Рус
Eng
«Здесь идет война»: что говорят белорусы о протестах и Лукашенко

«Здесь идет война»: что говорят белорусы о протестах и Лукашенко

13 августа , 15:37
Политика
Photo: NEXTA LIVE
Белоруссия протестует
Люди выходят на улицы в белорусских городах. Белорусы взяли свою судьбу в свои руки. Они больше не хотят быть "овцами". Что они думают о власти, протестах, Лукашенко и будущем своей страны - спросили их журналисты.

Журнал Шпигель опубликовал размышления простых белорусов о ситуации в стране, о Лукашенко, о необходимости протестов и ответственности перед будущими поколениями. Ясно одно - люди осознали себя гражданами, они хотят взять ответственность за страну и на народ в собственные руки.

Мария, 33 года, домохозяйка из Минска:

- Мы вместе с моим мужем каждый вечер выходим на улицу. Все время беру букет цветов. Конечно, я знаю, что милиция с ее гранатами и дубинками не смотрит на то, что я несу в руках. Но так я пытаюсь показать, что протестую мирно. Мы хлопаем в ладоши и требуем честных выборов.

Конечно, мне страшно. В среду вечером мы опять вышли у нас в районе среди других сотен людей. Потом пришли омоновцы со своими щитами, дубинками и ужасными гранатами, они стреляли. Я потом увидела кровь на земле. Постепенно мы уже инстинктивно знаем, когда бежать. Мы бежим, когда видим подъезжающие автозаки.

Мы протестуем с вечера выборов. Мои родители присматривают за нашей дочкой, ей год и 4 месяца. Мы все – наши друзья, знакомые, соседи – голосовали за Светлану Тихановскую. Члены нашей избирательной комиссии уходили с участка через задний вход. Они даже не решились выйти к нам. А нас там было перед школой, где располагался участок, полторы тысячи человек, семьи, старики тоже пришли. Мы хотели узнать результат.

В воскресенье вечером я подошла к цепи омоновцев и просила из защитить нас, белорусский народ. Мы же один народ. Мы не хотим ничего плохого, мы хотели мирно протестовать, чтобы потом не было стыдно, если нас спросят, почему мы ничего не сделали против подтасовок. Как омоновцы реагировали? Трудно сказать. У них у всех надеты каски, глаз не видно. Но за ними стоял их начальник и кричал про нас: «Они тут только из-за денег, только из-за денег!» Я даже заплакала. Какие деньги? Лукашенко называет нас овцами, наркоманами – разве это уважение к народу?

Конечно мне страшно идти на улицу, я же видела, как милиция дубасила людей. Но если мы сейчас остановимся, все так и будет продолжаться. И начнется охота на ведьм против несогласных. Протест – это все, что нам остается.

Николай, 47 лет, бизнесмен из Бреста:

- Здесь идет война. Лукашенко разделил страну на два лагеря: на спецслужбы и народ. После того, что сейчас произошло, после всей жестокости милиции и ОМОНа они так просто не отмоются. Придет жестокая расплата. Они еще будут бояться дальше служить. Какой нормальный человек этого захочет?

Мы видели из окна, как они гоняются за людьми, в 30 метрах все это было. Сколько шумовых гранат они выпустили. Потом стали по людям стрелять резиновыми пулями. Я с женой сам вышел на улицу в воскресенье. Если бы у Лукашенко была совесть, он бы себе только 50% приписал. Но 80% - это нонсенс, это сюр. У него 20%, максимум 25% было. Но руководство считает нас стадом баранов, которых можно обмануть всегда.

В воскресенье мы были на площади Ленина, человек 200. Милиционер подошел, попросил разойтись, якобы, мы нарушаем закон о собраниях. Я его спросил: «Чего ты боишься? Народа боишься? У Лукашенко же большинство». Ничего не сказал. Через 10 минут пришли уже 50 милиционеров, начали нас оттеснять. На другой стороне улицы тоже начали людей прогонять. Там стояли молодые, не успели отбежать, они их начала лупить, и не один, а сразу несколько. Потом один милиционер схватил меня за руку, я вырвался, убежал.

Потом я не пошел больше на улицу. Моя дочка, ей 12 лет, начала плакать, боится. Мои племянники продолжают выходить, говорят, это для молодежи, оставайся дома. Чем это закончится, кто победит в этой войне, просто не знаю. Надеюсь, что народ».

Петр Кузнецов, 38 лет, создал независимый интернет портал «Gomel today»:

- Я голосовал за Тихановскую, как и все в моем окружении, кроме двух пенсионеров. Ни один человек не верит, что она получила 10%. Лукашенко сам спровоцировал людей на такой протест. Если бы он назвал не 80, а 52%, возмущение не было бы таким большим. Лукашенко не видит реальности уже давно. Он на сто процентов уверен, что он неприкасаемый. Возьмите идиотскую стратегию по пандемии. Народ возмутился, потому что понял, что этот человек не адекватен, держит свой народ в заложниках, всю страну.

В этой ситуации нужно что-то делать, идти протестовать. Мы понимаем, что нас обманули, у нас украли наши голоса. Об этом нельзя молчать, иначе это будет повторяться. В понедельник в центре у нас собралось 4000 человек, потом стало меньше, в основном, это молодые, бегают по улицам. Сначала силовики еще сдерживались, их тут немного, человек 200 внутренние войска и омонвцы были в понедельник. У нас тоже арестовывали людей, давили на них: автозаки то поедут, то остановятся. Но сами из автозаков не выходили. Когда стало меньше людей выходить, они стали более жестокими.

Если народ будет протестовать и дальше, вполне вероятно, что милиция перейдет на сторону населения. Если протесты прекратятся, внешне ситуация успокоится. Но если Лукашенко опять захочет провести голосование по своим поправкам, это опять станет катализатором протестов. Следующее голосование станет для него последним.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter