Рус
Eng

На взятки – падки

На взятки – падки

На взятки – падки

10 декабря 2014, 00:00
Политика
Екатерина ДЯТЛОВСКАЯ
Вчера, в Международный день борьбы с коррупцией, Госдума рассмотрела во втором чтении законопроект о расширении перечня госслужащих, кому запрещено иметь счета за рубежом. В целом современное антикоррупционное законодательство депутаты расценили как «современное и эффективное». Об успехах в противодействии казнокрадств

За девять месяцев 2014 года за коррупционные преступления осуждены 8 тыс. человек, из них 1,2 тыс. – гражданские служащие, 45 – депутаты и кандидаты в депутаты, 162 чиновника уволены после проверки их деклараций о доходах и расходах. Уголовное наказание получили 500 представителей правоохранительных органов (в том числе 136 судебных приставов и 28 таможенников), еще 4600 присуждены штрафы. При этом количество заявлений чиновников о попытках их склонения к коррупции выросло сразу до трех тысяч. Такие итоги подвел глава президентской администрации Сергей Иванов в преддверии Международного дня борьбы с коррупцией, отмечавшегося вчера.

Сославшись на опрос «Левада-Центра», в котором респонденты указали на снижение коррупции в высших эшелонах власти, и возросшее до трех тысяч количество заявлений чиновников о попытках их склонения к коррупции, г-н Иванов заявил о наметившейся положительной тенденции. «Какой-то волшебной таблетки, чтобы побороть коррупцию, не существует, это тяжелая и скучная работа, но за последний год удалось добиться ряда результатов», – заключил Сергей Иванов, но отметил, что «меры ответственности за коррупционные правонарушения будут и дальше совершенствоваться».

Работа по совершенствованию нормативной базы для борьбы со взяточничеством действительно не останавливается. Только вчера Госдумой был принят во втором чтении внесенный президентом законопроект о запрете иметь зарубежные счета и активы всем госслужащим, участвующим «в подготовке решений, затрагивающих вопросы суверенитета и национальной безопасности страны» (а если это имущество арестовано, то расстаться с ним чиновнику будет необходимо в течение трех месяцев со дня снятия ареста). Днем ранее профильный комитет Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству поддержал другой президентский законопроект – об установлении фиксированного штрафа для мелких коррупционеров и повышении вариативности их наказания, что, по задумке, должно повысить исполнимость и обеспечить неотвратимость наказания.

Неутомимость в выдвижении новых антикоррупционных инициатив проявляют и сами парламентарии. За последний год в Госдуму был внесен не один десяток депутатских законодательных инициатив, предполагающих, в частности, ужесточение наказания за хищение бюджетных средств вплоть до пожизненного заключения, создание государственного реестра лиц, совершивших коррупционные правонарушения, расширение перечня лиц, которые обязаны предоставлять декларации о доходах, и т.д. С конца октября 2013 года в нижней палате парламента также лежит законопроект главы комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирины Яровой о признании хищения более шести млн. рублей тяжким преступлением и усилении ответственности за хищение средств госкорпораций. Правда, на рассмотрение палаты этот законопроект до сих пор не вынесен.

Без движения находится и внесенный фракцией КПРФ в начале апреля законопроект о признании уголовно наказуемым деянием незаконного обогащения как «значительного увеличения активов публичного должностного лица, превышающего его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать». На уголовном наказании за незаконное обогащение, введение которого предусматривает 20-я статья Конвенции ООН против коррупции, настаивает также Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального, собравший под соответствующим обращением, по состоянию на вчерашний день, уже более 99 тыс. подписей.

Каждый третий российский чиновник не отказывается от нелегального заработка.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА

Однако обосновывать свои расходы чиновников, похоже, не обяжут. Как говорится в отзыве правительства на законопроект коммунистов, это будет противоречить презумпции невиновности, гарантируемой Конституцией. «Заявления о том, что Россия не ратифицировала 20-ю статью, являются мифом. Конвенцию ратифицировали полностью. Что же касается отдельного наказания за незаконное обогащение, то оно для российского законодательства является излишним. В Уголовном кодексе и так есть статьи за коррупцию и нецелевое использование бюджетных средств», – посчитал необходимым разъяснить точку зрения президентской администрации Сергей Иванов.

«Статья 20 является ключевым моментом Конвенции ООН, и ее принятие существенно расширит выбор инструментов для борьбы с коррупцией. Конечно, ее применение тоже будет упираться в наличие политической воли, но, как показывает мировая практика, по крайней мере, это один из самых действенных инструментов. Несмотря на это, масса норм принята, но 20-я статья до сих пор не ратифицирована», – сказал «НИ» доцент кафедры теории и практики государственного управления НИУ–ВШЭ Павел Кудюкин.

Тем временем в Госдуме заявляют, что уже сейчас есть все действенные инструменты для противодействия коррупции. «В Российской Федерации сформировано современное, эффективное, отвечающее международным стандартам законодательство по противодействию коррупции», – заявила вчера Ирина Яровая на думском пленарном заседании, отметив, что оно «в целом ряде вопросов может быть ориентиром и для европейских государств». Однако, предостерег г-н Кудюкин, принятия законов для искоренения коррупции недостаточно. «Для того чтобы законы достигали цели, их надо не только принимать, но и исполнять. А у нас по-прежнему действует известное высказывание Салтыкова-Щедрина о том, что суровые российские законы умеряются их неисполнением», – заметил эксперт.

В качестве примера председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов привел национальный план противодействия коррупции, утверждаемый президентом. «Национальный план, который принят, очень системный, конкретный и крайне позитивный. Но при этом мы видим совершенно формальное отношение к нему со стороны большинства федеральных органов, я даже назвал бы это неким признаком нежелания устранять коррупционную систему и имитации этой борьбы», – заметил «НИ» г-н Кабанов.

Для снижения уровня коррупциогенности государственных структур регулярно повышаются зарплаты чиновников и судей. В ближайшие три года оклады госслужащих и лиц, замещающих госдолжности, должны будут вырасти вдвое, на что планируется потратить 462 млрд. рублей. Однако в действенности и этого метода эксперты сомневаются. «Если ты приближен к власти, то у тебя целый ряд монопольных преимуществ – прописанных или непрописанных. Льгот, которые, может быть, даже трудно назвать противозаконными. Достаточно влиятельные чиновники живут не на зарплату: они имеют преимущество при выделении земельных участков, при выдаче разрешений на строительство и т.д.», – сказал «НИ» политолог Дмитрий Орешкин. В то же время, признал Кирилл Кабанов, повышение зарплат все-таки может сработать – для низшего и среднего звена госслужащих. «Низовая коррупция легко убирается. Но системную коррупцию зарплатами не побороть», – сказал он.

«Коррупция является основной технологией в системе российского государственного управления, поэтому в искоренении казнокрадства госаппарат абсолютно не заинтересован. Это может быть изменено только очень серьезной политической реформой, изменением системы власти, существенной перестройкой государственного аппарата. Да, все это будет болезненно и связано с довольно серьезными общественными потрясениями. Но в конце концов придется выбирать, что страшнее: эти потрясения или хронически высокая коррупция», – предсказал Павел Кудюкин.

«Борьба с коррупцией – это такая борьба нанайских мальчиков, – согласен Дмитрий Орешкин. – Коррупция является основой консенсуса властных элит в обмен на лояльность. Если региональный консорциум и его лидер в лице губернатора обеспечивают правильный результат на выборах и политическую стабильность, то Москва может закрыть дела на сомнительные дела. Поэтому искоренение коррупции будет означать серьезный удар по лояльности элитных групп. И, следовательно, дальше разговоров у нас дело не идет». По его словам, выход из этой ситуации может быть только один – возвращение к конкурентной политической ситуации, когда судьба чиновников будет зависеть не от его лояльности, а от решения избирателей.

Напомним, в опубликованном недавно рейтинге Transparency International «Индекс восприятия коррупции» Россия опустилась со 127-го на 136-е место, поделив его с Нигерией, Ираном, Камеруном, Ливаном и Киргизией. По итогам 2013 года, ущерб от выявленных коррупционных преступлений составил 26 млрд. рублей против 21 млрд. рублей годом ранее. По данным Национального антикоррупционного комитета, в настоящее время каждый третий чиновник в России берет взятки.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter