Рус
Eng

Демократура в действии: как в России ликвидируют местную власть

Демократура в действии: как в России ликвидируют местную власть
Демократура в действии: как в России ликвидируют местную власть
23 октября 2018, 17:18Политика
Последнее событие в череде объединений и ликвидаций городских и сельских поселений вызвало бурную дискуссию. Губернатор Московской области Воробьёв решил ликвидировать поселение, где трудится президент России Владимир Путин. Очередь дошла до лакомого куска Московской области – Одинцовского района.

Ирина Мишина

Как известно, на территории этого муниципалитета проживает и работает практически все высшее руководство страны. Там расположена официальная резиденция президента России Владимира Путина, Ново-Огарёво. Как нам стало известно, 18 октября состоялось внеочередное заседание совета депутатов городского округа Звенигород. Менее чем за сутки на электронную почту депутатам были разосланы материалы к заседанию, без повестки дня, без проекта решения об объединении с Одинцовским районом. В 15 часов 18 октября в зале заседаний собрались все 15 депутатов, глава округа и заместитель председателя Московской областной Думы Лариса Лазутина. За три минуты до начала заседания депутатам был роздан проект повестки дня. Первым значился вопрос «Об объединении территорий городских и сельских поселений Одинцовского муниципального района и территории городского округа Звенигород в единое муниципальное образование».

…Я потратила 2 дня, чтобы дозвониться хоть до кого-то в городском поселении «Одинцово». Его глава - Александр Альбертович Гусев, по версии секретарей, «был в отъезде». После вопроса о том, кто замещает руководителя во время вынужденного отсутствия, меня переключили на начальника орг. отдела городского одинцовского поселения, который якобы был не в курсе происходящего. Хранил молчание и руководитель местной администрации Андрей Козлов. Тогда я решила зайти со стороны Звенигорода. Там, по странной случайности, глава городского округа тоже оказался «в отъезде». Тогда я попросила секретариат городского округа соединить меня с одним из 15-и местных депутатов. Ответа ждала два дня. Ни один из депутатов не откликнулся. Ни один! В этом явно была какая-то интрига. Позднее стало известно: 9 депутатов в Звенигороде проголосовали против слияния с Одинцовским районом. «За» были всего 5 членов «Единой России» и примкнувший к ним ЛДПРовец.

Что же теперь ждать жителям Одинцовского и Звенигородского муниципальных районов? Полагаю, в свете позиции губернатора Московской области Андрея Воробьева, который считает поселения «лишним звеном», ничего хорошего.

Однако, молчание депутатов, причем всех 15-и, в том числе тех, кто был против объединения, настораживало. «Думаю, Звенигород теперь ждёт переизбыток внимания к депутатскому корпусу со стороны администрации Московской области. Ведь достаточно поменять мнение двух-трех депутатов, посулив им стабильную работу или что-то еще, и соотношение голосов изменится в пользу ликвидаторов Звенигорода. Теперь уже просто интересно: устоят ли народные избранники или продадут свою малую родину?», - пояснил депутат Чеховского горсовета Николай Дижур.

Очевидно, я пыталась дозвониться до местных депутатов именно в тот момент, когда с ними шла активная работа правительства Московской области.

Федеральный закон N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" был принят в 2010 году и подразумевал масштабное развитие «глубинки» – выборы в советы депутатов посёлков, сельсоветы входили в более широкие районные центры, власть должна была контролироваться депутатами… Выборы на всех уровнях власти – от главы сельского поселения, муниципального образования. Однако, с приходом к власти губернатора Воробьева система местного самоуправления начала сворачиваться. Согласно ФЗ-131 можно объединять сельские и городские поселения, если это подтверждено мнением населения, которое выражается через референдум. Однако, в большинстве случаев население против. «Дело в том, что слияние и уничтожение местных сельских поселений приводит не только к тому, что решать хозяйственные проблемы на местах, по сути, некому. Возникают «мусорные» и другие бунты. У этой проблемы есть и другая сторона. Власти области говорят, что оптимизация нужна, чтобы сэкономить бюджетные средства. На самом деле, существование сельского поселения гарантировало людям хоть какую-то занятость : в поселковой администрации, в Доме культуры, в местной школе… После ликвидации сельского поселения все эти рабочие места плавно ликвидируются, и на селе останутся только те, кто в силу возраста или по болезни не может покинуть район. Причем, те, кто все же остается на селе, решить никакие проблемы уже не сможет. Раньше существовал принцип: любой житель сельского поселения должен был находиться в пешей доступности от местной администрации. Теперь, после слияния или ликвидации сельского поселения, и на транспорте-то за сутки до этой администрации не доберешься», - рассказывает «Новым Известиям» доцент кафедры местного самоуправления НИУ Высшей Школы Экономики Ольга Моляренко. – «Я сейчас нахожусь в экспедиции в Нижегородской области, исследую процессы слияния сельских поселений. Тенденция такая: муниципальные районы трансформируются в городские округа, в сельских поселениях остаются по 3-4 человека», - резюмирует эксперт.

Возникает вопрос: насколько соответствует слияние сельских поселений действующей Конституции? И тут выясняются удивительные вещи. Оказывается, еще в феврале этого года в комитет Госдумы по местному самоуправлению поступили поправки в Закон об общих принципах организации местного самоуправления от депутата-единоросса от Московской области Михаила Терентьева. Этот документ долго держали в тайне, но он все же попал в руки журналистов. В нём депутат предлагает прописать в законе возможность объединения всех поселений, в том числе сельских, входящих в состав муниципального района, с городским округом. При слиянии и поселение, и муниципальный район утрачивают статус муниципального образования. А теперь – самое главное: решение о таком преобразовании принимают власти региона с согласия местных представительных органов, то есть с местных депутатов. Так власти нашли изящный и простой способ легализовать одноуровневую систему местного самоуправления, которая в последние годы неформально создавалась по всей России. Изменения и дополнения, внесенные в Федеральный закон N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", вступили в силу с 19 августа нынешнего года. Ответ на вопрос «зачем?» предельно прост и циничен. Все это делается, чтобы упростить управление. «Сельские власти могут мешать властям региона реализовывать градостроительные идеи, препятствовать решать вопросы, связанные с землепользованием. Раньше на все это требовалось согласие поселения», - поясняет Ольга Моляренко.

Кстати, наши руководители как-то внезапно забыли о том, что понятия «сельские и городские поселения» закреплены в Конституции РФ, а такого понятия, как «городской округ», в Основном Законе нет. Выходит, ликвидация муниципальных районов – все же покушение на основы Конституционного строя страны? Вот как это комментирует политолог Илья Гращенков: «Схема губернатора Воробьёва состоит в том, что есть губернатор, его избирают жители. Для того, чтобы губернатор реализовал ту политику, которую он обещает избирателям, у него должна быть выстроена вертикаль власти. Главы – это такие начальники управлений, которые приходят на планёрку в правительство и им говорят: делать то и то, вот тебе министерство инвестиций, которое скажет, какие задачи надо реализовывать. У него даже в предвыборной кампании была это записано как «волшебный пендель от губернатора». Вся губернаторская система заточена на выстраивание в Подмосковье системы «второй Москвы» – создание городов-спутников, инвестирование в масштабное строительство».

Не везде уничтожение и слияние местных поселений встретили молчанием, как в Звенигороде и в Одинцове. К примеру, когда в Псковской области обсуждались поправки к ФЗ-131 о местном самоуправлении, председатель Псковского регионального отделения и член федерального Политического комитета партии «Яблоко» Лев Шлосберг публично выступил категорически против массового преобразования и слияния муниципальных образований: «Было сказано, что каждый район будет рассматриваться отдельно, будет обсуждаться, что это свой мир, свое местное сообщество, свои особенности жизни, социальной инфраструктуры – всё в соответствии со 131-м законом. Но все вышло наоборот… По данным официального сайта Псковской области и сайтов районов, у нас сегодня 150 сельских и 25 городских поселений. Так вот, 104 сельских поселения и 5 городских поселений участвуют в процессе слияния , укрупнения, а по сути, уничтожения. По итогам должно остаться только 86 сельских поселений».

Поскольку решение об уничтожении сельских поселений будет теперь по закону приниматься местным депутатским корпусом, к нему, разумеется, будет проявлено особое внимание со стороны властей. Вот что рассказывает Лев Шлосберг об «обработке» депутатов в Псковской области:

«Сначала депутатов вызвали, предупредили, как надо голосовать. Они проголосовали «как надо», а теперь они массово сдают полномочия… Депутатов поселений, жителей ломали через колено. У нас почти нет решений сходов граждан, публичных слушаний с одобрением этих укрупнений. У нас в большинстве случаев депутаты сельских поселений под административным давлением голосовали против позиции жителей, хотя 3-я часть 13-й статьи Закона о местном самоуправлении предусматривает, что представительный орган выражает мнение населения, связан с позицией жителей». «Это повсеместная практика, к сожалению, - добавляет эксперт в области местного самоуправления Ольга Моляренко. – «Сначала депутатов заманивают посулами, обещаниями, а потом сливают 5-6 сельских поселений и оставляют только одного депутата».

В этой связи в Московской области, например, появился специальный термин, введенный губернатором Воробьевым: «демократура».

«Воробьёв сворачивает систему местного самоуправления. Из муниципальных районов, которые подразумевают все уровни власти, он делает городской округ. А городской округ – это абсолютно унитарная система. Глава городского округа – это назначаемый сити-менеджер. Главы поселений – это главы отделов, которые сидят не на территории поселения, а внутри городской администрации. Замкнутый цикл. Глава городского округа подчиняется напрямую губернатору, поэтому никакой инициативы, никакой внутренней политики. Воробьёв называет это словом «демократура»: демократия при обсуждении и диктатура при исполнении. Пока выбираем губернатора – дискутируем, когда выбрали – никаких инициатив. Иезуитская практика состоит в том, что глава городского округа остаётся выборной фигурой, но выборы становятся не прямыми. Депутаты из своего числа выбирают главу городского округа. Это фигура номинальная, у нее нет реального права подписи. Реальное право подписи – только у главы администрации городского округа. Глава администрации – фигура, нанимаемая по контракту, по конкурсу. Мало того, конкурс этот состоит из комиссии, которую присылает округ. Вот такая иезуитская практика, которая позволяет формально не нарушать Конституцию», - пояснил «Новым Известиям» политолог Илья Гращенков.

По прогнозам экспертов, все это приведет к дальнейшему вымиранию деревень и формированию городских конгломераций. «Я даже не уверена в будущем фермерских хозяйств. Занятость в сельских поселениях хоть как-то тормозила отток в города, а теперь, когда бюджет на сельские поселения сводится к нулю, люди вынуждены уезжать. Оставшиеся уходят в Никуда», - считает Ольга Моляренко.

Справка.

Общее количество сельских населенных пунктов в стране превышает 150 тысяч. Однако в результате Всероссийской переписи населения 2010 года было выявлено, что 12,7% сельских населенных пунктов на тот момент были не заселены, то есть почти 20 тыс. российских деревень существовали на карте, однако по факту уже были заброшены. Значительную долю всех сельских населенных пунктов составляют маленькие деревни: в более чем половине всех сельских населенных пунктов проживают от 1 до 100 человек.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter