Рус
Eng
Подпольная перспектива

Подпольная перспектива

20 мая 2013, 00:00
Политика
НАДЕЖДА КРАСИЛОВА
В минувшую пятницу деятели культуры выступили с открытым письмом в поддержку российских НКО. По мнению подписавшихся 20 авторов, в числе которых писатель Борис Акунин и актриса Лия Ахеджакова, прокурорские проверки организаций производят впечатление широкомасштабной кампании, цель которой – любыми способами выдать обще

Массовая кампания против НКО по выявлению «иностранных агентов» привела к тому, что в результате проведенных рейдов органы прокуратуры признали выполняющими функции «иностранного агента» около четырех десятков НКО из 21 региона России. По данным президентского Совета по правам человека, среди них оказались ассоциация «Голос», «Мемориал», «Transparency International – Россия», «Комитет солдатских матерей» (Кострома), Межрегиональная правозащитная ассоциация «Агора» (Казань). Кроме того, в ряды «иностранных агентов» записали даже множество… экологических организаций, а также Кировское общество рыболовов и охотников, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к политике.

По результатам этих прокурорских постановлений межрегиональная ассоциация правозащитных организаций «Агора» составила список из 55 примеров деятельности, признанных прокуратурой политическими. Из представленного перечня только около десятка примеров действительно тянут на политические действия. Это, например, участие в выработке решений органов государственной власти, выступления с инициативами по различным вопросам общественной жизни, внесение предложений в органы государственной власти, проведение собраний, митингов, демонстраций и шествий, участие сотрудников НКО в качестве наблюдателей на выборах и информационная поддержка деятельности региональных отделений политических партий, представителей власти, институтов гражданского общества по актуальным вопросам международных отношений и международной безопасности. С большой натяжкой за политическую деятельность могут сойти «содействие в реализации прав коренных народов Амурской области», «юридическое консультирование участвующих в акции протеста граждан в декабре 2011 года в целях недопущения привлечения последних к юридической ответственности», а также защита своих прав в органах государственной власти и инициирование рассмотрения наиболее резонансных дел в Европейском суде по правам человека.

Но каким образом туда по милости прокуроров попали такие «крамольные» пункты, как «осуществление программ в области охраны здоровья населения», «деятельность по социальной защите и реабилитации малообеспеченных, безработных», «участие в государственных экологических экспертизах»? Или же на первый взгляд такие вполне нейтральные деяния, как оказание консультационных, образовательных и иных услуг «по вопросам, связанным с устойчивым природопользованием, изучением и восстановлением редких видов сообществ животных и растений».

Кроме того, оказывается, предосудительным является также участие НКО «в конкурсах на получение грантов, привлечение добровольных пожертвований российских и иностранных граждан, лиц без гражданства, отечественных и зарубежных юридических лиц». Остается загадкой: распространяется ли это на выдачу президентских и губернаторских грантов НКО, которые ежегодно выдаются сотням некоммерческих организаций?

Массовая кампания по выявлению «иностранных агентов» привела к тому, что теперь фактически под запретом может оказаться любая из существующих российских НКО. Причем складывается впечатление, что властям все равно, наблюдают ли правозащитники за выборами, защищают граждан, животных или природу. И если учитывать, что и в политических партиях, которые зависят от государственной поддержки и ущемляются в полную силу на избирательном фронте, никакой отдушины для проявления своих политических пристрастий граждане не получают, то разрушение «последнего бастиона свободы» – НКО может привести к катастрофическим последствиям.

Создавая для НКО невыносимые условия работы, власть сама подталкивает их деятелей к выходу на улицы.

Протестный градус в результате всех этих запретительных действий властей только повысится, убеждено большинство экспертов. Тот факт, что репрессивная политика власти не ослабляет, а наоборот, усиливает протестную активность, подтверждают и социологические опросы. Исследование, проведенное «Левада-Центром», показывает, что поддержка митингов и желание граждан участвовать в них растет. Например, если в октябре 2012 года «определенно поддерживали» массовые акции протеста 8% опрошенных россиян, то к январю 2013 года таких граждан стало уже 11%. И наоборот, снизилось число жителей страны, кто причислял себя к противникам протестного движения, – с 22% до 14%. Такая же динамика отмечается и в отношении тех, кто видит себя в качестве участников массовых мероприятий. Так, если в декабре 2012 года «смельчаков», отважившихся заявить, что они могут принять участие в митингах, было всего 3%, то всего через месяц их стало уже 5%. А вот количество граждан, которые ни в коем случае не выйдут на площадь с плакатом в руках, напротив, сократилось – с 42% до 38%.

Эксперты между тем признают, что в целом массовое наступление власти на гражданский сектор повредит многим НКО. Количество организаций, получающих иностранную помощь, будет в разы сокращено, считает заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос», которая пала первой жертвой нынешнего законодательства об НКО, Григорий Мельконьянц. По его словам, в целом уровень доверия к НКО со стороны общества понизится. В арсенале властей уже имеются нужные приемы. «Власть будет создавать организации, которые будут копировать уже существующие НКО и таким образом имитировать деятельность правозащитников, – пояснил «НИ» эксперт. – Реальные НКО заменят на карманные организации с бюджетным финансированием». При таком жестком прессинге часть реально действующих «настоящих» организаций будут вынуждены свернуть свою деятельность.

Еще более пессимистично настроен председатель Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «Агора» Павел Чиков. По его словам, сейчас проводимая в отношении НКО политика «провоцирует движение в сторону Белоруссии». И такой тренд будет сохраняться и даже усиливаться. Независимых и оппозиционных власти правозащитников ждут очень суровые времена, полагает наш собеседник. «Для кого-то это выльется в отъезд за границу, для кого-то – в посадку в тюрьму, для кого-то – в отъем бизнеса, – перечислил в разговоре с «НИ» правозащитник. – Власть борется исключительно административными репрессивными методами». Все это, по мнению правозащитника, приведет к тому, что хотя протестная активность будет снижаться, но она будет резко радикализироваться. «Люди будут уходить в подполье, чтобы пользоваться конспиративными методами», – полагает г-н Чиков.

По мнению же председателя партии «Яблоко» Сергея Митрохина, политическая активность никуда не денется. Она будут расти волнообразно. По мнению г-на Митрохина, граждане, несмотря на все нарушения на выборах, могут проявить себя в партийной деятельности. «У человека все равно есть возможность проявлять свою политическую активность, – заметил «НИ» лидер «Яблока». – Во-первых, можно создавать организацию, которая не требует регистрации, и объединяться в такие движения. Но, конечно, если гражданин хочет что-то сделать в стране, то ему надо присоединяться к политической партии». При этом г-н Митрохин признает, что и в рамках партии заниматься политикой тоже очень сложно. «Когда наши активисты слишком жестко разговаривают с властями, особенно в регионах, то их преследуют, иногда даже сажают, – привел пример лидер «Яблока». – Но, в принципе, я бы не сказал, что совсем невозможно себя реализовать в партии. По крайней мере, я по партии «Яблоко» сужу. Очень много можно сделать в рамках партии, совместив чисто гражданские проекты».

Власть напрасно рассчитывает, что «наезд» на НКО даст положительный для нее результат, убежден гендиректор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков. «Во-первых, это усиливает отрицательное отношение к власти, – сказал «НИ» политолог. – Это будет хуже для самой власти и ни к чему хорошему не приведет. Запугать всех все равно не удастся. Люди найдут способ, как им объединяться, чтобы комар носа не подточил. Например, зарегистрируют другую организацию, у которой в уставе будет написано, что она не будет заниматься политической деятельностью. Это то же самое, что и закон о запрете курения в общественных местах, который исполнить просто невозможно». По мнению политолога, все это лишний раз показывает, что власть только усиливает протест, пытаясь закрутить гайки. Но это принесет лишь обратный эффект.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter