Рус
Eng
Блогосфера помянула Виктора Анпилова - "командира вязаных беретов"

Блогосфера помянула Виктора Анпилова - "командира вязаных беретов"

16 января, 15:10
Политика
bbc.com
Скончался Виктор Анпилов, бывший советский корреспондент в революционной Никарагуа, создатель "Трудовой России", шествиями которой с портретами Сталина пугали телезрителей в 1990-е и участник "Маршей несогласных" в 2000-е. Любопытно, что теперь по Анпилову скорбят люди с самыми разными политическими взглядами.

Виктор Анпилов (1945-2018) запомнился ещё и как один из самых активных участников октябрьских событий 1993 года, когда возник вооружённый конфликт между президентом и тогдашним парламентом - Верховным советом. Он был их активным участником на стороне последнего. После штурма Белого дома сумел бежать из Москвы и был арестован лишь через три дня, 7 октября 1993. 26 февраля 1994 был амнистирован и освобождён из следственного изолятора "Лефортово" согласно решению Госдумы.

Умер Виктор Анпилов также фактически "на боевом посту" - ему стало плохо несколько дней назад, во время агитации за кандидата в президенты Павла Грудинина.

"Очень жалко Анпилова - создателя постсоветской несистемной оппозиции, - пишет Сергей Простаков. - Сегодняшние Навальные, Удальцовы и Яшины - все вылетели из его громкоговорителя на свинцовых красно-коричневых митингах 1992-1993 годов. А либералы, которые делали из Анпилова сатану, создавая современную пропаганду, скоро сами уже как 25 лет в оппозиции будут находиться".

"Красное российское движение должен был возглавлять именно он, но не сложилось, - отмечает Роман Попков. - Отвернулись от него боги марксизма в 1993-м. С середины 90-х я был с ним несогласен практически во всем, но все равно вечная память. Историческая фигура была... Анпилов вроде как реакционер, звал всех назад в совок, бабки его митинговые безумные, машут пионерскими галстуками и портретами Сталина. Но дома – улыбчивый добряк, кофе, разговоры за Никарагуа."

"Человек, который так ни разу и не был в парламенте, хотя должен был, - считает Сергей Смирнов. - Лидер улицы начала 90-х. Критиковал Зюганова с левых позиций. Человек протеста. Почему-то про Анпилова я вспоминаю совсем не его, а как Лимонов описывал попытку создания безумной ультраправо-ультралевой коалиции: Анпилов-Баркашов-Лимонов. На одну из встреч к Баркашову Лимонов привел Егора Летова, тоже поддержавшего коалицию. Баркашов окинул взглядом волосатого Летова в кедах и сказал, ну ему бы подстричься и нормально одеться. "Не буду, мои фанаты так одеваются, у них денег нет". Так примерно и закончилась безумная коалиция, где Анпилов был важным участником".

"Романтик, я к нему очень тепло относился по человечески, - пишет Марат Гельман. - Около него всегда была его армия - "вязанные береты" - бабульки в махеровых шапках. И молодые левые идеалисты, университетские очкарики, для которых КПРФ была слишком коммерческой "организацией по управлению брендом".

Как политик он тогда говорил то, что все говорят сейчас, но в 90-х это выглядело ахинеей. Ну и телевидение его использовало на всю катушку. Какой Сталин? Шикали на него коммунисты из КПРФ. Он ломал Зюганову всю их "тонкую игру" своей откровенностью. Помню они его во время выборов 2003 года отправили на курорт на все время компании".

"У него случился инсульт, когда он ехал на предвыборное собрание Грудинина, - пишет Кирилл Шулика. - И там прямо в зале умер еще один пенсионер... Анпилов был ужасен по взглядам, по позиции, совершенно отвратительный просто. Но он, как Новодворская, был романтиком и честным человеком. Он не занимался политикой ради собственного материального благополучия. Такие люди нужны. И вот они уходят. Соболезнования родным и близким".

"Виктор Иванович Анпилов, в первую очередь - пример несгибаемого духа, - пишет Павел Пряников. - Когда безнадёжность дела красно-коричневых стала понятна всем, он всё равно продолжал борьбу. Причём часто, в отличие от других оппозиционеров, даже либеральных, подстраивался под время. Например, в последние годы он стал ярым борцом против копирайта. Требовал на своих немногочисленных митингах от ВКонтакте прекратить борьбу с музыкальным пиратством. Клеймил старых товарищей: НБП и Лимонова, что стали филиалом охранки; КПРФ - за предание идеалов социализма; патриотических попов - даже тех, кто были с ним на баррикадах октября 1993-го - за насаждаемое мракобесие.

Приветствовал присоединение Крыма. Сталин для Анпилова оставался сверхчеловеком. Внука трибуна зовут Павлик Морозов. Но старость брала своё. Виктор Иванович всё меньше ходил по митингам и всё больше переводил испанскую поэзию, изучал иберийское и латиноамериканское барокко. Вообще было ощущение, что Латинская Америка для него - Новая Утопия. Как и многие старые левые сегодня, он верил, что следующий социалистический взрыв, что перевернёт мир, придёт оттуда. Его и похоронить, конечно, надо на Кубе или в Венесуэле. Духовная родина Анпилова - там. Он был слишком горяч и чужд для этой ледяной пустыни".

"В середине 90-х Анпилов и его "Трудовая Россия" решили собрать денег на "народное ТВ", потому что лживым либеральным журналистам доверять нельзя, и истинную волю народа они игнорируют, - пишет Дмитрий Трещанин. - Слова "краудфандинг" тогда ещё не знали, но это был краудфандинг. Одновременно со сбором денег анпиловцы проводили "марши на Москву". Не могу сказать, что там участвовали тысячи, но это было заметное движение. А "народное телевидение" запустить не удалось по утверждению моего рассказчика из-за кризиса 98 года. Анпилов собрал очень приличную сумму, но когда доллар скакнул с 6 рублей до почти 30, на дорогую иностранную аппаратуру денег уже явно не хватало".

"Это был наш русский Че Гевара, - пишет Сергей Удальцов. - Анпилову было всего 72 года, но его здоровье подорвано еще на баррикадах у Белого Дома, в застенках Лефортово, в борьбе с новоявленной партноменклатурой. Для меня это был политический наставник, ведь именно в "Трудовую Россию" я пришел в 1997 году".

"Я никогда не был коммунистом, в отличие от "великих демократов" Ельцина, Гайдара, иже с ними, а также нынешних правителей, - пишет Илья Константинов. - Но вот в 90-ых встретил человека, который своих идеалов не предавал. Виктор Анпилов был человеком идеи, а не карьеры или житейского благополучия. Он никогда не был чиновником, а был стихийным бунтарем, окрыленным, наверное, еще и долгой работой в бурлящей Латинской Америке.

Потом мы не общались лет 20. А затем он без приглашения пришел в суд, поддержать моего сына. Все такой же улыбчивый, искренний, со своим нетипичным обаянием.

За последний год умерло много людей, которых я знал лично. Людей разных убеждений. Уходит целая эпоха - и уходит непонятой. Покойся с миром, Витя".

"Он никогда не был моим героем, - пишет Стас Кувалдин. - И вообще, насколько я могу вспомнить 90-е, едва ли к нему кто-то относился серьезно, кроме его бабушек и дедушек.Но он предводительствовал тем воинством, про которое Борис Гребенщиков спел свое "Вперед-вперед - плешивые стада". И, едва ли хоть у кого-то повернется язык сказать, что у плешивых стад тогда не было причин и права выйти на улицу.

Анпилов, вероятно, вызывал те же чувства, как Дон-Кихот в Серватесовской Испании. То есть нелепый и может не во всем здравомыслящий человек, который говорит шершавым языком давно выцветших плакатов и борется за то, во что никто не верит и что вроде бы совсем поперек всего окружающего, но делает это бескорыстно и страстно и уже одним этим вызывает не только смех, но и сочувствие, а потом и сопереживание.

И от его ухода грустно. Не потому что ушел герой или кумир. А просто потому что других таких нет. И, видимо, долго не будет. А без них тоска".

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter