Рус
Eng
А публике - скучно... Особенности национальных выборы -2018

А публике - скучно... Особенности национальных выборы -2018

16 августа 2018, 20:05ПолитикаЛюдмила Бутузова
9 сентября в России глав регионов будут выбирать в 22 субъектах федерации (масштабней кампания была только в 2014 году, тогда выбирали одновременно 30 губернаторов). Несмотря на размах,  кампания проходит скучно, оппозиция от участия выборах практически отказалась, аншлага на  избирательных участках не  ожидается.

Данные социологов эту мысль подтверждают — в июне губернаторскими выборами интересовались 40% россиян, сейчас, за три недели до голосования, «интересантов» вдвое меньше.

Ассоциация независимых наблюдателей "Национальный общественный мониторинг" (НОМ) на пресс-конференции в ТАСС поделилась результатами проекта "Электоральный патруль" в Сибирском федеральном округе (посетили Красноярский край и Новосибирскую область, получили информацию из Кемеровской и Иркутской областей, из Республики Хакасия).

Везде общественные наблюдатели обратили внимание на ограничение предвыборной агитации и низкую активность штабов. По словам федерального координатора Ассоциации Алены Булгаковой, «кампании в регионах СФО проходят в вялотекущем режиме, а где-то еще фактически не начались. Встреч с избирателями очень мало. Выборов как бы нет, кампания лишена динамики».

Неужели и впрямь в России идет самая скучная избирательная кампания?

- Можно сказать и так, но для начала следует определиться — кому именно скучно и почему, - заявил «Новым Известиям» политтехнолог Илья Муравцев, известный тем, что на выборах 2003 года обеспечил высокий результат антиолигархическому блоку «Родина» Дмитрия Рогозина и Сергея Глазьева. С тех пор все более-менее значительные кандидаты пользуются его услугами. - Очевидно, что партиям, кандидатам и их штабам в момент кампании явно не до скуки. Они даже без особой конкуренции все равно работают часов по 12–14 в сутки, если не больше. Другое дело – электорат. В его восприятии «веселые» выборы — это драматичное противостояние с шекспировскими страстями и тоннами компромата. Сегодня в регионах ничего такого и близко нет, от того у людей и тоска.

Это так. На региональных форумах, где население обычно язвит и ругается по любому поводу, упоминаний про губернаторские выборы почти нет - не задевает, не дает поводов для возбуждения. В Красноярском крае, например, нынешняя «тишайшая» кампания по драйву не идет ни в какое сравнение с выборами губернатора 1998 года. Вот ее и вспоминают. Ровно 20 лет назад в Красноярском крае были испробованы новейшие политтехнологии. В тот год шла нешуточная борьба за голоса избирателей между Валерием Зубовым и Александром Лебедем. В погоне за популярностью в Красноярск приглашались звезды мирового масштаба (от Лебедя приезжал Ален Делон, от Зубова — Алла Пугачева), а политтехнологи шли на совсем уж безумные шаги. Самым ярким воспоминанием тех лет является марш бомжей по Коммунальному мосту. Они несли на себе «бутерброды» с лозунгами за Лебедя, били в крышки от кастрюль и кричали. В конце шествие разогнала милиция, но событие навсегда отпечаталось в истории Красноярского края, а такой прием не раз применялся в других городах во время предвыборной агитации.

— Нынешняя кампания по формату и жанру скорее напоминает референдум по доверию курсу главе Красноярского края, чем какую-то острую конкурентную борьбу. Это самые пресные выборы в постсоветской истории, и вся агитация сделана в ретротрадициях, — заявил красноярский политолог Александр Чернявский.

По его словам, в Красноярске нынче даже предвыборные плакаты наперечет. Команда Усса, главного претендента на губернаторский пост, посчитала, что политика, полтора десятка лет возглавляющего законодательное собрание края, и так все знают. Плакаты за кандидата из ЛДПР удалось найти лишь на сайте партии — мужчина позирует на фоне громких надписей «Против пенсионной реформы! Против повышения налогов! За Красноярский край!».

Что касается кандидата от «Справедливой России», то не получилось найти его агитационные материалы даже на официальном сайте партии.

— Кандидат есть — кампании нет. И шансов на то, что что-то поменяется в течение ближайших дней, — никаких, потому что победа не нужна ни господину из ЛДПР, ни господину из СР, — считает местный PR-специалист Василий Дамов.

Московский политолог Евгений Минченко находит этому оправдание: «За край велась борьба между крупными финансовыми группами. Усс стал кандидатурой, которая устроила всех».

Дамов тем не менее отмечает одно существенное обстоятельство: вялость кампании в Красноярске – следствие утраты городом своей политической значимости. Когда-то Красноярск считался «страной в миниатюре» и по нему, что называется, можно было сверять часы – какая политическая сила возьмет верх на федеральном олимпе. Сейчас такой темы нет. Потому избирателю и скучно — не чувствуется судьбоносности предстоящих выборов, никто не говорит, что наступают последние дни, за которыми грядет Страшный суд. А все, кроме такого типа страшилок, избиратель вполне способен отфильтровать как темы периферийные, его прямо не касающиеся и потому неинтересные.

- Избиратель вообще существо очень привередливое, - подтверждает Муравцев. - Его приходится вытаскивать из уютной раковины, из каждого утюга с тостером вдалбливать элементарное: твой голос нам нужен. Только тогда можно быть спокойным: избиратели, по крайней мере, в курсе, что у него в регионе выборы.

Фокус нынешней кампании в том, что информационной ковровой бомбардировки на местах не происходит. Этому есть вполне простое объяснение — губернаторская кампания 2018 года относительно дешевая. Нет, бюджеты «идеального главы региона», которые называют политтехнологи, сейчас не ниже, чем в предыдущие годы, но на деле мало кто готов вкладывать в кампанию все ресурсы. Во-первых, в стране все-таки кризис, и не только обычные граждане, но и кандидаты в губернаторы теперь считают деньги. А ведь именно борьба бюджетов и порождает все то, что наши сограждане считают явными признаками «веселой» губернаторской кампании.

Интерес к выборам у людей вообще сам собой не появится. Его надо создавать. Но ситуация сложилась парадоксальная – создавать-то его практически и некому. И виной тому не пассивность кандидатов, а условия, в которые их поставило российское законодательство.

Как известно, стать кандидатом на выборах главы региона может только тот человек, который соберёт не менее 7% подписей от общего числа муниципальных депутатов и глав поселковых администраций. Зачем российские законодатели установили такую норму – мнения разнятся. По самому популярному из предположений - чтобы власть в любом случае сохраняла контроль над выборами главы субъектов РФ. Не рискнули законодатели сразу и без всяких условностей доверить народу такое ответственное дело как самостоятельные выборы губернаторов.

Однако страсть к контролю над всем и вся сыграла с властями злую шутку. В абсолютном большинстве российских регионов правящей партией является «Единая Россия». У «единороссов» как минимум две трети мандатов в региональных парламентах и полный контроль над всеми муниципальными советами, выборами в которые партия активно занималась последние несколько лет. В результате ни одна партия не может выставить своего кандидата, не пройдя этот фильтр, а значит - не пойдя на те или иные договоренности с «Единой Россией». Иначе им просто не собрать подписи. Между тем в правящей партии тоже не дураки собрались, и по-настоящему сильного и в хорошем смысле «ресурсного» кандидата на выборы пропускать не склонны. Что происходит в результате - можно увидеть на примере Свердловской области, где популярного мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана на пост главы региона выдвигает «Яблоко», а «единороссы» не то чтобы мешают ему пройти фильтр, а просто не помогают. Как результат – Ройзман выходит из игры и не попадает в избирательный список.

По такому же принципу лишилась «проходного» кандидата Орловская область, за последние 10 лет вконец измотанная временными назначенцами Кремля. Однако известный здесь предприниматель, депутат облсовета Виталий Рыбаков сошел с дистанции, не сумев пройти муниципальный фильтр «единоросов». Парадокс в том, что новый врио губернатора в Орле и не «единорос» вовсе – Андрей Клычков – коммунист, до недавнего времени возглавлял фракцию КПРФ в Мосгордуме и, похоже, понятия не имел, где эта Орловская область находится и в каком она состоянии. Но вот как-то же задружила «ЕР» с варягом против своей же экономически убитой области, которой в нынешних условиях идеология нужна как зайцу стоп-сигнал.

«Денег нет» - эта грубая реальность со всей очевидностью открылась перед потенциальным Орловским губернатором накануне выборов. Клычкову ничего не остается, как делать ставку на «человечность» и информационную узнаваемость.

Как показало исследование сайта «Орловские новости», единственным кандидатом, кто занимает практически всё поле в электронных медиа – является нынешний врио. Местные СМИ пишут о нем каждый день, многочисленные фото с ветеранами, старушками, пациентами домов инвалидов и престарелых – яркие свидетельства, что свое главное предвыборное обещание – « обнять каждого избирателя» он выполняет. Из четырех оставшихся кандидатов в губернаторы похвастаться таким результатом «обнимашек» не может никто.

По словам политолога, главы АНО «Институт политического анализа и стратегий» Дмитрия Нечаева, информационную коньюктуру в Орловской области в преддверии губернаторских выборов можно назвать «феноменом провинциального авторитаризма».

- Этот феномен предполагает наличие доминирующего политического автора и концентрацию всех ресурсов в его руках, – говорит Нечаев. – У Клычкова единственный ресурс - информационный, и он для него сейчас более важен, чем финансовый. Когда избиратель еще не настолько активен, фамилия Клычкова должна звучать не только из телевизионных экранов, с радиоканалов, но даже из холодильника. Политтехнологи ему это обеспечили. Остальные кандидаты – «политический эскорт» врио. Они реализуют разные стратегии, но большинство из них можно охарактеризовать как «не догоню, так согреюсь».

По мнению матерого политтехнолога Муравцева, когда на выборах только «согреваются», это ведет к неминуемому снижению градуса избирательной кампании:

- Так бы народ хоть на скандал отреагировал: что там за шум и по какому поводу? Но раз всё идет благопристойно и обаятельно, то и повода лишний раз включить телевизор или заглянуть в интернет вроде как и нет. И ожидаемая явка на выборах вновь ползёт вниз. «Всё уже решено», - говорит избиратель и со спокойной душой отправляется на дачу. «От моего голоса ничего не зависит», - вторит ему оппозиционно настроенный сосед и уезжает на рыбалку. Явка – и без того невысокая - продолжает валиться в тартарары.

А вот нужна ли она кому-то – вопрос спорный. В Петрозаводске такое уже было – неожиданная победа на выборах мэра мало кому известной Галины Ширшиной как раз и стала сочетанием этих двух факторов: низкой явки избирателей и организационных усилий избирательного штаба «Яблока», сумевшего разнообразными способами привести на участки «своего» избирателя. Но это такое исключение, что сейчас его можно смело записывать в курьезы.

Владимир Слатинов, политолог, глава Центра «Высшая школа регионального управления», обращает внимание, что не конкуренция, а политические переговоры как способ решения элитных противоречий на выборах стали использоваться чаще. Можно судить хотя бы по губернаторским кампаниям последних лет, где зачастую вместо смертельной схватки непримиримых «врагов» на выборах происходил цивилизованный размен. Наиболее яркий пример в этом плане — выборы губернатора Рязанской области, где Игорь Морозов, довольно опасный оппонент, отказался от выдвижения на пост губернатора и получил пост сенатора от области. То же мы наблюдали в рамках думской кампании по одномандатным округам, когда единороссы освободили 19 округов для своих оппонентов. Не по доброте душевной, а в обмен, судя по всему, на гарантии невыдвижения сильных конкурентов по интересным им территориям. Такая практика поиска компромисса до выборов снижает накал кампании по целому ряду регионов, а кандидатам приходится тащить избирателя на участок всеми правдами и неправдами.

Политологи указывают и на новые тренды выборов 2018 года: влияние федеральной повестки на губернаторские кампании.

- Существенный фактор -- «Прямая линия» с Владимиром Путиным, в рамках которой были затронуты проблемы ряда предвыборных регионов, - рассказывает Владимир Слатинов. - Президент не стал обходить вниманием острые вопросы по таким территориям. Это еще раз подтверждает, что в условиях сокращения электоральных рисков для губернаторов, выходящих на выборы, контроль над этими чиновниками со стороны Центра становится более жестким и более публичным. Для недавно назначенных и идущих на выборы врио важно оперативно реагировать на поднятый в ходе «Прямой линии» вопрос -- это значимый аспект формирования их имиджа в регионе. В качестве позитивного примера можно назвать правильную реакцию главы Алтайского края Виктора Томенко на просьбу жителей села Старая Суртайка сохранить среднюю школу. Дмитрий Азаров в Самаре оперативно завершил затянувшиеся работы по спортивным объектам к чемпионату мира, а его обращение к самарским предпринимателям сделать выходным днем 25 июня, когда проходил матч Россия-Испания, нашло одобрение в Москве и почти вдвое укрепило предвыборные позиции в области.

Интересной тактикой стало переключение дискуссий о проблеме повышения пенсий на лоббирование региональных интересов. По такому пути пошел врио главы Магаданской области Сергей Носов, предложивший «подготовить отзыв на проект федерального закона, учитывающий специфику области и предусматривающий исключение норм повышения пенсионного возраста для жителей районов Крайнего Севера». Другие тоже не менее лихо переводят стрелки с опасного законопректа на нужные для региона вещи. Например, врио главы Тюменской области Александр Моор обещает электорату «Медицинский город», Самарский врио Дмитрий Азаров - завершения работ по строительству Нефтегорской Центральной районной больницы). Будет ли это выполнено – вопрос завтрашнего дня, но сегодня прагматизм кандидатов показывает их электорату в лучшем свете.

Короче, кандидаты в губернаторы на выборах просто работают, как обычно, это и стало их тактикой и избирательной программой. Точь в точь как Путин на своих президентских выборах. Но с другой стороны, кого еще, как не президента, им копировать?

Интересно, что к таким же выводам пришли политолог, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев и правозащитник, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод. В их совместном докладе «Мифы и рифы российских выборов: Итоги выдвижения и регистрации в ЕДГ в субъектах Российской Федерации 9 сентября 2018 г.» отмечается, что «электоральная система в России нормализовалась, оставив позади искусственные насаждения, манипуляции, скандалы и перегибы. Сегодня выборы в России стали такими, какими их всегда хотели видеть люди. Это реальные дела, изменения на местах, квалифицированные и ответственные политики. Выборы стали честными, очистились от грязных технологий и не сопровождаются скандалами.

Говоря об оппозиции, авторы доклада подчеркнули, что политика – это марафон, а не спринт, и оппозиции необходимо думать в этих категориях, если она хочет чего-то добиться. Отсутствие сильных кандидатов от оппозиции – свидетельство ее слабости, а не проблем с выборным законодательством. Выигрывают те партии и кандидаты, которые нацелены на длительную стратегическую работу.

Вопрос: изменится ли порядок выборов или так всегда и будет – назначенец побеждает всех и с гарантией становится главой региона – можно уже и не задавать. Но если кому интересно, по прогнозу коммуникационного холдинга Евгения Минченко, «много будет зависеть как раз от результатов тех "молодых технократов", которые были назначены в сентябре 2017 года». Если их результаты будут признаны положительными, от этого будет зависеть дальнейший порядок назначения губернаторов и в целом кадровой политики. Их положительные результаты покажут, что метод подготовки новых и современных политиков и заброс их в регионы работает и, скорее всего, будет практиковаться и дальше. Если результаты будут отрицательные, Кремлю придется прорабатывать и тестировать новую модель подготовки и назначения руководителей регионов. «В целом, практика назначения губернаторов президентом имеет больше плюсов, чем минусов. Власть таким образом оказывает более действенное участие в управлении регионами и может в обозримом будущем добиться больших результатов».

Остается дождаться будущего.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter