Рус
Eng
На Западе скептически отнеслись к российской вакцине против коронавируса

На Западе скептически отнеслись к российской вакцине против коронавируса

21 июля 2020, 12:14
Политика
Photo: fb.ru
Для разработки вакцины важно качество, а не скорость
Что общего между Дональдом Трампом и Российским фондом прямых инвестиций? Все они хотят быть первыми в получении вакцины, но не для того, чтобы спасти мир, а для того, что добыть трофей и получить медаль, считает эксперт.

Елена Иванова

23 препарата вакцины против COVID-19 проходят клинические испытания на людях, и 140 вариантов вакцин находятся на различных стадиях предклинических испытаний, сообщает ВОЗ на 15 июля. Тем не менее, история с хакерской атакой на компьютеры разработчиков продолжает широко обсуждаться в СМИ.

Эта история больше напоминает фильмы о Джеймсе Бонде, чем сообщения о промышленном шпионаже в фарминдустрии. С российской стороны в нём участвует пресловутая группа АРТ29, которая замешана в скандале со сливом информации против Демократической партии в 2016 году, и выпускник Стэнфорда и Гарвардской бизнес-школы Кирилл Дмитриев, который возглавляет российский Фонд прямых инвестиций. Дмитриев хотя и налаживает производство оксфордской вакцины в России, сам твёрдо верит в российскую. Более того, чиновник считает, что сейчас развернулась гонка за вакциной между супердержавами с участием США, Китая, Великобритании и, конечно, России и каждая страна мира должна уже сейчас решить, у кого она будет закупать. Такой подход не нов: в марте этого года Дональд Трамп предлагал миллиарды немецкому разработчику вакцины за то, что США получат эксклюзив на препарат. В том же направлении велась недавняя акция американского президента, когда он потребовал запретить продажу ремдесивира не в Америке.

Кент Сепковиц, эксперт по инфекционной безопасности онкологического центра имени Слоан Кеттеринг в Нью-Йорке, считает, что такие высказывания или неуклюжие действия в пользу одной страны говорят о глубоком непонимании ситуации вокруг медицинских открытий. В гонке вооружений на земле и в космосе участвовали две страны с непомерными бюджетами и стремлением контролировать мир. В медицине в соревновании участвуют бесчисленное количество компаний, стран и международных консорциумов. И все они будут занимать, красть, вымаливать результаты исследований. Таких историй очень много. Можно вспомнить антидепрессант Прозак, первое лекарство в мире, на котором производитель заработал миллиард долларов в 80-е годы. Или дженерики, антибиотики и снотворное. Да, первая компания, которая получит разрешение, заработает миллиард. Но потом на этот рынок придут все остальные.

В России система получения разрешения не такая строгая, как на Западе. Дмитриев сообщил, что сейчас российская вакцина прошла первую фазу испытаний на маленьких группах пробандов с фокусом на ее безопасность, но уже через несколько месяцев ею начнется широкая вакцинация населения. На Западе это немыслимая скорость. Такой подход игнорирует длинную историю использования непроверенных медикаментов в отчаянных ситуациях, например, лекарств против рака. Границы размываются, и разрешение в одной стране ведет к получению его в других странах. На рынке появятся несколько препаратов вакцин, и определить их эффективность будет крайне сложно.

Если повезет, то вакцина будет эффективна в 50-60% случаев применения, что можно сравнить с применением прививки против гриппа в удачные годы. Вот только препарат фирмы «Модерна» в заключительной фазе клинических испытаний вызывает у каждого пятого серьезные побочные эффекты – включая слабость, головные боли и температуру. Эксперт не затрагивает даже такую тему, как повторная вакцинация, которую могут рассматривать люди для усиления иммунитета.

Стремление быть первым в гонке вакцин имеет только одну цель как в случае с Трампом, так и в случае с Дмитриевым: спасение мира стоит для них не на первом месте. Главное – победить других и получить за это медали, уверен Сепковиц.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter