Рус
Eng
Евгений Бунимович

Евгений Бунимович

23 июня 2006, 00:00
Политика
Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Качество отечественного образования – миф, потому что крупные российские компании вынуждены создавать корпоративные университеты, в которых переучивают вчерашних выпускников вузов. О том, почему это происходит, а также о том, каких предметов не хватает нашим школьникам и сможет ли «Яблоко» объединиться с СПС, «Новым Из

– Вы как-то говорили, что не приемлете рассуждение «если ты такой умный, то почему ты такой бедный». В чем тогда проявляется ум, если не в умении заработать деньги?

– Если цель – заработать деньги, тогда ум – некоторое приложение к этой цели. Но я полагаю, что это не единственная и не главная цель жизни. Есть вещи и поважнее – внутреннее спокойствие, достоинство, желание и возможность делать то, что ты хочешь. В жизни я встречал разных людей, в том числе и тех, кто заработал много денег. У меня не создалось ощущения, что они счастливы. Деньги и счастье – это разное.

– То есть человек может быть умным и при этом не способным себя обеспечить, чтобы иметь большую квартиру, ездить на хорошей машине, отдыхать на престижном курорте?

– Почему вы думаете, что умный человек обязательно должен сосредоточить свои усилия на том, чтобы у него была шикарная машина? Вот у меня, дурака, автомобиля нет и вообще никогда не было. Я родился и живу в центре Москвы и люблю ходить по городу пешком. Не думаю, что, когда вокруг твоего лимузина три машины охраны, а твой сын по этой причине отрезан от своих сверстников, – это самая радостная и счастливая жизнь. Но вот своей семье, детям надо обеспечить нормальный уровень жизни...

– ... который учителя своим семьям не могут обеспечить?

– Это совершенно другой вопрос. Я ведь третье поколение учителей в семье. Поверьте, никогда в России учителя хорошо не жили. Да и нигде в мире учителя не жируют. Но то, что учителей довели до нищеты в 90-е годы, – позорно. Когда политики первого сентября говорят, что нужно в ноги поклониться учителям, потому что они занимаются таким благородным трудом, я говорю коллегам: раз в ноги кланяются – зарплату не повысят.

– Наши эмигранты говорят, что если в России ребенок по математике был на среднем уровне, то по приезде в Америку сразу становится отличником. У нас лучше учат?

– Мне, как учителю математики и автору школьных учебников, конечно, это слышать лестно. Но все не так просто. Я был на уроках в американской школе и могу сказать, что математику они действительно знают хуже. А потом выходил на улицу, где все функционирует вполне нормально. Но ведь это сделали выпускники тех же школ! И если поговорить с американским школьником не о математике, а о конституции, обязанностях и правах гражданина, он знает больше, чем наш. Там в школах больше экономики, психологии, музыки, спорта. Это другая парадигма образования. Что касается эмигрантов, то большинство из них оказались не в самых лучших районах. Здесь их дети часто учились в лучших школах, а там они должны отдавать их в учебные заведения по месту жительства – иначе платно. А поскольку район бедный, то и школа плохая.

– Почему у нас с математикой хорошо, а машины делаем плохие?

– С математикой у нас не хорошо, а, скорее, неплохо. Хотя наше образование, в отличие, скажем, от здравоохранения, пока еще конкурентоспособно. Больница в развитых странах – это другой век. С нашими больницами их сравнивать невозможно. А когда приходишь в школу в Европе, США, видишь – что-то хуже, что-то лучше, но это сравнимо. И это наш шанс. Экономисты подсчитали, что сейчас, в XXI веке, самое выгодное вложение – именно в образование. Увы, наша идеология – надо подкинуть зарплату учителям не потому, что они заняты важным и к тому же конкурентоспособным делом, а просто чтобы учитель ноги не протянул.

– Так почему наши машины и больницы все-таки хуже, если образование конкурентоспособно?

– Это вопрос, который я сам задаю, когда бываю на телевидении, и кто-то говорит, что наше образование было и есть лучшее в мире. Я сразу же спрашиваю, а почему эта камера, которая снимает нас, сделана не в России? Почему эти светильники сделаны не в России? Почему штаны у ведущего пошиты не здесь? Какое же это лучшее в мире образование, если все мы везем из-за границы? Значит, образование оказалось неадекватным запросам времени. Наши, подчеркиваю, наши крупные корпорации создают сейчас корпоративные университеты. Уже создано два десятка. В них переучивают тех, кто только что закончил наши же высшие учебные заведения. Это же абсурд!

– Нацпроект «Образование» ситуацию изменит?

– Это не национальный проект. Там есть позитивные моменты – компьютеры в школах, по тысяче рублей классным руководителям. Но я как председатель Комиссии по образованию Мосгордумы могу сказать, что все это в Москве уже сделано. Во всех школах есть компьютеры, и они подсоединены к Интернету. А классным руководителям уже давно платили дополнительно в среднем по 1250 рублей. Только мы не думали, что эти очень небольшие дела нужно подавать как национальный проект. Это даже не шаг, а полшага, четверть шага, хотя и в верном направлении.

– Сколько надо платить, чтобы профессия учителя стала престижной?

– В Москве в хороших школах учителя получают до тысячи долларов. Это нормально. Не безумные зарплаты, если сравнить с уровнем воровства и коррупции. Профессия учителя станет престижной, когда те, кто лучше учился, и жить будут лучше. А сегодня хорошо живут совсем другие люди. Зачем тогда учитель?

– Происходящее в политике можно просчитать при помощи математических формул?

– То, что у нас называется политикой, просчитывается на уровне таблицы умножения. Это примитив, личные корыстные интересы довлеют, и это даже не особенно скрывают. Коллеги меня спрашивали, когда я пошел в Думу: когда ты скурвишься? Но неужели это так неизбежно? Ведь если сам перестаешь себя уважать, зачем все остальное?

– А «Яблоко» и СПС почему не могут посчитать, что поодиночке не пройдут в Думу?

– В политике два плюс два далеко не всегда четыре. Тебе твердят, что дважды два – десять. Ты говоришь – четыре. Тебе говорят – ну хорошо, семь с половиной. Ты говоришь – нет, все равно четыре. Тогда тебе говорят: почему вы не идете на компромисс? Теперь про белого бычка, то бишь, про СПС плюс «Яблоко». В Москве на выборах у нас получилось. Но мы очень долго объясняли людям, которые голосуют за «Яблоко», почему мы идем одним списком с СПС. И далеко не все это восприняли. Мы не только приобрели, но и потеряли сторонников. Да, за «Яблоко» сейчас голосуют меньше, чем раньше. Но это люди, которые прошли с нами непростые времена. И если мы их потеряем, «Яблоко» перестанет существовать. Компромиссы нужны. Но я не вижу сейчас СПС как единую партию с одной идеологией. Разные лидеры СПС имеют совершенно разные мнения даже по ключевым вопросам, например, по отношению к президенту. Они в оппозиции или рядом с ним? Или все еще СПС – в Думу, Путина – в президенты?

– Как относитесь к утверждению, что наш народ напоминает школьников, которые сядут на шею доброму учителю-демократу, а справиться с ними может только тиран с палкой?

– Это главная идея партии власти и президента: народ неразумен. Зачем выбирать губернаторов, если выбирают ворюг? Лучше назначать. Но вот Совет Федерации назначают – и стыд на весь мир, когда одного за другим сенатора отзывают за коррупцию и взятки. Теперь закон принимают, что в университетах профессора тоже неразумные, им мозгов не хватает выбрать себе ректора. Разрушаются традиции университетской автономии, которые утверждались веками. Надеюсь, что не дойдет до того, чтобы назначать жениха невесте. Я к людям отношусь иначе. Мы прошли очень тяжелую ломку с двумя путчами и Чечней, но избежали большой крови по всей России, как в гражданскую. Это заслуга не правителей, а людей, обычных людей, которых не раз науськивали друг на друга. Ведь когда против парламента стояли пушки и танки, это был прямой призыв к гражданской войне.

– Но когда «Яблоко» протестовало против отмены губернаторских выборов, кроме ваших активистов, на митинги никто не приходил.

– Конечно. Во французской школе я видел, как они обучают серьезному отношению к демократии, к системе выборов, к гражданскому обществу. А у нас ни семья, ни школа этого не воспитывают. Вы считаете, что ребенок только родился и уже законченный демократ? Мы говорили про математику. Никому же не приходит в голову, что ребенок приходит в школу и уже знает квадратные уравнения. Так почему думаете, что все остальное он знает и понимает? Надо учить, объяснять и повторять. Если на уроке рассказал что-то и сразу дать контрольную работу, большинство получит двойки. Вот и получаем. Много раз еще придется лоб в кровь разбивать. И дай Бог, чтобы только лоб.

– Сколько еще контрольных провалим?

– Думаю, много. Ведь учителя – кто? Думаете, бывшие секретари парткомов и комсомольские активисты – лучшие учителя демократии? Я видел не раз, как даже неплохие хозяйственники проводят вроде бы демократические вещи абсолютно тоталитарным путем. Не умеет они по-другому. Их так учили.

СПРАВКА

Евгений БУНИМОВИЧ родился в 1954 году. В 1975-м окончил механико-математический факультет МГУ. С 1976 года по настоящее время – учитель математики в московской экспериментальной гимназии Российской академии образования. Заслуженный учитель России, кандидат педагогических наук, автор школьных учебников, книг стихов, статей и публицистики. Зампредседателя Московской организации «Яблока». С 1997 года трижды избирался депутатом Московской городской думы. С 2001 года по настоящее время – председатель Комиссии Мосгордумы по образованию и науке.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter