюджету эта техника, лишившая сна и покоя жителей столицы, можно только догадываться. Неужели в эту заранее не продуманную систему нельзя внести коррективы?

Однако, все жалобы и обращения москвичей на «горячую линию мэра Москвы», в городские службы, в полицию, в Прокуратуру, на сегодняшний ничем не заканчиваются. В лучшем случае ответ таков: « Все регулируется городскими нормативами, и они строго выполняются, поэтому к коммунальным службам невозможно предъявить претензии».

Светлана Разворотнева подтверждает: «На сегодня действительно установлены нормы уборки улиц, они приняты постановлением правительства Москвы и строго выполняются».

Разбираясь в этой проблеме, мы нашли в Интернет-журнале «Науковедение» статью инженера Дмитрия Курепина, посвященную проблемам шума в современных городах. Вот, что он, в частности пишет: «ЮНЕСКО оценивает проблему шума, как бедствие современного мира. Для анализа акустического воздействия технических средств были проведены измерения шума основных типов строительно-дорожных машин. На основе полученных данных проведен анализ риска развития заболеваний, связанных с шумовым фактором. Выяснилось, что работа и нахождение в зоне влияния дорожно-транспортного комплекса увеличивает риск здоровью на 25%. Наибольшее негативное влияние шум оказывает на сердечно-сосудистую систему».

Однако, из ответов ГБУ «Жилищник», которое отвечает за ночные работы и регулирует их, следует, что никакого вреда от работы техники нет. Именно такой ответ получил кандидат экономических наук, доцент кафедры «техносферная безопасность» МАДИ Дмитрий Коган. Вот, что он рассказал «Новым Известиям»:

«Основной источник шума при движении автомобиля – это трение автомобильных шин о дорожное покрытие. Что касается коммунальной техники, от неё шума гораздо больше».

Мы задали Дмитрию Когану вопрос, вызывал ли он специалистов, чтобы измерить уровень шума. Его ответ был неожиданным: «Результата от этого не будет никакого. Люди из ГБУ «Жилищник», с которыми я вел переписку, просто не владеют соответствующей информацией. Потому что, например, для сельскохозяйственной техники, в том числе и тракторов, которые используются на улицах города, есть специальные нормы выброса вредных веществ в атмосферный воздух… Если говорить об используемых тракторах Белорусь, они давно этим нормам не соответствуют. Но меня интересует шум. По шуму есть определённые научные исследования, из которых следует, что тракторы МТЗ не соответствуют нормам по шумовому воздействию. А такой техники много в распоряжении ГБУ «Жилищник много. Если ещё установлено спецоборудование, уровень шума повышается».

Куда звонить людям? "Горячий телефон" дежурного Управы все время занят. "Горячая круглосуточная линия" Мосэкомониторинга сбрасывает звонки. Полицейские посылают в ГБУ «Жилищник», «Жилищник» ссылается на распоряжение мэрии, «горячая линия мэра» фиксирует звонок и … ночные шумовые атаки на москвичей продолжаются. Нам же остается лишь дать комментарии специалистов.

Михаил Виноградов, психиатр-криминалист, основатель и директор Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях:

- Безусловно, шум, строительный шум - это пытка. Нахождение человека в постоянном шуме, безусловно, очень сильно влияет на состояние психического здоровья. Вызывает самые различные реакции нервного характера, вплоть до депрессии и других нервных расстройств. Как именно отреагирует человек на шумовое раздражение? Это зависит от типа личности человека, на которого действует постоянный шум. Это может быть агрессия, беспокойство, конфликтность, нежелание выходить на улицу, какие угодно невротические реакции. Человек – система очень тонкая. Вполне можно представить, что в такой ситуации невозможно ни работать, ни просто находиться в помещении. И не только музыканту, для любого человека – это испытание.

Светлана Разворотнева, исполнительный директор национального центра общественного контроля в сфере ЖКХ «ЖКХ контроль»:

- В настоящее время вопросы шумового загрязнения регулируются федеральным законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», а также рядом региональных законов, которые еще иногда именуют законами о тишине. Каждый регион устанавливает свои временные рамки, в пределах которых нельзя шуметь. В Москве эти нормы одни из самых жестких. Шумовые работы должны быть прекращены с 7 часов вечера до 9 часов утра, кроме этого в дневное время предусмотрен «Тихий час» с 13.00 до 15.00 часов. Уровень шума, который запрещен, тоже регламентирован довольно жестко. Даже громкая речь, детский плач уже нарушают шумовые пределы, которые этим законом установлены. Исключение делается только для ликвидации ЧП и стихийных бедствий, катастроф, работ коммунальных служб – то есть, как видим, строительство многоэтажного жилого дома в перечень исключений не входят.

Конечно, стройки под окнами выходят за рамки законов, с другой стороны мы повсеместно сталкиваемся с этими нарушениями. Почему это происходит? Проблема в том, что штрафы для застройщиков не такие большие - от 40 до 80 тысяч рублей для юридических лиц. Теоретически, если подавать в суд каждый день, наверно застройщики заметят какие-то потери, с другой стороны, когда они строят квартиры по долевому строительству или берут кредиты под проценты у банка, то потери от остановки этого строительства, от простоя для них гораздо существеннее, чем штрафы, поэтому они и продолжают строить. Мне кажется, оптимальное решение – это, во-первых, пытаться договариваться. Если не помогает, следует беспрерывно подавать жалобы, в частности, Роспотребнадзор обязан за этим следить. Беспрерывная выплата штрафов, может, и заставит застройщика задуматься. Коллективные иски с соседями, вероятно, тоже принесут застройщику весомые потери.

Таким образом, без ужесточения законодательства проблему не решить. Но сегодня Москве невыгодно принимать более жесткие шумовые нормы. Грядет "реновация" и перестройка половины города. А это - миллионы рейсов тяжелых грузовиков, везущих строительный мусор и стройматериалы, это сверхжесткие сроки строительства, которое изначально рассчитаны на круглосуточную работу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter