Рус
Eng
Радионяня не вышла на связь

Радионяня не вышла на связь

15 марта 2016, 00:00
Политика
Сергей ЕЖОВ
Депутат Госдумы Дмитрий Гудков сообщил о разработке поправок в закон, позволяющий сажать за незаконные производство, приобретение или сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Документ будет внесен в нижнюю палату в ближайшее время. Эксперты приветствуют инициативу парла

После введенной в 2011 году в Уголовный кодекс статьи 138.1 в России оказалось под запретом «шпионское» оборудование, за простое хранение которого граждане рискуют лишиться свободы на срок до четырех лет. Утвержденного перечня такого оборудования нет, однако, согласно правоприменительной практике, таковым ФСБ, следствие и суд могут признать авторучку с видеокамерой, видеокамеру-пуговицу, мини-диктофон, часы со встроенным фотоаппаратом, видеоочки или даже встроенную в мягкую игрушку радионяню.

Депутат Дмитрий Гудков указывает, что пользующиеся правовой неопределенностью правоохранительные органы «шьют дела и ломают судьбы» людей ради отчетностей. «При этом мы все понимаем, что такой «техникой» является сейчас в том числе и смартфон, а писать видео и аудио умеет уже любой утюг», – отмечает г-н Гудков.

Согласно предлагаемому им законопроекту, наказываться должны только те граждане, которые своими «шпионскими штучками» реально вторглись в чью-то частную жизнь, то есть в деле должен быть потерпевший. «Сама по себе покупка ручек и тому подобных изделий никак не может считаться преступлением. Эту статью необходимо изменить: совершенно очевидно, что никакого состава преступления в игрушках нет. Будет незаконная съемка, причинившая очевидный вред, – это уже другое дело», – настаивает Гудков. Он обращает внимание и на то, что дело по указанной статье лишь за хранение оборудования можно легко сфальсифицировать – ручку подкинуть легче, чем наркотики.

Адвокат Дмитрий Динзе в комментарии «НИ» поддержал инициативу Дмитрия Гудкова. «Не секрет, что сейчас ручку с видеокамерой можно купить даже на рынке, но, отойдя на десять метров, быть задержанным полицией, – говорит г-н Динзе. – А может, человек собирался ее использовать только у себя дома или записывать на нее лекции? Привлекать за это к ответственности нельзя».

Адвокат считает, что у принятого пять лет назад закона были две основные цели. Во-первых, передел рынка: раньше шпионское оборудование легально продавалось в магазинах, теперь этим занимаются немногие. Во-вторых, сотрудники правоохранительных органов и другие представители власти таким образом защитили себя. Так, теперь адвокату нельзя пронести маленький диктофон в кабинет следователя и незаметно для него зафиксировать факт давления на клиента, приводит пример г-н Динзе. Не могут теперь граждане скрыто фиксировать и свое общение с чиновниками, ловя их на нарушении закона. То есть произошла монополизация «шпионской деятельности» силовиками, считает эксперт.

Кроме того, Дмитрий Гудков говорит, что спорная норма УК может применяться и для отработки «политических заказов» – как в деле активистки ПАРНАС. На прошлой неделе Следственный комитет возбудил в отношении Натальи Пелевиной уголовное дело после того, как во время обыска в ее квартире был обнаружен портативный цифровой видеорегистратор в виде шариковой ручки. Сама подозреваемая считает, что это стало лишь поводом для очередного наступления на оппозицию.

Однако на скамье подсудимых по обвинению в нарушении пресловутой статьи 138.1 оказываются не только политические активисты, но и простые домохозяйки, профессиональные фотографы, предприниматели, ревнивые мужья. Судимость получают российские граждане, которые даже не успели воспользоваться запрещенным оборудованием, а лишь из любопытства заказали ручки с камерами через интернет-магазины. Таких «шпионов», как правило, задерживают сразу на почте. Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде, ежегодно к уголовной ответственности за данное преступление привлекаются сотни россиян.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter