Рус
Eng

Ветер неизвестных перемен

Ветер неизвестных перемен

23 января 2012, 00:00
Политика
КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВ, ОЛЬГА ГОРБАЧЕВА, Минск, ЕЛЕНА АНТОНОВА
В последнее время бывший СССР становится ареной неожиданных политических событий. Один за другим лидеры соседних с Россией стран начинают заявлять о реформах, которые должны кардинально изменить весь политический ландшафт в этих государствах. Перемены грядут даже там, где практически ничего не менялось с момента распад

Всплеск реформаторских инициатив в ближнем зарубежье выглядит особенно удивительным, если учесть, что он приходится на время подлинного триумфа «управляемых демократий» над «оранжевой угрозой». Еще несколько лет назад главным раздражителем, заставлявшим лидеров постсоветских «властных вертикалей» предпринимать какие-то контрмеры, в том числе задумываться о реформах, были опасения, что их граждан вдохновят примеры Грузии, Украины и Киргизии, где власть сменилась в результате «цветных революций». Но на Украине «оранжевая» идея была окончательно похоронена в 2010 году, после победы на президентских выборах Виктора Януковича. Нескончаемая череда волнений и погромов в Киргизии вряд ли делает революционный опыт этой страны привлекательным хоть для кого-то. А стили правления российских властей и их ненавистника и неутомимого критика Михаила Саакашвили все больше похожи друг на друга, и это чем дальше, тем яснее видят даже самые убежденные сторонники «молодой грузинской демократии». И вдруг в преддверии предполагаемого общего триумфа – шаг назад…

Президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин полагает: все дело в том, что постсоветская элита вслед за элитой мировой, столкнулась с куда более грозным вызовом, чем гипотетическая «оранжевая угроза». Ею стал мировой экономический кризис. «Если человек живет в ситуации, когда его материальное благосостояние постепенно растет, он особенно не задумывается о том, кто руководит страной. А вот когда доходы падают и на повестке дня появляется вопрос, какой категории населения эти доходы надо урезать, тут люди сразу интересуются, насколько легитимны власти», – сказал он «НИ». Грозным напоминанием о новых «ветрах перемен», задувших в бывшем СССР, стали митинги на Болотной площади и проспекте Сахарова в Москве. Самое поразительное в них – это несходство с «оранжевыми» митингами времен революций 2003–2005 годов. Сотни тысяч человек вышли на улицы не по призыву одной политической силы и не после длительной пропагандистской обработки, а спонтанно и неожиданно буквально для всех политиков страны.

Пагубное восточное влияние?

Прямую связь между событиями в Москве и решением Александра Лукашенко реформировать политическую систему страны немедленно углядели в Минске. Собственно, намек на то, что такая связь есть, можно обнаружить и в речи белорусского президента – той самой, где он объявил о возможности политических реформ. «Мы сегодня изучаем определенные политические тенденции в мире. И, конечно же, мы и приспосабливаться будем, и модернизировать нашу политическую систему», – сказал он, выступая перед китайскими журналистами.

В чем именно будет заключаться модернизация, г-н Лукашенко не уточнил, тем самым оставив широкое поле для комментариев и версий политологов. Однако впечатляет сам факт: впервые за время своего правления президент заговорил о политических реформах. В беседе с «НИ» лидер белорусской Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько предположил, что слова о реформах однозначно вызваны «веяниями с Востока». «В русле заявлений Медведева и Путина Лукашенко выглядит белой вороной, – считает политик. – Люди слышат, что в России проходит какая-то либерализация, присутствуют элементы диалога, поэтому Лукашенко преломляет российскую ситуацию на белорусскую словесную действительность».

Скептически воспринял слова г-на Лукашенко лидер белорусского движения «За Свободу» Александр Милинкевич. Он считает, что власть в стране оказалась в ситуации, «когда и хочется и колется». Загорайте в солярии: крем для солярия в Москве «Они добровольно никогда бы ничего не меняли, так как боятся реформ, социально-экономических и политических, и все время откладывают их», – сообщил «НИ» политик. По его мнению, весьма вероятно, что «мы снова увидим игру в демократизацию». А вот настоящий демонтаж устаревшей политической системы, по словам г-на Милинкевича, возможен только после освобождения политзаключенных и полного прекращения репрессий.

Но все же главным сигналом готовности к политическим реформам станут осенние выборы в парламент Белоруссии. В этом созыве власть не пропустила туда ни одного оппозиционного депутата. Поэтому Запад усомнился в легитимности парламента и до минимума свел контакты с народными избранниками. Пойдет ли власть в этот раз на эксперимент, пока непонятно, поскольку предвыборная кампания в стране еще не стартовала, и четких заявлений не прозвучало. Но зато уже успел отметиться секретарь белорусского Центризбиркома Николай Лозовик, который обозвал чиновников ЕС «евродебилами» за то, что они запретили членам ЦИК въезд в Европу. А все с подачи миссии ОБСЕ, которую, по мнению г-на Лозовика, на будущие парламентские выборы допускать вообще нецелесообразно, поскольку приедут эти чиновники «не в качестве наблюдателей, а в качестве надзирателей». Однако даже если власть и решит допустить в парламент пару-тройку оппозиционеров, это совсем не значит, что альтернативная точка зрения будет в нем представлена: белорусская оппозиция пока не решила, будет ли она вообще участвовать в выборах или устроит бойкот.

Схватка бульдогов под ковром

Казахстан во многих отношениях опережает своих соседей по СНГ. Первым он оказался, как ни странно, и в реформировании политической системы. О досрочных выборах и поправках в Конституцию, дававших гарантированную возможность пройти в парламент сразу нескольким партиям, там заговорили еще в 2010 году. Однако реформы по-казахски сопровождались такой же кучей недомолвок, как и намечающиеся белорусские. Чего стоит только само решение объявить досрочные парламентские выборы, принятое в начале 2011 года. Казахские власти так и не объяснили, зачем было необходимо проводить голосование, пусть и по новым правилам, именно досрочно. Впрочем, в свете вспыхнувших в конце прошлого года волнений в Жанаозене ответ все-таки невольно напрашивается. Казахский президент Нурсултан Назарбаев, очевидно, старался упредить события, проведя выборы в тот момент, когда негативные процессы в мировой экономике не затронули Казахстан в полной мере. Волнения в Жанаозене, при всем их отличии от митингов в Москве на Болотной и Сахарова, тем не менее, схожи в одном: и там, и здесь в акциях протеста участвовали те, кого называют «средним классом» или «рассерженными горожанами», по терминологии высокопоставленного кремлевского чиновника. Эти люди осознают, что так жить больше нельзя. Не случайно в России протестовать вышла вполне сытая и благополучная Москва, а в Казахстане – состоятельные, по местным меркам, нефтяники из Жанаозеня.

Нельзя не отметить, что ценой казахстанких «реформ на опережение» стало определенное напряжение в элите страны. До того как были объявлены преобразования, самым вероятным кандидатом в преемники Нурсултана Назарбаева считался его зять Тимур Кулибаев, женатый на дочери главы государства Динаре. Однако после волнений в Жанаозене он впал в опалу. Ведь он, будучи председателем национальной компании «Казмунайгаз», не смог вовремя «разрулить» не один месяц накалявшуюся ситуацию в районах нефтепромыслов. Впрочем, некоторые политологи считают, что делать далеко идущие выводы относительно политического будущего Кулибаева рано. «Назарбаев время от времени приближает к себе определенные группы влияния, а потом так же неожиданно их отдаляет. Потом ситуация может изменится», – сообщил «НИ» казахский политолог, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев.

Реформы будущего

Казахстаном и Белоруссией список реформ в ближнем зарубежье не ограничивается. Некоторую надежду (или опасение) на начало политических реформ внушает регистрация нескольких кандидатов на пост президента Туркменистана. Уже анонсирована политическая реформа в Молдове. В этой стране в течение многих лет существует уникальная для бывшего СССР парламентская форма правления, которая, как показал местный опыт, давала прекрасную возможность одним и тем же политикам находиться у власти, деля ее в ходе закулисных договоренностей. Теперь, под влиянием кризиса, который заставляет идти на непопулярные меры, за которые кто-то должен брать ответственность, политики заговорили о необходимости упрощения процедуры выборов главы государства, или даже введения всенародных выборов. В оценке этих реформ трудно не согласиться с мнением, которое применительно к реформам в Белоруссии высказал «НИ» местный политолог Всеволод Шимов: «Любое изменение политической системы должно разрабатываться в общественном диалоге. Есть он – тогда реформы пойдут успешно. Если его нет, велика вероятность того, что система пойдет в разнос. Тогда будет плохо и стране, и ее соседям, в том числе, России».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter