Рус
Eng
Дело Сергея Лысенкова: 20 тысяч за вопрос "почему взяли?"

Дело Сергея Лысенкова: 20 тысяч за вопрос "почему взяли?"

15 августа 2019, 18:48ПолитикаPhoto: Новые Известия
После митинга на проспекте Академика Сахарова 10 августа продолжают заявлять о себе люди, попавшие под горячие руки полицейских. В редакцию «Новых Известий» обратился Сергей Лысенков. Вечером 10 августа он был задержан сотрудниками ОМОНа в Китай-городе за якобы участие в несанкционированном публичном мероприятии.

Через три дня Измайловский районный суд Москвы, конкретно судья Степина Е.В. назначила ему 20 тысяч рублей штрафа.

Как думаете, куда пойдет этот штраф? Ответ на вопрос - в судейском постановлении: штраф подлежит уплате по реквизитам ГУ МВД по г. Москве. Выходит так, что граждане России теперь фактически дважды платят полиции за насилие над собой: 1. своими налогами за задержания на мирных собраниях; 2. штрафом за реализацию гарантированного конституцией РФ права на мирное собрание.

Сергей Лысенков

Программист Сергей Лысенков не скрывает, что днем 10 августа на проспекте Академика Сахарова участвовал в санкционированной акции. А вечером решил прогуляться по центру Москвы. Нигде ж не написано, что за санкционированный митинг днем вечером тебя будут также санкционированно бить.

Вот и Сергей тоже так подумал. Заходил в ресторан, фотографировал старинные соборы. Законный выходной, имел, так сказать, право.

Логика правоохранительной машины с планами Сергея на субботний вечер не совпала, и для профилактики его задержали.

В рапортах сотрудников полиции Простакова Д.А. и Белецкого В.В. говорится, что Лысенков в 18.00 часов на Старой площади в Москве якобы выкрикивал лозунги тематического содержания, чем привлекал внимание граждан и средств массовой информации, а на требования сотрудников полиции прекратить эти действия не реагировал. Лейтенант полиции УУП ОМВД России по району Соколиная гора г. Москвы Эстин С.В. рапорты подтверждает в своем протоколе.

Московская Фемида с собратьями, шлемами и дубинками наделенными, сработали быстро и безупречно. Но есть одно но! Ни в каких незаконных мероприятиях Сергей Лысенков не участвовал, сотрудниками полиции задержан без объяснения причин и с применением физической силы, - сказал он суду.

Протокол задержания сфальсифицированный, отмечает мужчина. Ложные данные проникли не только в контекст, но и в основу обстоятельств вменяемого правонарушения. Так, к примеру, время задержания зафиксировано точными 18.00 часами, что действительности не соответствует. В это время, говорит Сергей, он уже давно сидел в автозаке.

Как же всё было?

По словам Сергея, для участия в санкционированном митинге 10 августа он приехал на проспект Академика Сахарова примерно к 14.30 часам и примерно в 15.40 с него ушел.

Затем он пешком прогулялся до Садового кольца, а далее до улицы Мясницкой – и там зашел в ресторан. Пообедал, почитал книгу и, выйдя из него, около 17 часов направился к метро «Лубянка». По пути фотографировал храмы и старинные особняки, отправлял их дочери-художнику.

«Тане для эскизов», - отправляет он фото в семейный чат.

«Красиво», - отвечает жена. «Спасибо большое. Хоть сегодня порисую», - отвечает дочь, а после переписка с семьей прерывается тревожными вопросами от супруги:

«Ты где????»

До ночи в этот день Сергей без связи с внешним миром просидел в ОВД. И вот как он описывает погружение в новый для себя мир.

- В 17:29 я сфотографировал памятник героям Плевны в Ильинском сквере. Никаких требований полиции к людям в это время не звучало, да и оцепления самой площади не было. Площадь была открыта, люди свободно гуляли. Переходя на сторону аллеи, я поравнялся с группой ОМОНа из пяти человек в закрытых шлемах. Они, не представившись, никак не окликнув, схватили меня и силой завернули руки за спину, потащили меня в неизвестном направлении. Я несколько раз попросил объяснить, за что задержан. Вместо ответа получил удар по спине. Сотрудники, погрозив новыми ударами, скомандовали мне молчать.

Чем же так возбудил Сергей омоновцев? Единственное предположение, которое у него возникает по этому поводу – фотография. Ну, не нравится им фотографироваться, что тут поделаешь, - говорит он.

Заломленного мужчину омоновцы довели до автозака и там передали своим коллегам в форме без жетонов и опознавательных знаков.

- В группе этих лиц в форме было два сотрудника. Один низкий и полный, старший по возрасту, другой - среднего роста и, судя по голосу, молодой. Теперь я повторно попытался выяснить у них, за что меня задержали. И опять вместо ответа меня с силой бросили на борт автозака и еще раз заломали руки. Стали обыскивать. Вырвали рюкзак, вытрясли из него все вещи. Изъяли телефон, - продолжает Сергей. - Два раза старший пнул меня берцами по ногам. А молодой еще сильнее вывернул руки. Показав документы, я уже думал, что сейчас всё это недоразумение, наконец, закончится и снова спросил, за что всё-таки меня как бы задерживали. Но, снова стойко храня молчание, старший схватил меня за 3 пальца на правой руке и, заламывая их, затолкал в автозак.

По словам Сергея, никакого сопротивления людям в форме, хотя на них и не было никаких опознавательных знаков, он не оказывал – ни в момент задержания, ни в автозаке, ни в отделении. На каких основаниях к нему применяли силу, он не понимает.

- Люди в форме вели себя очень грубо и ничего не объясняли. В автозаке был еще один сотрудник в форме и два парня на заднем сидении. Я сел на одно из пустых мест, около окна. Через некоторое время стали подводить других задержанных. Одного в автозак вносили на руках четверо сотрудников. Грубо поставили его на ноги, но завернутые за спину руки не отпускали. Зачем-то швырнули его о борт машины, удар был такой силы, что его слышали все внутри. Молодой сотрудник его еще зачем-то стукнул кулаком по спине, а старший продолжал заламывать руки. Мужчина кричал, мол, что вы делаете, я же не сопротивляюсь, у меня плечо сломано. Но его не слушали и только сильнее заламывали руки. И что смешно - но тогда-то это, конечно, совсем не смешно было - одновременно заламывали руки и просили его их поднять вверх. А что тут может быть смешного: какие-то люди в форме, без знаков различия, в масках, скрывающие себя, массово бьют людей в самом центре Москвы.

Когда автозак набился, люди в форме запрыгнули и скомандовали водителю везти в ОВД.

Пока ехали, уже не требуя никаких объяснений, а чисто, так сказать, по-человечески Сергей попытался узнать у сотрудников, зачем же они все-таки бьют несопротивляющихся людей.

- Молодой метнулся ко мне, сказал: «Давай выйдем на улицу, я объясню, зачем». Но его напарники его придержали, - рассказывает собеседник.

В ОВД «Соколиная гора» коллективное недоразумение продолжилось, с энтузиазмом его подхватили коллеги, выглядывающие из-за заваленных протоколами столов.

- Это было примерно в 18:30. Когда нас вывели на улицу, у мужчины, которого били в центре, слетел ботинок. На улице и в самом ОВД он стоял босиком. Вещи и телефоны нам не возвращали. На просьбы о звонках родным и адвокатам отказали.

До половины десятого заполняли протоколы.

Связаться с родственниками и адвокатами разрешили только после того, как мы всё подписали.

Сразу после первых звонков примчались юристы и волонтеры из ОВД-ИНФО. Привезли задержанным поесть и попить. Босого обули.

- Начался шум из-за того, что задержанных держат уже больше трех часов (что запрещено законом). В полиции на это спокойно ответили: «Нет команды вас отпускать». Я так понял, имелась ввиду команда от руководства. Из отделения я вышел в 22.50, - заканчивает свой рассказ Сергей Лысенков.

В суде он просил назвать ему имена сотрудников, ни за что его задержавших и ни за что его побивших. Но ответ повис в воздухе. Вот так и получается, что задерживали люди без роду и без имени, полумифические, можно сказать, персонажи, а «приговор» со штрафом в пользу МВД вышел вполне себе реальный.

Суд признал Сергея Лысенкова виновным в участии в несанкционированном мероприятии.

Интересная деталь: в судебном деле обвинительная сторона полностью совпала со стороной свидетельской. Подавшие рапорт против Лысенкова сотрудники полиции Простаков Д.А. и Белевский В.В выступают одновременно и в роли свидетелей, причем единственных свидетелей. И по их свидетельствам пишется «приговор».

Весь вердикт суда держится лишь на том, что сотрудники полиции не могут говорить неправду, ведь они предупреждены об административной ответственности (очень страшно!) за ложные показания… Доводы же Лысенкова в расчет никто не берет, хотя об ответственности за ложные показания его тоже предупреждали.

«Доводы Лысенкова С.А. о том, что он 10 августа 2019 года не принимал участие в публичном мероприятии являются несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела, в частности, последовательными непротиворечивыми показаниями сотрудников полиции Простакова Д.А. и Белевского В.В., которые согласуются между собой и с иными материалами дела. Указанные лица предупреждались об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ за дачу заведомо ложных показаний, ранее не были знакомы с Лысынковым С.А., какие-либо данные о наличии причин для его оговора с их стороны отсутствуют, в связи с чем суд признает сведения, сообщенные ими, достоверными. Объяснения Лысенкова С.А. не могут быть приняты во внимание, поскольку опровергаются предоставленными и исследованными в судебном заседании доказательствами», - пишет судья Измайловского районного суда г. Москвы Степина Е.В. [какие такие есть у суда доказательства, опровергающие слова привлекаемого – в решении не поясняется].

Неверно указанное в протоколе время задержания, по мнению судьи – совсем не признак фальсификации данных протокола, а лишь деталь, не имеющая вообще никакого правового значения для квалификации действий привлекаемого. Применение физической силы к задерживаемому, превышение должностных полномочий сотрудниками? – эту «шелуху» при принятии решения судья оценке тоже не подвергает. С денными безобразиями, по мнению правосудия, должен разбираться кто-то другой и желательно в другом месте, в другом суде.

Вот так на деле работает принцип состязательности сторон в московском суде, когда речь идет о преследовании политически активных граждан.

- Вообще я по жизни в людей и в правду верю. Верил и в справедливый суд, до 13 августа... Признаю, по этой части был глубоко наивен.., - подытоживает разговор Сергей.

Дело Сергея Лысенкова – не первый случай мщения людям за хождения по Москве. 27 июля дизайнеру Константину Коновалову бойцы Росгвардии сломали ногу во время утренней пробежки, которая совпала с подготовлением войск к протестной акции у мэрии Москвы.

10 августа 24-летнюю Дарью Сосновскую при задержании сотрудник правоохранительных органов ударил обмундированным кулаком в живот и по голове после того, как она криками заступилась за инвалида, которого тащили в автозак и уронили. Два ведомства – Росгвардия и МВД уже публично открестились от этого силовика. Из-за подшлемной маски и отсутствия нагрудного знака широкая общественность тоже не может опознать, что за инопланетянин то был.

Стало также известно о задержании редактора телеканала 360 Екатерины Максимовой вечером 10 августа. Екатерину с подругой задержали на Большой Лубянке, когда те шли на вечеринку в тату-салоне, собственно, уже совсем рядом с самим заведением. В протоколе записано, что девушку задержали в 20.55, на самом деле в 17.37. Екатерина, по версии правоохранительных органов, шла в толпе из 200 человек и кричала:

«Допускай!», «Мы здесь власть!», «Это наш город!», «Россия будет свободной!». Однако есть видео ее задержания, где зафиксировано, что задержали ее в 17.37, и никакой толпы в ее окружении не было.

Что в самих этих лозунгах так не понравилось людям с дубинками, впрочем, тоже остается загадкой...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter