Рус
Eng

20 июля 1944 г.: бомба в "Волчьем логове" стала 40-м покушением на Гитлера

20 июля 1944 г.: бомба в "Волчьем логове" стала 40-м покушением на Гитлера
20 июля 1944 г.: бомба в "Волчьем логове" стала 40-м покушением на Гитлера
19 июля, 20:07Политика
20 июля 1944 года в ставке Гитлера «Волчье логово» в Восточной Пруссии раздался взрыв. Главный фашист лишь чудом остался жив. А всего таких покушений было не меньше сорока.

Сергей Крон

Бывшая ставка Гитлера Wolfsschanze («Волчье логово») сегодня расположена не в Восточной Пруссии, а на территории польского Варминско-Мазурского воеводства. Именно отсюда Гитлер руководил нападением на Советский Союз и боевыми действиями на Восточном фронте.

Сегодня это – музей. Его сотрудники рассказывают, что сам Гитлер, хотя и довольно часто приезжал сюда, это место не любил. Перед входом в бункер его каждый раз передергивало. Он будто предчувствовал, что именно здесь его когда-нибудь убьют. Но оглядевшись, Гитлер успокаивался и спускался в свои подземные хоромы…

Каждый год 20 июля в Берлине к символическому знаку, сооруженному в память о подвиге, совершенном группой немецких офицеров-заговорщиков, пытавшихся взорвать Гитлера, и здесь в «Волчьем логове», люди несут цветы. Они отдают дань уважения не только участникам заговора, но и расстрелянным и замученным в застенках гестапо членам их семей.

Заминировали даже Мавзолей

На жизнь Гитлера покушались с момента его прихода к власти. Только в 1930-е годы было предпринято, как минимум, десять попыток лишить фюрера жизни. Причем это не были какие-то мифические немецкие «отряды сопротивления» или советские диверсанты. Это были герои-одиночки.

8 ноября 1939 года некий Георг Эльзер решил убить нацистского вождя. В годовщину «Пивного путча» фюрер произносил традиционную речь в Мюнхене. Он и не догадывался, что прямо перед трибуной спрятана самодельная бомба.

Планы Эльзера нарушило то, что Гитлер решил закончить свое выступление раньше намеченного срока - он спешил на встречу с Муссолини в Берлин. Взрыв раздался после того, как оратор покинул сцену. Пострадали 60 человек, семеро из них были убиты наповал.

Террориста поймали, сильно избили и заключили в концлагерь. Там Эльзер просидел почти всю войну. Его расстреляли 9 апреля 1945 года, за месяц до окончания войны.

Гитлера пытались устранить и сторонники так называемого «Черного фронта», который возглавлял Отто Штрассер. Эта организация была создана в августе 1931 года и объединяла крайних националистов. Они были недовольны экономической политикой Гитлера, который, по их мнению, был излишне либерален. Поэтому в феврале 1933 года «Черный фронт» был запрещен, а Отто Штрассер бежал в Чехословакию.

В 1936 году Штрассер уговорил еврейского студента Гельмута Гирша поехать в Германию и уничтожить Гитлера. Взрыв планировали совершить в Нюрнберге, во время очередного съезда нацистов. Но покушение провалилось, Гирша сдал гестапо один из участников заговора.

В июле 1937 года в берлинской тюрьме Плётцензее Гельмута Гирша казнили. «Чёрный фронт» пытался спланировать ещё одно покушение, но дальше слов дело не пошло.

По странному стечению обстоятельств британская разведка Ми-6 так и не смогла убить главного нациста. Хотя планов было много, вплоть до воздействия гипнозом на одного из соратников фюрера - Рудольфа Гесса. Все планы остались на бумаге.

Еще одна идея - отравление свежего молока или питьевой воды, которые поставляли в резиденцию Гитлера каждый день. Однако, в конце концов решили использовать снайпера. Один из британских пленных, который работал маляром, сообщил о графике перемещений Гитлера. Это помогло разработать план, по которому британцы, переодетые в немецкую военную форму должны были подобраться к резиденции Гитлера и совершить меткий выстрел во время его прогулки. Но к моменту, когда секретный план в деталях был готов, пришел приказ из Лондона «свернуть лавочку». Причины до сих пор не известны.

Зато в Москве день и ночь думали об устранении главарей нацистской Германии. Первое покушение на Гитлера по приказу Сталина готовилось зимой 1941-го, когда в НКВД вполне обоснованно предполагали, что фюрер в случае взятия Москвы приедет в советскую столицу и устроит парад на Красной площади. Был даже составлен список частей, которые в нем должны участвовать. Немцы даже напечатали пригласительные билеты. Гитлер, естественно, должен был выступать с трибуны Мавзолея.

Были созданы специальные диверсионные группы, разработаны несколько вариантов спецоперации. По некоторым данным, заминировали даже Мавзолей и подходы к нему. Руководил всем начальник особой группы НКВД Павел Судоплатов. Тем более, что опыт проведения подобных акций у чекистов уже был. 21 сентября 1941 года подпольщики взорвали смотровую площадку в Киево-Печерской Лавре. В результате были уничтожены десятки штабных офицеров Вермахта.

Судоплатов создал три диверсионные группы. Они должны были уничтожить Гитлера в случае, если он со свитой появится в оккупированной столице СССР. Но Москву, как известно, отстояли.

Адмирал Канарис тоже против

Особенной кастой среди тех, кто выступал против нацистов, были старые прусские военные (их называли юнкерами) и влиятельные политики. Сегодня доподлинно известно, что заговоры против Гитлера в той или иной степени поддерживали, например, банкир Яльмар Шахт, бывший прусский министр финансов и глава «Дойчебанка» Йоханнес Попиц, глава Абвера адмирал Канарис и некоторые другие деятели нацистской Германии.

Но все же основной костяк заговора во все времена составили высшие военные чины. В их число фельдмаршалы фон Вицлебен и фон Браухич, генералы Гёпнер, Бек, Гальдер, фон Тресков и многие другие. Было также множество военных чином пониже званием, в их число вошел и полковник фон Штауффенберг, который и возглавил группу заговорщиков 20 июля 1944 года. Это он пронес в «Волчье логово» взрывное устройство.

Кстати, большинство старых прусских юнкеров были сторонниками жесткой монархии и националистами. То, что им претила власть Гитлера, совсем не означало, что они не устроили бы сепаратных переговоров с союзниками против СССР, о чем так много рассуждали в конце войны даже ярые нацисты. Как бы там ни было, сейчас они представляли серьезную угрозу для самого фюрера.

Граф Штауффенберг запомнился всем, кто когда-либо с ним пересекался. Он был выходцем из знатной и состоятельной семьи. Его отец служил камергером баварского короля, мать была внучкой знаменитого прусского генерала графа фон Гнейзенау.

Штауффенберг активно занимался спортом, любил охоту и живопись. До этого никто и никогда не подозревал его в антинацистских взглядах. Хотя еще в 1938 году после «хрустальной ночи» граф укрепился в мысли, что нацисты приведут Германию к краху. Как боевой офицер, он презирал «мясников» из СС, считал позорным вести войну против гражданского населения и расстреливать пленных, кто бы они ни были. Он ненавидел концлагеря и жалел женщин и детей, пригнанных в Германию на каторжные работы из России, Чехии и Польши.

После Сталинграда для фон Штауффенберга не оставалось никаких сомнений: война проиграна. Именно в это время пришел положительный ответ на давно поданный им рапорт о переводе из Генштаба, где он тогда служил, на фронт. Не на Восточный фронт, а в Африку.

Но к лету 1943 года и там дела гитлеровцев были плохи. Всего через три месяца после Сталинграда западные союзники захватили в плен в Северной Африке 200 тысяч немецких солдат и офицеров. Полковник Штауффенберг мечтал о скорейшем завершении войны.

Самому графу в Северной Африке не повезло. В апреле 1943 во время службы в танковом Африканском корпусе гитлеровского любимчика Эрвина Роммеля Штауффенберг потерял левый глаз и правую руку. Он фактически завершил свою карьеру боевого офицера. Однако хирургам удалось совершить чудо. После выздоровления опыт и знания фон Штауффенберга могли результативно использоваться на работе в тылу.

Тем временем, заговорщиков, действовавших против Гитлера, в Германии становилось все больше. Сколько не пытались подручные Геббельса заткнуть рот прессе, газеты все же сообщили, что 13 марта 1943 года немецким офицерам удалось пронести на борт самолета, на котором летел фюрер, взрывное устройство. Его замаскировали под бутылку с коньяком. Техника подвела – взрыва не получилось.

В мае 1944 года командующий резервом Вермахта, сочувствовавший заговорщикам, назначил графа Штауффенберга своим начальником штаба. Таким образом, полковник попал в число тех, кого приглашали на совещания в ставку.

Покушение на Гитлера стало реальностью. Решено было больше не ждать крупных совещаний в ставке с участием Гиммлера и Геринга и начать действовать.

Накануне событий Штауффенберг встретился со своим братом Бертольдом и сказал ему слова, которые тот записал в дневнике: «Кто найдет в себе мужество сделать это, войдет в историю как предатель, но если он откажется это сделать, то будет предателем перед своей совестью».

Неужели он остался жив?

«Волчье логово» надежно охраняли, постороннему проникнуть в бункер было невозможно. Кроме того, вся прилегающая территория находилась на особом положении - всего в километре отсюда была расположена штаб-квартира Верховного командования сухопутных войск. Для приглашения в Ставку нужна была рекомендация близкого к высшему руководству Рейха человека. Вызов на совещание Клауса Шенка фон Штауффенберга утвердил сам руководитель Верховного командования Вермахта, главный советник фюрера по военным вопросам Вильгельм Кейтель.

Полковник должен был доложить Гитлеру о формировании новых частей для Восточного фронта. Кейтель сообщил Штауффенбергу о том, что из-за жары военный совет перенесли из бункера на поверхность, в легкий деревянный дом. «Жаль, - наверняка подумал полковник, - взрыв в закрытом подземном помещении был бы более эффективным». Штауффенберг попросил разрешения якобы после дороги сменить рубашку. Адъютант Кейтеля Эрнст фон Фрайенд отвел его в спальное помещение. Там заговорщик стал срочно готовить взрыватели. Одной левой рукой с тремя пальцами сделать это было крайне сложно. Он смог подготовить и положить в портфель только одну бомбу. В комнату вошел Фрайенд и сообщил, что нужно поторопиться. Второе взрывное устройство осталось без детонатора — вместо 2 кг взрывчатки в распоряжении офицера остался только один. До взрыва оставалось всего 15 минут. Кейтель и Штауффенберг вошли в домик, когда военное совещание уже началось. На нем присутствовало 23 человека, большинство сидело за массивным дубовым столом. Полковник сел справа от Гитлера. Пока докладывали о ситуации на Восточном фронте, Штауффенберг поставил портфель с взрывным устройством на стол поближе к Гитлеру и за 5 минут до взрыва покинул помещение. Он должен был поддержать следующие шаги мятежников за пределами «Волчьего логова», поэтому и не остался в помещении. Счастливый случай и на этот раз спас Гитлера. Один из участников совещания поставил портфель под стол. В 12.42 прогремел взрыв. Четыре человека было убито, другие получили различные ранения. Гитлер был контужен, получил несколько незначительных осколочных ранений и ожогов, правая рука была временно парализована. Штауффенберг слышал взрыв и был уверен, что Гитлер погиб. Он смог покинуть зону оцепления до того момента, как ее закрыли эсэсовцы.

После этого события развивались стремительно. Заговорщики попытались поднять Резервную армию и перехватить власть в столице в свои руки. Поскольку Штауффенберг был уверен в успехе взрыва, заговорщики действовали так, будто Гитлера уже нет в живых. Был допущен серьезный просчёт: информационная блокада ставки Гитлера провалилась, линии связи СС работали, а военные каналы быстро восстановили правительственную связь. Фельдмаршал Кейтель из ставки звонил в Берлин и кричал в трубку: «Гитлер жив!» Это остановило многих колеблющихся офицеров.

Когда в военное министерство приехал полковник Штауффенберг, он стал действовать решительней, но было уже поздно. В конце концов, несколько человек вместе со Штауффенбергом были арестованы прямо в здании военного министерства. Их в тот же день расстреляли.

Позже над всеми, кто хотя бы знал о заговоре, нацисты расправились с особой жестокостью. Гитлер требовал «забивать мятежников как скот». Было убито почти 5 тысяч человек. Людей казнили на гильотинах и вешали на рояльных струнах за мясной крюк, прибитый к потолку.

Гестапо арестовало и всех близких родственников Клауса фон Штауффенберга, включая его жену и мать. Детям сменили фамилию и отправили в специальный детский дом, запретив рассказывать, кто они. К счастью, до конца войны оставалось всего несколько месяцев...

Сюжеты:
Былое
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter