Рус
Eng
Россия умывает руки по МН-17. Почему это произошло сейчас

Россия умывает руки по МН-17. Почему это произошло сейчас

16 октября , 20:41
Политика
Photo: hromadske.ua
Родственники хотят справедливости
Правительства Нидерландов и Австралии удивлены и разочарованы, что Россия решила выйти из консультаций по сбитому над Украиной Боингу, выполнявшему в 2014 году рейс МН17. На Украине заявили: решение Москвы говорит о том, что «Кремль боится правды». Но важен не только факт выхода, но и его время.

Заявление МИДа говорит о том, что недружественные действия со стороны Нидерландов делают дальнейшее участие России в консультациях бессмысленными. Как пишет европейская пресса, российское правительство возмущено тем, что Нидерланды собираются подать иск в Европейский суд по правам человека. Премьер Нидерландов Марк Рютте назвал это решение особенно болезненным для родственников погибших. Украинский министр иностранных дел Дмитро Кулеба заявил, что решение «говорит за себя, как в Москве боятся правды».

Глава австралийского МИДа Марис Пейн потребовала от России немедленно вернуться за стол переговоров. Австралия взяла обязательства обеспечить правдивое и ответственное расследование с тем, чтобы восторжествовала справедливость.

Вадим Лукашевич, независимый авиационный эксперт и официальный свидетель по делу МН-17, сбитого над Украиной, говорит, что намного важнее не то, что Россия вышла из консультаций, а когда она это сделала.

По сбитому Боингу проводились два расследования. Техническое расследование взял на себя Совет безопасности на транспорте Нидерландов под эгидой ИКАО и по его протоколам. Россия принимала в нём участие и передала данные по комплексу БУК. Россия пыталась влиять на ход и результаты расследования, но эти попытки оказались безуспешными. 13 октября 2015 года итоговый отчёт Совета безопасности на транспорте Нидерландов был опубликован. Вадим Лукашевич говорит:

- Главным выводом итогового отчёта было то, что малазийский Боинг был сбит ракетой семейства 9М38 ракетного комплекса БУК советского производства из района общей площадью 320 квадратных километров, на тот момент контролируемого сепаратистами. На публикации итогового отчёта техническое расследование закончилось. Параллельно с этим было инициировано уголовное расследование, которое проводила объединённая следственная группа, созданная под эгидой ЕвроЮста.

Страны, граждане которых погибли на борту МН17 - Нидерланды, Австралия, Малайзия и Бельгия, а также Украина, на территории которой упал самолёт, открыли уголовные дела о гибели граждан и объединились для уголовного расследования, создав объединенную следственную группу JIT. Техническое расследование проводили голландцы, поэтому Прокуратура Голландии возглавила группу. Россия не имела никаких оснований участвовать в уголовном расследовании. Однако Прокуратура Нидерландов делала запросы в Следственный комитет и получала некоторые ответы. На главные вопросы – где находилась установка БУК, кто были членами экипажа - ответов получено не было.

- Россия все эти годы пыталась помешать расследованию путём ложных версий, всячески дискредитировала работу JIT, обвиняя в том, что оно политизированное, антироссийское и русофобское, - напоминает Лукашевич.

Особенно нервничали в Москве, когда на последней пресс-конференции JIT следователи заявили, что ракетная установка БУК, из которой был сбит самолёт, входила в состав 53-й зенитно-ракетной Бригады ВС РФ. В 2019 году начались консультации между Нидерландами, Австралией и Россией. Россия хотела достичь досудебного соглашения по урегулированию дела.

- Насколько я могу судить, голландцы предлагали России признать свою ответственность и выплатить компенсации родственникам погибших. Россия категорически против признания ответственности, но она готова была выплатить денежные компенсации, как это было сделано Украиной, когда был сбит израильский самолёт ТУ-154 над Чёрным морем, или Америкой, когда они сбили с эсминца иранский аэробус. Но Нидерланды и Австралия стояли на своём и требовали признать ответственность.

Нюансы переговоров не были известны. МИД в лице Захаровой то опровергал, то подтверждал сам факт переговоров. Но переговоры шли.

Даже в 2019 году, когда родственники подали коллективный иск в ЕСПЧ против России, была надежда, что договориться удастся. Ведь родственники подали иск для получения компенсации. Поэтому в Москве думали, что после выплаты компенсаций смысл процесса в ЕСПЧ исчезнет.

Тем временем в Гааге начался уголовный процесс против трех россиян - Игоря Гиркина, Сергея Дубинского, Олега Пулатова и украинца Леонида Харченко. При этом и в Голландии, и во Франции суды рассматривают одни и те же улики и доказательства, собранные объединенной следственной группой.

В июле этого года правительство Нидерландов поддержало иск родственников погибших в Страсбурге против Российской Федерации. Прошло больше двух месяцев, и только вчера МИД заявляет о прекращении контактов и называет в качестве причины подачу иска Нидерландами.

Что же произошло за эти два месяца?

31 августа представитель родственников на суде в Гааге рассказал, что они получили компенсации от Фонда нефтяной компании. Часть родственников получила выплаты от авиакомпании «Малазийские авиалинии». Но в данном суде они настаивают на том, чтобы компенсации платили только четверо обвиняемых.

- Их чувство справедливости заключается в том, что нести и материальную ответственность должны только обвиняемые – не Российское государство, не какая бы то ни было любая третья сторона. Если какой-нибудь Пригожин захочет заплатить за этих четверых, родственники не примут, - говорит Лукашевич.

В Гаагском суде озвучивалась позиция обвинения, но защита Олега Пулатова, одного из российских обвиняемых, никаких аргументов не представила. С марта адвокаты, ссылаясь на пандемию, не смогли или не хотели встретиться со своим клиентом. В это время Россия вела интенсивные переговоры. Прошёл последний срок, поставленный судом для прояснения позиции, но защитники не увидели подзащитного. Но 3 ноября, а на эту дату назначено новое заседание - затянуть процесс ещё раз не удастся, и суд перейдет к рассмотрению дела по существу.

Получается, что переговоры с Нидерландами и Австралией, которые стоят на своём, теряют смысл для России, считает Вадим Лукашевич. Консультации касались только двух вопросов – компенсаций родственникам и признания ответственности:

- Выход России ничем не чреват. Суд идет европейский сам по себе в Страсбурге. Россия на нём вообще ни на что влиять не может. Она может только выйти из-под его юрисдикции, что мы уже сделали по новой Конституции. На суд в Гааге это тоже никак не влияет.

Российские переговорщики прекратили попытки договориться на своих условиях. Стало очевидно, что ни Австралия, ни Нидерланды свою позицию по вопросу определения вины не изменят. Остаётся только ждать основные аргументы обвинения в Гааге, которые ещё раз будут повторены в Страсбурге. Повторение – мать учения. Но надежда родственников на то, что Россия признает свою вину, минимальна.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter