Рус
Eng

Финальная подлость "Власика" и Пиманова с компанией

Финальная подлость "Власика" и Пиманова с компанией
Финальная подлость "Власика" и Пиманова с компанией
20 мая 2017, 13:41ПолитикаСергей Таранов
После перечисления всех азбучных "истин" сталинизма в форме занудного сериала создатели "Власика" приберегли главную подлянку на конец фильма.

В первом отзыве на политическую провокацию Первого канала под названием "Власик. Тень Сталина" мы отметили по итогам четырех серий четыре азбучные "истины" сталинизма, которые есть абсолютно во всех апокрифах про "вождя народов":

1. Жертвы индустриализации, коллективизации, массового голода были необходимы и неизбежны (иначе бы СССР проиграл будущую войну)

2. Сталин не убивал Кирова, а любил секретаря Ленинградского горкома аки родного брата

3. Жена Сталина покончила с собой только потому, что была "больна на всю голову"

4. Культ личности придуман не Сталиным, а самим советским народом, у которого "отобрали бога".

В последующих сериях авторам фильма оставалось доказать пятый пункт основ сталинизма - о причине массовых репрессий.

В последней, 14-ой серии серии Власик, услышав от офицера охраны слово "тиран" применительно к Сталину, идет по коридору и в сердцах бросает:

"Тиран, говорите?! А кто три миллиона доносов писал?"

Это - не дежурная реплика. Не оговорка. Это - мировоззренческая позиция всех наших душегубов. Она в том, что маховик репрессий был раскручен... самим советским народом.

Нигде ведь не сказано официально, что именно Сталин требовал казнить сотни тысяч и миллионы людей. Просто люди попались плохонькие, подленькие, в общем, говно эти людишки. Строчили кляузы на соседей, коллег, даже на родственников, а бдительные "органы", конечно же, великодушно не могли отказать в арестах, пытках и казнях. Возьмут одного, поговорят "по душам", а он еще десяток-другой сообщников называет. А те в свою очередь - других сообщников...

Вот если бы держались на следствии, вот если бы оказались "настоящими" людьми - как Власик, как его актриса-любовница - так и никаких бы репрессий массовых не было. Как говорится, "воли нет, а вы держитесь!".

При этом наши сталинисты завсегда подразумевают: окажись они сами на дыбе (плахе), в подвалах Лубянки, перед лицом смертельного ужаса, нечеловеческой боли, хронического недосыпа, жажды, голода, холода, оскорблений и унижений, криков из соседних камер - они бы уж точно выдюжили, выстояли, не сдались, не подписали признаний и оговоров... Так и видится на окровавленном полу пыточной несгибаемый Эрнст, стойкий Пиманов, двужильный Проханов, стальной Кургинян... Не люди! Титаны духа!

Не очень понятно, сможет ли войти в компанию наших героев, скажем, Никита Михалков, в чьем оскароносном фильме "Утомленные солнцем" палач Митя объясняет комдиву Котову:

"Ох, я тебе все это напомню! Дней через пять... Когда ты, ползая в собственном говне, собственноручно подпишешь признание, что ты с 20-го года являешься немецким шпионом, а с 23-го еще и японским, и что ты - диверсант и организатор покушения на товарища Сталина. А если не подпишешь, сука, мы тебе напомним, что у тебя есть жена и дочь!"

И не через пять дней, а уже через пять минут храбрый комдив, глотая кровавую юшку, обреченно подвывал на заднем сиденье лимузина, едущего в тюрьму.

За стеклами автомобиля тем временем поднимался в небо портрет Сталина. Того самого "эффективного менеджера", который признания под пытками признал доказательствами вины. Который точно, по опыту инквизиции знал: 99,5 процентов людей - нормальных, хороших людей! - выдержать средневековые мучения не в силах.

Человеческий организм, видите ли, так устроен.

А еще у этого самого организма есть память, которая несколько слабеет со временем.

"Мы все часто с надеждой следим за течением времени. Время раны лечит, говорим мы. Но время, как и вода, может быть разрушительным и беспощадным. Время нередко оправдывает негодяев. Оно отнимает возможность однозначной оценки. Оно никому не обещало быть гарантом морали. - размышляет писатель Виктор Ерофеев в журнале "Огонек". - Этим можно воспользоваться для реабилитации тех, кто в реабилитации нуждается, но для нее не годится. Время делает из палачей - телегероев, которые готовы продемонстрировать широкой публике свою человечность. Так и случилось. По телеэкрану расхаживают актеры в образах Берии, Власика и им подобных. Это не эпизод, это тенденция, это то, что говорил Пастернак о популярности Маяковского в 1930-е годы. Эту тенденцию насильно насаживают, как картошку при Екатерине.

Что это? Верность истории?

Скорее поощрение животных инстинктов. Сталинские герои-палачи были хозяевами смерти, они распоряжались жизнью людей наравне с богами. Они были безнаказанными (до поры до времени) генералами и маршалами от Лубянки. Людям нравится, что у Берии был гарем в пол-Москвы: балерины, школьницы, аборты, детские дома для незаконных детей. Вот бы так и ездить по Москве, думает некий средний телезритель, и выглядывать красавиц, брать в машину, а дальше… Тут воображение рисует великие картины божественного наслаждения. Плевать, что жертвы насилия были замужними женщинами или несовершеннолетними детьми! Главное — все позволено!"

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter