Рус
Eng

"Блицкриг варварства". Политики и эксперты оценивают волну телефонного терроризма

"Блицкриг варварства". Политики и эксперты оценивают волну телефонного терроризма
"Блицкриг варварства". Политики и эксперты оценивают волну телефонного терроризма
14 сентября 2017, 21:00Политика
Россия столкнулась в последние дни с небывало массовым "минированием" общественных зданий. В интервью "НИ" известные политики и эксперты рассказали о своем видении ситуации.

Александр Асмолов, заведующий кафедрой психологии личности ф-та психологии МГУ

То, что происходит последние дни в стране – это подменный блицкриг варварства. Одной из тяжелых форм телефонного терроризма является желание стимулировать сознание, чтобы оно парализовывалось страхом, неуверенностью, тревогой. Возникает истерия, невротизация людей разных поколений. То есть, люди, которые организовали эти атаки, пересекли тонкую грань, за которой их уже нельзя идентифицировать как людей, пересекли границу человеческого в человеке.

По сути, это один ряд явлений – варварство в Зарядье, варварство тех, кто угрожает художникам и кинотеатрам, варварство телефонных атак, создающее угрозу детям, школьникам, студентам, посетителям торговых центров.

Нельзя говорить о том, что граждане Израиля адаптировались к терроризму. У государства Израиль – четкие планы действия на каждый случай, программы профилактики терроризма. Они занимаются этим каждый день. Не говоря уже о том, что у них – лучшие в мире переговорщики. К террористам часто выходит не человек с оружием, а профессиональный мастер переговоров. По своей исторической судьбе Израиль и есть та крепость, которая приняла на себя первые удары варварства и человеконенавистничества. Он имеет колоссальный опыт объединения против угрозы террористических атак. Когда страна может объединиться – это самое значимое в культуре.

Нам предстоит прежде всего научиться рефлексии – пониманию происходящего. Один из мощнейших источников возникновения агрессии – это каскад программ «телененавидения», формирующий ненависть и вражду. Мы избавимся от терроризма тогда, когда будет создан идеологический иммунитет к идеологической ненависти.

Ярослав Нилов, депутат ГД РФ, заместитель руководителя фракции ЛДПР, Председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов

Приведу цитату лидера ЛДПР Владимира Жириновского: «Терроризм – это наша боль и проблема на 21 век».

У террористов сегодня есть разные способы, методы, проявления… Телефонные звонки с собщениями о якобы заложенных бомбах – информационный терроризм. Ведь нельзя быть на сто процентов уверенным, что подобное сообщение направлено только на нагнетание паники и никакого взрывного устройства на самом деле нет. Правоохранительные органы вынуждены предпринимать все, предусмотренные законом меры обеспечения безопасности, реагировать и проверять каждое подобное сообщение. Естественно, у общества возникает определённое психо-эмоциональное состояние – страх, недоверие и это может приобрести лавинообразный характер. Жизнь в постоянно негативном информационном поле: террористы, эвакуации вызывает у психически лабильных людей желание потакать, активизирует человека с нестабильной нервной системой.

Один английский психолог сказал, что если вы хотите локализовать эффект от террористической атаки, не героизируйте и не демонизируйте преступника, не показывайте его лицо и не рассказывайте подробно о его преступлении. Минимизируйте информацию.

Необходимо, несомненно, быть бдительными, возможно – перестраховаться, но нельзя ни в коем случае поддаваться панике.

Роман Носиков, политобозреватель

Волна телефонного терроризма, внезапно захлестнувшая Россию, "бомбы" в школах и общественных местах, вандализация едва открывшегося парка "Зарядье", как мне кажется, являются попытками доминирования над обществом некой недовольной жизнью страны группой. У них могут быть самые разные причины для агрессии в отношении общества. Это могут быть религиозные экстремисты, борющиеся с ужасной гигантской наступающий на Россию бездуховной зеленой перепончатолапой Матильдой. Это могут быть сторонники "единой Украины" и "Путин ла-ла-ла". В любом случае это маргиналы, которые с ненавидят сложившуюся в России норму. Они желают лишить окружающих людей возможности радоваться сложившемуся порядку вещей, который полагают несправедливым. Они пытаются атаковать образ жизни. Вы ведете 1-го сентября детей в школу? Мы "заминируем" школы. Лишим вас покоя. Вы получаете удовольствие от прогулок по новому парку "Зарядье"? Мы его вытопчем, оборвем, расколотим, что сможем. Тот же самый прием использовали в свое время Pussy Riot, когда пытались лишить храмы статуса мест покоя и безопасности. Результатом своей деятельности они видят общество, которое бессильно перед ними потому, что создавать образ жизни - тяжело, долго и дорого, а разрушить его легко. И тот, кто может его разрушить тот и властвует над обществом.

В результате таких действий уровень нервозности и агрессии в обществе конечно же на некоторое время поднимется.

Но общество адаптируется. Человек - невероятно изменчивая система. Человеческая психика - может адаптироваться и к куда более жутким вещам. Посмотрите на то как живут сейчас жители Донбасса. Вспомните собственных прабабок и прадедов переживших войну, блокады, плен, оккупации, несправедливости государственного масштаба. И разве они не были счастливы?

То что нас не убивает - делает нас сильнее. Попытка нам напакостничать не приведет к разрушению общества. Напротив возникнут дополнительные структурные связи. Общество посе крсткого перриода повышенной раздраженности и взвинченности станет более солидарным, отзывчивым. Более заботливым.

На политических предпочтениях это скорее всего никак не кажется. А может быть скажется даже в пользу правящей партии и власти. “Назло”. Мы - народ с выей, которая, пожалуй, ничуть не мягче чем у евреев.

В общем “шутников” ждут не те результаты, которые бы им хотелось получить.

Рано или поздно, общество найдет способ восстановить баланс. Этот способ может инноваторам не понравится.

Дмитрий Орлов, политолог, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций АПЭК

Волна звонков с предупреждениями о якобы заложенных бомбах, несомненно, приводит общество к усилению страхов, связанных с террористической угрозой. Противостоять этому очень сложно. Трудно предсказать какой последует объект и каждый раз, каждый такой звонок необходимо проверять. Вся эта ситуация невротизирует людей, повышает недоверие к правоохранительным органам, усиливает тревогу и нагнетает атмосферу страха.

Сергей Гончаров, президент Международной Ассоциации Ветеранов подразделения Антитеррора "АЛЬФА"

Эта ситуация, которую обсуждают уже три дня, уверен, спровоцирована нашими недоброжелателями, возможно, террористической группировкой ИГИЛ (запрещена в РФ), которая терпит поражение за поражением на территории Сирии. Теперь предпринята атака на наше государство. В любом случае, организаторы находятся не в нашей стране и спецслужбы уже определили регион. Проблема будет решена – заблокируют каналы. Я считаю, что наш народ крепкий, всё выдержит. Помните, наводнение в Тайланде – все в панике уезжали оттуда, а наши, когда спрашивали, поедут ли они туда отдыхать, отвечали, что если будет дешевше – поедут. Наш народ ничего не боится!

Даже, когда объявляют эвакуацию, все спокойны. Конечно, спецслужбы немедленно проверяют каждый подобный звонок, выезжают специалисты-кинологи, взрывотехники. Все начинают осознавать, что это – провокация, но для спецслужб – безразлично. До тех пор, пока всё не будет проверено, все эвакуированы, никто никаких решений не станет принимать.

В ФСБ очень сильный подраздел по борьбе с кибер-угрозами. На сегодняшний момент мы готовы к решению проблем и я не вижу опсности, которая могла бы довести наше общество до истерии.

Юрий Афонин, депутат ГД РФ, член фракции КПРФ

По всей видимости, я согласен с мнением экспертов, волна звонков о якобы опасности взрывов, это – массированная атака, связанная с участием России в борьбе с международным терроризмом вне пределов страны. Как выяснили спецслужбы, в основном звонки осуществлялись из-за рубежа, хотя, не исключено, что частично были угрозы и со стороны граждан России. Это, на мой взгляд, связано с ростом апатии населения, увеличением числа психических заболеваний. Конечно, этому необходимо уделать внимание, вести профилактическую работу. Кроме того, с моей точки зрения, также важно изменить, ужесточить законодательство в части наказания за подобные преступления. К примеру, в США и Германии, подобные телефонные атаки приравниваются к терроризму и караются лишением свободы сроком до 15 лет.

Геннадий Гудков, Сопредседатель политической партии «Альянс зелёных и социал-демократов»

Это первый случай в истории цивилизации – массовая атака ложных звонков. С моей точки зрения – тестирование новых технологий по дестабилизации ситуации в стране. Не какими-то отморозками, не случайный всплеск, а осознанные действия, осуществляемые группой хорошо подготовленных, технически и технологически великолепно оснощенных, с зашифрованными адресами лиц. Но, в любом случае, это – преступление.

Есть несколько версий. Я бы многие отмёл. Не верю, что это – ИГИЛ. Им не нужно «тестирование системы». Они сначала взрывают, потом – думают, берут смертника, или он сам приходит и совершает теракт. Хотя, полностью исключать тоже нельзя.

Полностью исключать отморозков, у которых архаичное, нафталиновое сознание и которые способны только трясти хоругвями тоже не стоит.

Не верю я и во враждебное государство, которое всё организовало, чтобы нам осложнить жизнь. У нас все государства – враждебные, кроме Белоруси и Зимбабве. Маловероятно, что подобное придёт в голову государству. Если, не дай бог, будет утечка – а у нас серьёзная держава, с разведкой, контрразведкой – имидж любой страны – на свалку! Какая там Украина – им бы со своими проблемами разобраться.

У меня две основные версии, каждая из которых имеет право на существование. Наиболее вероятная версия – криминальная группа, либо международная, либо, скорее, российская, тестирует новую систему. Они обязательно должны заложить в одном – двух местах реальные взрывные устройства. Иначе, это всё не интересно, должно закончиться чем-то реальным, чтобы дестабилизировать ситуацию в стране, протестировать здесь, а потом, возможно, против враждебного государства. Эта группа не связана с государством.

Вторая версия – государство или при его участии с целью вызвать панику, волну страха, чтобы ещё больше увеличить давление, резко ограничить свободу слова в интернете. Ликвидировать возможность IP-телефонии, шифрование связи и почты. Но я не верю, что это государство проводит «учения»! Не верю, что наша власть потеряла рассудок. Итак, две мои основные версии: криминальная группа, не связанная с государством и некие условные силовики, которые хотят всё ужесточить, контролировать и запретить, конечно же, в целях нашей безопасности. Если это не так, то ФСБ ещё вчера должна была объяснить, что это было. Выйти и рассказать, что установлен источник, приняты меры по локализации. Если это международная преступная группа, то почему не обратились за помощью к Германии, Франции, НАТО, США, Китаю? Мне некому задать вопрос: вы это сделали? Политическое руководство страны обратилась к своим западным партнёрам? Или мы точно знаем, что это наши? Что делается, чтобы пресечь подобные атаки? Чтобы выявить преступников, понять их цели? Почему не вышел секретарь Совета Безопасности и не рассказал, что сделано, чтобы остановить это безобразие?

Опять начнут бегать и кричать: давайте подумаем, увеличим сроки, проголосуем… Если атака на нашу страну из-за рубежа, почему нет просьбы о помощи найти и пресечь. Или возникает вопрос: а не сами ли они это сделали? Когда нет ответа, возникает вполне обоснованное подозрение…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter