Рус
Eng
Чужие среди наших: власти так и не решили, что делать с мигрантами после пандемии

Чужие среди наших: власти так и не решили, что делать с мигрантами после пандемии

13 августа , 20:15
Политика
Photo: facebook.com
Трудовые мигранты в России смогут легализоваться
Эпидемия коронавируса нанесла удар по рынку труда, но вместе с тем и заставила российские власти, бизнес и экспертное сообщество под новым углом взглянуть на миграционную политику страны. Иностранным труженикам, находящимся в стране без правового статуса, дан шанс легализоваться.Но сделать ой как непросто...

Людмила Бутузова

Иностранные рабочие, находящиеся в России без документов, получили шанс легализоваться. Регионам предложено снять абсурдные препоны, которые мешают России стать привлекательной для приезжей рабсилы. «Новые Известия» присмотрелись к эффективности новых мер.

Трудовой резерв из силосной ямы

Рядовое происшествие из сводки Калужского областного управления МВД: 5 августа в ходе полицейской проверки на ферме в Жуковском районе обнаружены 14 мигрантов из Узбекистана и Таджикистана. Иностранцы выращивали огурцы, кабачки и зелень без патентов на работу в регионе. Выписаны штрафы в размере 2000 рублей по каждому. Работодателю, незаконно использующего труд иностранных работников, грозит крупный штраф — до 800 тысяч рублей за каждого нелегального сельхозрабочего.

У меня в тех краях есть давние знакомцы – нелегалы из-под Хаджента, не давшие пропасть бывшему колхозу «Заветы Ильича», где председатель (тоже бывший), а по нынешнему фермер-рабовладелец - Виктор Степанович Жуйков. У него-то как? Не разорили штрафами за нелегальную рабсилу? Звоню.

- Пока бог миловал, - отвечает Виктор Степанович.- Моих учить не надо – чуть опасность, попрячутся в такую тьму-таракань, , я их и сам найти не могу.

Поехала. Деревня и впрямь как вымерла, на ферме никого, одна Люба, дальняя родственница Степаныча, копошится с бидонами.

Калужские таджики

- Жди, в двенадцать явятся, - говорит Люба, как будто прошло не пять лет, а два дня как мы расстались. – Я вот на них удивляюсь: часов ни у кого нет, а к обеду они как штык и всегда кучей. По запаху, что ли, чуют? - Про смартфоны Люба, наверно, не подумала. У нее такого телефона нет, а работники первым делом покупают – на родину звонить, с земляками переговариваться: хаджентский аул поставляет кадры по всей России.

В двенадцать все материализовались. Сосо и Додо – из коровника, с поля подъехали Степаныч с Зуфаром. Не было четвертого – Мирзо.

- Болеет, - неохотно пояснил Зуфар. – В Москву ездил, помялся.

Слово за слово выясняется, что Мирзо захотел лучшей жизни, выпросил у начальника отгул и поехал к родне. Родня –три двоюродных брата и четыре троюродных – хвалились, что хорошо устроились - месят бетон на стройке, зарплата 40 тысяч, живут в вагончиках. Вот Мирзо и соблазнился, взял деньги из заначки и рванул в столицу. С родней и обняться не успели – налетела ФМС: проверка документов, людей похватали, вещи перевернули.

Кров, стол и много работы

- Они ему говорят: сам иди в автобус. Он пошел, а потом как понесся скачками к лесу, они уже за ним не побежали. До ночи в яме сидел, ботинок потерял, не помнит, как домой добрался,- рассказывает его друг Зуфар.

Калужская область – не столица. Облавы бывают, но начальство всегда предупреждает о рейдах ФМС, можно спрятаться в силосной яме. У фермера нет денег оформлять нелегалов как положено, да и прописывать негде, а платить по 800 тысяч рублей штрафа за каждого –вообще без штанов останешься. Таджики подозревают, что УФМС знает про их убежище, но не трогает, потому что входит в положение бедствующего хозяйства, где всего 7 работников, 4 из них – гастарбайтеры. Хотя моим знакомцам колхоз не кажется таким уж бедным. У них, например, зарплата нормальная – 100000 в конце года, когда урожай продадут. Деньги отправляют домой в Таджикистан. На жизнь фермер дает им по 2 тысячи в месяц. Хватает: хлеб дешевый, спецовка бесплатная, начальство не жадное - когда корову режут, мясо дают. Пожевали хлеба с Любкиной кашей - разошлись по своим делам. Мы со Степанычем остались обсуждать миграционную политику.

- Никакой миграционной политики в стране нет, - рубит с плеча собеседник. - Есть имитация деятельности. – У нас что? На одной неделе семь пятниц.

На вопрос, почему на фермерские вакансии не идут наши люди, фермер привел неубиваемые аргументы.

- Несколько лет назад в Москве родилась идея - вернуть на родину соотечественников из бывших союзных республик. Калужская область получила разнарядку – принять 36 тысяч человек.- Формально ровно столько доярок, скотников, трактористов в аграрном секторе и не хватает, - рассказывает Жуйков. - А что мы можем предложить приезжим? Жилья в большинстве хозяйств нет, зарплата крошечная. Мы ведь хотим зазвать самых грамотных, самых квалифицированных. Не поедут они на наши условия. Ко мне, правда, просились. Некоторые первым делом спрашивали: а коттедж дашь? Ну да, я же только тем и занимался, что сохранял для них пустующие коттеджи. Второй вопрос от «претендентов»: сколько километров до Москвы, а то дочь – студентка, жена актриса и теща без культуры ни шагу. Ну ясно же, что колхоз им нужен, как перевалочный пункт. Отставил это дело, и на свой страх и риск взял «азиатов», кому позарез нужна работа и хоть какой-то-то заработок. Пока еще ни в ком не ошибся – колупаемся, тысячу гектаров обрабатываем да коровенок держим...

Макроэкономика трудовой миграции

На прошлой неделе как раз семь пятниц и было. Сначала президент Путин призвал упростить трудовым мигрантам получение российского гражданства. Через два дня с идеей усложнить процедуры предоставления мигрантам права на работу в России выступил зам. главы Совбеза Медведев. Усложнение, по его мысли, должно заключаться в том, чтобы «возложить на работодателя недвусмысленное подтверждение трудоустройства приезжих». Бизнес с ответом не задержался. Зам. пред Партии роста Сергей Дёмин хотя и сказал, что без привлечения иностранной рабочей силы стране не обойтись, но отвечать за мигрантов: ставить на учет, расселять, следить за поведением – нет. Так же, как и открывать зарплаты гастарбайтеров и свой кэш за счёт неуплаты государству налоговых и страховых отчислений с заработков теневиков.

По мнению политолога Андрея Савельева, работодатели и чиновники способствуют притоку неучтенных гастарбайтеров, чтобы удержать зарплаты на низком уровне и получить дополнительную прибыль. Эта лукавая политэкономия, во-первых, искажает оценку вклада мигрантов в экономику РФ, во-вторых, несет негативные последствия для госбюджета.

По оценкам исследовательского центра РАНХиГС , из-за использования предпринимателями теневой иностранной рабочей силы из бюджета страны в 2016 году на депортацию 55 тысяч нелегальных мигрантов затрачено дополнительно 3 млрд рублей. Содержание одного заключённого обходится полмиллиона рублей в год (в 2017 г. в тюрьмах РФ отбывали наказание более 29 тысяч мигрантов; расходы -14 млрд рублей). Содержание 80 миграционных центров обходится ежегодно в 16 млрд рублей в год. И это без учета дополнительные расходов на медпомощь и обучение детей гастарбайтеров (только в Москве 25 тысяч иношкольников — минус 3 млрд рублей).

Мигранты деньги в России не тратят, а шлют их домой. Суммы официальных денежных переводов частных лиц из России в страны СНГ, согласно данным Центробанка за прошлый год, составили 11,898 млрд долларов. Самым крупным реципиентом стал Узбекистан ($ 4,082 млрд). По официальным данным, за пределами Узбекистана, население которого составляет 33 млн человек, постоянно работают примерно 20% трудоспособного населения, причем 85% из них трудятся именно в России. «Серебро» досталось гражданам Таджикистана, отправившим на родину $2,553 млрд., а «бронза» у киргизов – $ 2,4 млрд долл.

«России было бы выгоднее, чтобы мигранты тратили свои деньги здесь, а не переправляли их за границу», - считает экономист Михаил Делягин. В кризисы, подобно нынешнему, коронавирусному, эта теория посещает многие либеральные умы. Что интересно: привычные стенания экспертного сообщества о том, что приезжие отнимают рабочие места у россиян, вспыхнули и очень быстро сошли на нет. Хотя, казалось бы, должно быть по-другому: коронавирус оставил без работы сотни тысяч россиян и сильно ограничил приток мигрантов в страну. Выходит, ура! - освободятся места для уволенных россиян?

- Я бы не спешил с оптимизмом, - заявил «НИ» доцент академии управления при правительстве РФ Александр Соловьянинов. - Наш рынок рабочей силы может потерять до 2,5 млн человек. И отечественными трудящимися они заменены быть не могут. Мигранты работают там, где низкая зарплата, сверхэксплуатация, невыносимые условия труда. И плюс к этому, требование абсолютной покорности. Что бы ни говорили, но россиянин не будет работать на таких условиях.

У нас и сейчас в службах занятости полно низкооплачиваемых вакансий, примерно миллион, - и никто на них не идет. В Москве даже есть компания по подбору персонала - ООО “Джамшутинг” – специализируется на таких вот невостребованных у россиян вакансиях. В разделе “нанять” на ее сайте можно выбрать киргизов, узбеков или таджиков на должности грузчиков, разнорабочих и землекопов. Ни разу не слышал, чтобы кто-то из наших конкурировал, допустим, за «переноску производственных форм с бетоном» с графиком работы 6/1; с двухразовым питанием и проживанием в строительном вагончике. Даже при весьма приличной обещанной зарплате - 50 тысяч в месяц. Не будем обсуждать, что в лучшем случае ее ополовинят, в худшем – вообще не отдадут. К сожалению , без оформления трудовых отношений это стало нормой на рынке для мигрантов.

Откуда берутся в регионах мигранты?

Точных данных, сколько их обитает, например, в Калужской области, нет ни у кого – ни у властей, ни у ФМС, ни у полиции. Нет их и по России. По оценкам экспертов, «по-черному» у нас работают 6-7 миллионов выходцев из СНГ. Политики и чиновники, когда им выгодно, говорят и про 15 миллионов. В декабре прошлого года, в ответ на настойчивые вопросы журналистов, глава ФМС обнародовал данные своего ведомства, основанные на миграционных картах, заполняемых при легальном пересечении границы, - 10,3 миллиона иностранных граждан. Ущербность этих подсчетов в том, что они не разделяют иностранцев на студентов, командированных и собственно тех, кто направляется в Россию искать работу. Добровольно заявили об этом в графе «цель визита» всего 2,5 миллиона человек. Чаще всего, пишут просто «туризм».

Надо еще иметь в виду, что гораздо больше «туристов» из Средней Азии едет в Россию не по железной дороге, которая теперь стала слишком дорогой, а на автобусах, пересекая по пути три-четыре границы. Несколько лет назад корреспондент «Новых Известий» своими глазами видела конец путешествия таджиков, когда из автобуса, рассчитанного на 50 человек, вытащили 200 полутрупов. Жуйков, кстати, именно на перевалочном пункте в Железногорске подобрал себе двух полуживых работников, откормил, они освоились, а потом уже вызвали к доброму дядьке еще десяток своих соседей, некоторые задерживались у него на год-два, а затем находили другие хлебные места.

- Домой в Таджикистан никто не вернулся, - сказал корреспонденту Зуфар, старожил жуйковской фермы. - Дома у нас вообще нет никакой экономики, зарплата полтора доллара в месяц, если найдешь работу. А здесь все-таки Россия…

«Работы в Центральной Азии нет, - подтвердил «НИ» киргизский политолог Арсен Усенов. - В том убедились все, кто вынужден был вернуться домой из-за коронавируса. Не думаю, что у них будут проблемы с трудоустройством, поскольку многие уезжали с договоренностью о сохранении рабочего места». Гонит из дома и ужасающая, по его словам, коронавирусная обстановка в республиках – лечить нечем и негде, поэтому руководители либо замалчивают эпидемию, либо фантазируют, что страна не покоряется вирусам из-за удивительного иммунитета местных жителей.

Когда голод хуже коронавируса

Между тем, для властей Таджикистана изначально главной угрозой был не коронавирус, а голод, который может быть спровоцирован закрытием границ. Количество денежных переводов из России в Таджикистан уже в апреле упало на 50%, что заставило Душанбе попросить МВФ о кредите в размере 190 миллионов долларов. На борьбу с COVID-19 Узбекистан набрал кредитов свыше миллиарда долларов. При этом домой приехали около 498 тысяч трудовых мигрантов. За границей остались около 2,5 миллиона человек.

«На самом деле, домой вернулось очень мало людей, - рассказал журналистам председатель центрального комитета Профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов, - Очередь была огромная и чартер не справлялся». Самое сокровенное, что гложет сердце едва ли не каждого мигранта,- после совместно пережитых трудностей Россия просто обязана раскрыть им свои объятия. Вот Зуфар, гастарбайтер фермера Жуйкова, по простоте спрашивал московскую корреспондентку: «Паспорт точно дадут? Путин обещал. Как думаешь, не обманет?»

Не знаю, насколько адекватно воспринято недавнее заявление президента об упрощенном порядке получения российского гражданства, но ажиотаж на мигрантских сайтах просто дикий. Все спрашивают друг у друга: «Когда? Кому?» Метелят собственные посольства, что они не составляют списков и вообще ничего об этом не знают. Некоторые пишут заявления мэру Москвы Сергею Собянину, на днях высказавшемуся, что Москве необходимы «порядка 2 миллионов мигрантов», но с условием – « работающих и проживающих в столице на легальной основе». Так вот он же я – легальный, проживающий, - походатуйствуйте, Сергей Семенович, насчет паспорта.

Москвичи, и без того недовольные засильем гастарбайтеров в столице, в шоке, что мэр готов посадить им на голову еще 2 млн мигрантов.

По данным социологических опросов, которые практически не меняются последние пять лет, 68 % жителей столицы хотели бы ограничить поток приезжих, и только 24% выступают за то, чтобы не ставить на пути этого потока административные барьеры и пытаться использовать его на благо России.

Учёные Центра по изучению межэтнических отношений Института этнологии и антропологии, Ирина Субботина и Любовь Остапенко, основываясь на результатах последней переписи населения, наметили очаги возможного формирования этнических анклавов, по районам Москвы. Вот что получилось: Куркино 24,5 % приезжих; Северное Тушино -24,2%, Южное Тушино – 21,5%; Фили-Давыдково, Раменки и Можайский -от 27,5 до 32,3 %; Вешняки — 41,8 % (азербайджанцев в 5 раз больше, чем в среднем по Москве, таджиков — в 6 раз, узбеков — в 12 раз). По сводкам происшествий, именно в этих «анклавах» чаще всего случаются стычки с местным населением и происходят разного рода ЧП среди мигрантов. Но когда на горизонте замаячил воображаемый российский паспорт, забыто все – московская ксенофобия, постоянные унижения, обманы с зарплатой, невозможность «неславянскому лицу» снять нормальную квартиру, полицейские облавы, нарушение прав…

Дает отлуп своим не в меру разошедшимся собратьям правозащитница и модератор группы «Мы, мигранты»в ФБ Валентина Чупик: «России мигранты стремятся получить российское гражданство в наивной вере, что таким способом смогут избавиться от дискриминации, не понимая, что российский паспорт эту дискриминацию только усилит, да и отбирают эти паспорта направо-налево».

- К нам в правозащитный центр поступает информация примерно о 30-35 задержанных в сутки, - рассказывает Валентина Чупик. - Облавы, как правило, ничем не мотивированы – не было сигналов о происшествиях, и все «преступление» мигрантов в том, что они мигранты – запуганные, безответные и бесправные. Почему бы не замордовать за это людей и заодно развести на деньги? Чудовищный случай произошел 15 апреля, в день массовой проверки цифровых пропусков в Москве. Задержали 60 тысяч мигрантов одномоментно, выдергивая из толпы людей неславянской внешности. И это в разгар коронавируса… Люди работу потеряли, есть не на что, на родину не уехать, а с них еще и последнюю шерсть стригут. О какой либерализации в миграционной политике можно говорить, если она оставит без «заработка» целую армию МВД и УФМС.

Muhabbat Muhabbat Валентина Чупик а как Вы думаете нам быть❓Ииначе как кормить семья , родных и близких. На Родине у каждого мигранта перспсектива трудоустройства почти нулевая‼️

Валентина Чупик: Я думаю - учить европейские языки и ехать туда, где можно быть легальным мигрантом и куда реже встречаться с коррупцией и дискриминацией

Прекрасный, вроде бы, выход. Есть одно НО. Готовы ли их страны к массовому обучению граждан иностранным языкам с последующим трудоустройством в Европе?

- У нас ничего такого нет, - рассказал «НИ» Алик, владелец кафе для киргизских мигрантов в столичном районе Выхино и сам мигрант в третьем поколении. - Какой английский? Какой французский? - Молодежь уже по-русски плохо понимает, учиться негде, школы закрыты. Хочешь ума набраться, ехай в Москву, больше нигде не ждут.

Есть еще и такой факт: с начала 90-х в Москве выросло целое поколение иностранной молодежи, фактически выключенной из жизни – они и от родины оторвались, и с Россией не породнились.

- Судьба этих неприкаянных беспокоит больше всего, - заявил «Новым Известиям» эксперт профсоюза трудовых мигрантов Ренат Джафаров. – Они катастрофически безграмотны, неумелы и столь же катастрофически бесправны. Ужас в том, что уже в ближайшие годы, когда старшее поколение мигрантов по возрасту прекратит трудовую деятельность, Россию заполонит именно такой не приспособленный ни к чему контингент. Москва открывает в республиках профтехучилища и школы ФЗО, но их очень мало, они не способны подготовить достаточный трудовой ресурс. Республики сами должны озаботиться профессиональной подготовкой молодежи, но этого не происходит. А что такое отсутствие нормальной миграционной политики с той и другой стороны? Это нищета и очередной виток межнациональной розни.

Короче, Европа может выдохнуть – в ближайшее время нашествия гастарбайтеров из постсоветских республик не ожидается. Все трудовые мигранты где были, там и останутся – в России.

Мария Архипова, председатель Ассоциации адвокатов России за права человека:

- В настоящее время, в связи с коронавирусом и снижением курса рубля по отношению к доллару, произошел резкий отток мигрантов из России. Те мигранты, кто уехал домой в конце 2019 года, так и не смогли вернуться в Россию через закрытые границы. Оставшиеся мигранты настаивают на ценах по отношению к доллару 30 рублей, то есть, цена за их работу должна быть, как минимум, в два раза выше, при этом качество работы крайне низкое, как и квалификация рабочих по сравнению с российскими рабочими. Очевидна асимметрия рынка после зимнего отъезда специалистов и невозможности вернуться из-за коронавируса в Россию. Уехавшие мигранты считают Россию уже малопривлекательной и часто можно услышать, что они выбирают другие страны – Турцию, арабские страны, Европу и США ввиду курса доллара. Они считают Россию невыгодной, с точки зрения ее экономики и собственного кармана. В настоящее время миграционной проблемы как таковой нет, потому что отнимать рабочие места у россиян просто некому. У россиян как раз сейчас есть возможность выйти на рынок и занять образовавшийся вакуум после оттока мигрантов.

Однако есть мигранты, которые нацелены на получение прибыли за счет ведения бизнеса в России и получение российского гражданства. Это отдельная категория, которая как раз требует и социализации, и поддержки. Но надо понимать, что в России отсутствует программа социализации мигрантов, что приводит к национальной напряженности. В частности, мигранты самоизолируются, создают отдельные анклавы и лоббируют исключительно свои интересы в ущерб иным людям. По мнению ассоциации адвокатов, России крайне необходима госпрограмма по интеграции мигрантов в российское общество и предупреждения злоупотреблений на национальной почве.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter