Рус
Eng
Легализация ЧВК: аргумент "их там нет" больше не работает

Легализация ЧВК: аргумент "их там нет" больше не работает

24 июля 2018, 11:51ПолитикаЮлия СунцоваPhoto: guardinfo.online
Тема частных военных компаний (ЧВК), деятельность которых по российскому законодательству подпадает под уголовную статью о наёмничестве, получила свое развитие в начале месяца. В СМИ прошли сообщения о появлении в Сирии новой российской ЧВК. Следом появилось громкое письмо офицерского сообщества к российским властям.

Февральский вооруженный инцидент с «вагнеровцами» в районе Дейр-эз-Зора в Сирии, в ходе которого, предположительно, выполнялось задание по захвату нефтяного объекта, вскрыл серьезный перегиб в активности российских частных военных формирований.

Обстоятельства Боя под Хашамом еще только предстоит расследовать и подвергнуть всесторонней оценке, а до СМИ и мирового сообщества уже доходят свидетельства о новых российских ЧВК в зонах конфликтов.

5 июля в своем обзоре «Дождь» сообщил о появлении в Сирии частной военной компании «Патриот» - связанной уже не с бизнесменом Евгением Пригожиным, а, по данным телеканала, курируемой из самого Министерства обороны РФ. По сведениям «Дождя» со ссылкой на генерал-полковника Леонида Ивашова, группа участвует в боевых действиях, как минимум, с весны 2018 года и состоит из «действующих специалистов Главного управления Генштаба, и военных юристов, и бойцов Сил специальных операций». Согласно источникам телеканала, «Вагнер» и «Патриот» являются формированиями конкурирующими. Они боролись, к примеру, за контракт, «связанный с охраной золотодобытчиков в Центральноафриканской республике». Обе военные компании воюют и в Сирии: но «если „Вагнер“ чаще берет на себя боевые задачи, то „Патриот“ больше занимается охраной первых лиц», — добавляет собеседник Дождя.

Военная компания "Патриот" упоминается и в открытом обращении к российским властям, которое подписали генерал-полковник Леонид Ивашов, глава международной общественной организации «Честь и Родина» Владимир Петров и председатель комитета «Общероссийского офицерского собрания» Евгений Шабаев.

Отставные военные требуют узаконить ЧВК и людей, которые в них служили. Руководство ЧВК получает госнаграды и крупные контракты, а бойцы не могут залечить раны и преследуются правоохранительными органами. Вместо соцгарантий их ждет срок за наемничество, говорится в заявлении офицеров.

Приводим фрагменты заявления [орфография и пунктуация сохранены]:

«На протяжении уже трёх лет к нам поступают жалобы и обращения граждан РФ получивших ранения в Сирии, которые не могут пройти реабилитацию на территории России. Из-за отсутствия правового статуса участника частной военной компании солдаты и офицеры, данных боевых подразделений, не имеют никакой социальной, реабилитационной, экономической поддержки со стороны государства. При этом данные руководители частных военных компаний ("Патриот", "Вагнер" и др.) получают государственные награды из рук лично Президента РФ. В рамках межгосударственных переговоров аффилированные структуры руководства ЧВК получают выгодные экономические контракты».

«..после прохождения службы данные солдаты и офицеры находятся на особом учёте в МВД и ФСБ РФ. И по имеющейся у нас информации, постоянно подвергаются проверкам. А семьи погибших солдат и офицеров, ввиду отсутствия правовых механизмом, вынуждены замалчивать факт участия родных испытывая воздействия как от вышеназванных, так не имеющих правового статуса иных лиц».

Подписавшиеся под заявлением Леонид Ивашов, Владимир Петров и Евгений Шабаев требуют:

  • установить правовые, социальные, экономико-налоговые механизмы взаимодействия всех государственных структур с частными военными компаниями,
  • немедленно установить и признать статус участников боевых действий в структурах частных военных компаний,
  • прекратить преследования участников частных военных компаний и членов их семей государственными и иными структурами.

В обращении «Общероссийского офицерского собрания» также отмечается, что «Патриот» - не единственная новая ЧВК, российские группы присутствуют в ряде стран. «Опыт работы частных военных компаний уже распространён не только на территории Сирии, но и в ЦАР, Судане, Йемене, Ливии и целом ряде других африканских и арабских стран мира. В этой связи, так называемые "вербовщики", начали активную работу по привлечении к службе в ЧВК граждан РФ», - говорится в обращении.

Послание офицеров в Кремле обещали рассмотреть со всей серьезностью. «Безусловно, если такое обращение по официальным каналам поступит, оно будет направлено в министерство обороны для проработки и выработки каких-то основополагающих подходов», - цитирует Интерфакс пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова.

Для чего создают и размножают ЧВК в России?

О преимуществах частных военных формирований перед официальной российской армией рассуждает председатель комитета «Общероссийского офицерского собрания» Евгений Шабаев:

- Сегодня на рынке ЧВК идёт большая война за передел рынков сбыта услуг компаний. Демпинговая схема, применённая на рынке услуг компаниями, организованными непосредственно, как предполагаем, руководством АП, имеет целый ряд неоспоримых преимуществ:

  • позволяет представлять качественный продукт с большим избытком хорошо обученной за государственный счёт "биомассы", которая ничего для сторон контракта не стоит,
  • большое число высококлассных инструкторов, которые действуют на "необеспеченных" субконтрактах,
  • отсутствие любой социальной нагрузки,
  • отсутствие налоговых отчислений

Сегодня контракты заключены, как минимум, в 7 странах Африки и Азии. Юридически, для сотрудников ЧВК, они не несут никаких гарантий. Выплаты по смерти осуществляются страховыми компаниями (страховка "моряка", однако из 15 миллионов выплачивают, как правило, не более 5). При ранении сотрудники ЧВК получают небольшую страховку - до 1 миллиона рублей. Фактически создан частный бизнес олигархов, которые используют безвозмездно ресурсы всех силовых ведомств РФ в подготовке кадров, техники, комплектующих и лечении, рассуждает Шабаев.

Более резко по теме высказался автор самого популярного российского tg-канала «Сталингулаг»:

«Вопрос, который несколько дней обсуждается в соцсетях: «Кто эти погибшие - герои или наемники, и как к ним относиться?» в корне неправильный. Я считаю, тут нужно спрашивать: почему в тот момент, когда в России экономический кризис, усугубляющийся демографической ямой, самые трудоспособные люди, в расцвете сил, которые могли бы строить предприятия, развивать науку, приносить пользу стране и миру, вынуждены записываться наёмниками в не имеющие юридического статуса организации и ехать убивать кого-то в пустыне? Только этот вопрос имеет значение. Сейчас в песках лежит какой-нибудь житель Челябинской области, возможно, он мог бы стать вторым Илоном Маском или Джобсом, но взятые кредиты, всеобщая безнадёга, отсутствие перспектив и возможностей реализоваться подвигли его стать наёмным убийцей, пытающимся отжать для своих хозяев нефтяной завод. Кто в этом виноват? И сколько ещё таких будет? Вот о чем нужно спрашивать».

Нюансы процесса по легализации ЧВК в России «НИ» детально обсудили с экспертами.

Рассуждать о «Вагнере» в контексте инициативы по легализации частных военных компаний в корне неверно – это подмена понятий, считает автор расследования о военной компании Вагнера, опубликованного «Фонтанкой», Денис Коротков.

- Что будет с «Вагнером», если мы узаконим ЧВК? На группе «Вагнера» закон не скажется вообще никак, потому что то, чем она занимается, не может быть узаконено в принципе. Что такое ЧВК? Абсолютно легальный рынок частных военных услуг и признан таковым во всем мире, и он не вчера сложился, он существует давно. На международном уровне деятельность ЧВК регулируется Международным кодексом поведения частных военных и охранных компаний, Декларацией «Монтрё», принятой 17 странами и направленной в ООН. Документы приняты еще в 10-ые годы столетия, и они описывают основные функции ЧВК: обучение и консультирование участников, инструктаж, сопровождение и сохранение грузов, разминирование, охрана лиц и прочие гуманитарные миссии. Признаков наёмничества здесь никаких нет, потому что ЧВК не ведут никакие боевые действия, тем более наступательные. Главный принцип деятельности ЧВК строится на минимизации применения силы, любое вооруженное действие может быть только ответным действием, отпором.

К «Вагнеру» всё это не имеет ровным счетом никакого отношения, говорит журналист. Никакой частной военной компанией группа «Вагнера» (и подобные ей, если таковые будут возникать в будущем), не являются. Хотя, если мы посмотрим на действия той же группы сейчас в Судане или Центральной африканской республике – то увидим, что там в статусе «гибрида» она действует как обычная ЧВК. Но по сути своей «Вагнер» - это батальонная группировка с артиллерией и танками, которая участвует в военных действиях. Аналогов «Вагнера» нет больше ни у нас, ни за рубежом. ЧВК – это обычный бизнес и нацелен он, прежде всего, на прибыль. Ни одна частная военная компания, за исключением, быть может, мировых монстров, не может позволить себе содержание лагеря подготовки с проживанием на нем месяцами личного состава! Такого не бывает, потому что для бизнеса – это вылет в трубу. ЧВК набирают людей на конкретную военную миссию – собрали, выполнили и разошлись.

- В «Вагнере» намека на бизнес не просматривалось с самого начала. Прибыль там – далеко не на первом месте, - говорит Коротков. – Поэтому непонятно, что значит легализовать «Вагнера»? Иметь в 21 веке частную армию, по-моему, совсем не комильфо.

Группа «Вагнера» сегодня, по данным журналиста, действует как и раньше. Штатный состав оценивается приблизительно в 3000 участников. Неполным составом группа постоянно активна в Сирии. Присутствие на африканском континенте узкое: там находятся достаточно малочисленные коллективы специалистов. По-прежнему функционирует тренировочная база в Молькино. Постоянно меняющие дислокацию базы имеются и в Сирии. На всех проходит боевая подготовка. В 2017 году личному составу выдавали автоматы корейского производства, гаубицы образца 38 года в батарею поступали, хотя до этого были вооружения более нового образца. Командиры пытаются дисциплинировать бойцов и создать нечто похожее на армейские подразделения, но задача по сути своей мало реализуемая.

Нужны или не нужны ЧВК? Если они нужны англичанам и американцам, то почему они не должны быть нужны России? – задается вопросом полковник, ведущий программы «Военное ревю» Михаил Тимошенко. И в то же время эксперт утверждает: компании «Вагнер» не существует.

- Командует, как я понимаю, Уткин. А «Вагнер» – жаргонное наименование. Вы говорите, появились новые компании – «Патриот» или как там она называется? Если у компаний нет названий, то это – незаконные вооружённые формирования. У них должны быть юридические адреса, банковские счета или их вообще не существует, и это – выдумка. Или они зарегистрированы не в России, а в Германии, в Сингапуре, что тоже возможно. У нас законодательно не определена возможность существования частных военных компаний. Вы же понимаете, если в России это законодательно запрещено, сразу набегут ФНС, ФСБ и другие. По моим данным, частные военные компании с российским персоналом и с российскими владельцами регистрируются в зарубежных юрисдикциях.

Все начиналось с обеспечения безопасности морских перевозок. Потому стали поступать запросы на охрану промыслов, рудников и т.п. На сегодня предложений на рынке настолько много, что встроиться в это дело довольно сложно и выглядит оно совсем не так, как зачастую описывают. Отнюдь не флибустьеры, не так, чтобы пах-пах во все стороны. Сейчас появляется много дневниковых публикаций участников частных военных компаний, например, в Ираке. Обычная рутинная охранная служба, говорит полковник.

По мнению Тимошенко, «Вагнер» тоже изначально не собирался участвовать в военной операции. У группы был контракт на охрану нефтяных промыслов и объектов по нефтепереработке. Весь сыр-бор разгорелся из-за того, что завод "Каноко" перешёл из рук в руки и потом достался российской компании.

- Компания наняла «Вагнера» для охраны. Надо думать, что только совершенный камикадзе поедет работать туда, где нет никакой охраны. Дальше кому-то стало интересно этот завод «отжать». Компания «Вагнер» исполняла свою охранную функцию. В чём проблема? – спрашивает эксперт.

Частные военные компании – не российское изобретение. Они существуют на западе давно, интерес к ним у российских властей возник в результате действий группы «Вагнер» на Донбассе, говорит заместитель главного редактора «Ежедневного журнала», военный эксперт Александр Гольц.

- Не знаю, откуда взялось у российского руководства ощущение, что ЧВК - это такая замечательная форма, когда можно нанять некоторое количество вооружённых людей и потом не нести за них ответственность. Они действуют как бы сами по себе, а не от лица российского государства, - рассуждает эксперт. - Практика на Донбассе и в Сирии быстро опровергла эту теорию: наниматель в любом случае выяснялся.

На западе частные военные компании появились совсем по другим причинам - экономическим. В западных государствах стоимость жизни солдата вооружённых сил чрезвычайно высока, и в случае смерти американского военнослужащего государство выплачивает семье не меньше одного миллиона долларов. Но к российской ситуации, к сожалению, это не имеет никакого отношения, объясняет Гольц.

- По мере того, как приходило осознание происходящего, стало понятно, что от международной ответственности российская власть всё равно не уйдет. Никто не поверил в то, что «Вагнер не существует», и что он действует не от лица российской власти. В этом и есть главный политический риск для России: иллюзия того, что можно провести секретную операцию, задействуя «Вагнера» и избежать ответственности. Ни разу не удалось. Всякий раз Россию ловили за руку и громкие заявления о том, что нас там нет, не помогли. Все прекрасно понимают: это не шахтёры и не колхозники, которые в каком-то военторге закупили танки и ракетные установки. Это наёмники, финансируемые и управляемые Россией, говорит эксперт.

История вопроса

Разговоры о приравнивании россиян, воюющих за рубежом в статусе «добровольцев» и без официального признания со стороны российского государства к официальным ветеранам ведутся не первый год. В Госдуме вопросы о легализации частных военных компаний и бойцов необъявленных войн поднимаются с 2011 года. Законопроекты об этом, однако, неоднократно блокировались в Думе. Против их принятия высказывались все силовые ведомства страны.

Последний раз продвинуть законопроект на эту тему попыталась в феврале этого года «Справедливая Россия». Актуальность шага лидер эсеров Сергей Миронов объяснил ситуацией в Сирии. «Если закон будет принят, то он позволит привлекать сотрудников ЧВК к участию в контртеррористических операциях за рубежом, к защите суверенитета союзнических государств, а также к обороне стратегически важных объектов. ЧВК будут работать по лицензиям, им предлагается запретить изменять границы государств, свергать законные органы власти, вести подрывную деятельность, разрабатывать, покупать или хранить оружие массового поражения», - сообщается на сайте «Справедливой России».

Буквально за два дня до этого министр иностранных дел России Сергей Лавров, комментируя попадание в плен к боевикам ИГИЛ двух россиян, заявил, что «нужно четко зафиксировать законодательную базу для того, чтобы эти люди были в правовом поле защищены».

Проект закона был внесен на рассмотрение в феврале, однако в марте правительство снова его отклонило, назвав антиконституционным.

"Положения законопроекта, определяющие деятельность частных военных и военно-охранных организаций, противоречит части 5 статьи 13 Конституции РФ, согласно которой запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на создание вооруженных формирований", - говорится в отзыве.

Что же получается? Фактически российские ЧВК есть, но создавать их запрещено, потому что это противоречит и Конституции и закону. Эксперты, как один, сходятся во мнении: аргументы про «их там нет» перестают работать в мировом сообществе. Хуже того - они несут огромные имиджевые и политические потери для России. Понимание этого, очевидно, начинает появляться у Кремля, количество «ветеранов» необъявленных войн при этом только продолжает расти. Реакция Дмитрия Пескова на послание офицерского сообщества 6 июля может означать, что подход к наболевшему вопросу должен измениться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter