Рус
Eng
Перед Женевой

Перед Женевой

19 января 2016, 00:00
Политика
КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВ
Вчера в Москву прибыл эмир Катара Тамим бен Хамад аль-Тани: он пробудет в нашей стране до 19 января. Это первый визит в Россию руководителя маленького, но очень влиятельного ближневосточного государства. Переговоры эмира с Владимиром Путиным, как ожидается, станут прелюдией к переговорам в Женеве, посвященным урегулиро

Перед началом встречи с российским президентом бен Тани заявил, что темой обсуждения станет, в частности, обстановка на Ближнем Востоке – «развитие событий и проблемы, от которых страдает наш регион». «Рассчитываем обсудить с вами эту ситуацию, обменяться мнениями, искать решения и развязки по наиболее сложным и проблемным вопросам», – в свою очередь отметил Владимир Путин.

На сегодняшний день Катар – один из ключевых игроков в мировой политике и экономике. В этом государстве, по своей площади в четыре раза меньшем, чем Московская область, находятся третьи (после российских и иранских) по величине запасы природного газа. Здесь базируется самый популярный панарабский телеканал «Аль-Джазира». Обладая мощными финансовыми и информационными ресурсами, власти маленького Катара без страха ссорятся со многими влиятельными государствами. Не просто складываются отношения эмирата с Россией – достаточно вспомнить историю с избиением российского посла Владимира Титоренко в этой стране в 2011 году, из-за чего уровень наших дипломатических отношений снизился. Причиной того инцидента, кстати, в Москве считали недовольство Катара политикой России в Сирии.

«Сирийский вопрос» является самым сложным в российско-катарских взаимоотношениях и сейчас. Как отметил в беседе с «НИ» заместитель директора Института востоковедения РАН Владимир Исаев, если по действиям на газовом рынке нашим странам можно найти взаимопонимание, то по отношению к Сирии стороны занимают диаметрально противоположные позиции. Москва поддерживает режим Башара Асада, Катар прямо находится на стороне его противников. Например, как заметил г-н Исаев, катарцы имеют прямое отношение к созданию группировки «Джебхат ан-Нусра», чьи позиции бомбит российская авиация. Кроме того, Катар так или иначе связан с целым рядом других участников сирийской гражданской войны, прежде всего из числа джихадистов.

Между тем 25 января в Женеве под эгидой ООН должен состояться новый раунд переговоров по сирийскому урегулированию. По идее договариваться между собой должны противоборствующие стороны местной гражданской войны – режим Асада и его противники. Но с кем именно из полутора тысяч организаций, воюющих против признаваемых Россией сирийских властей, будет идти диалог, в настоящее время так и не ясно – во всяком случае, широкой публике. Ясно лишь, что среди переговорщиков не будет представителей так называемого «Исламского государства» (группировки, запрещенной в России).

Следует заметить, что в ходе прошлого раунда переговоров (так называемой «Женевы-2»), прошедшего в январе 2014 года между сирийскими властями и Национальной коалицией оппозиционных и революционных сил (организацией, формально признанной Западом в качестве лидера противостоящих Асаду сил), была достигнута договоренность по двум главным пунктам: стороны признали, что Сирия должна остаться светским государством и ее границы не должны измениться. Однако это обстоятельство нисколько не повлияло на ход гражданской войны в стране. Исламисты продолжили борьбу за создание теократического государства, а курдские формирования по-прежнему не отказались от требований как минимум широкой автономии в рамках Сирии.

Как считает Владимир Исаев, договориться о максимально широком представительстве на переговорах в Женеве группировок, борющихся против Асада, не удастся и в Москве. Но сделать первые шаги в этом направлении, начав договариваться о том, как будут взаимодействовать поддерживаемые Россией и Катаром силы в Сирии, вполне возможно. Кстати, у нашей страны и ближневосточного эмирата недавно появилась еще одна неожиданная тема для обсуждения. В декабре в Ираке пропали члены семьи эмира, отправившиеся туда на соколиную охоту. По некоторым данным, они попали в плен к одной из местных исламистских группировок, по идеологии схожей с теми, которые поддерживает Катар и против которых ведет боевые действия Россия в Сирии.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter