Рус
Eng
Без денег и еды

Без денег и еды

10 октября 2012, 00:00
Политика
ЮЛИЯ САВИНА
Вчера количество госпитализированных участников голодовки бывших работников Верхнесинячихинского металлургического завода (ВСМЗ) достигло 22 человек. Из 47 участников акции продолжают голодовку 25 человек. Власти Свердловской области на ситуацию предпочитают не реагировать. Между тем появилась информация, что на счета

Почти полсотни уволенных с ВСМЗ работников начали уже третью с 1 октября голодовку. Все они в очередной раз требуют выплатить пособие по увольнению. Ранее вице-премьер областного правительства Александр Петров безапелляционно заявил, что действия голодающих похожи на терроризм. Якобы все требования по зарплате и компенсациям уже удовлетворены, «остался незначительный долг порядка 3,5 миллиона, который возник отчасти из-за неправильных расчетов, отчасти это долг за так называемый третий месяц».

В то же время по информации депутата Заксобрания Свердловской области Андрея Альшевских, долг завода перед бывшими работниками составляет 5 млн. 800 тыс. руб. Выплаты рассчитаны на 600 человек. Те 47 человек, которые принимают участие в голодовке, должны получить 1 млн. 61 тыс. руб. «Это небольшие средства для Свердловской области, – заявил «НИ» областной депутат. – Но власти пытаются скинуть эту проблему на собственника. Хотя это неверно, потому что губернатор и правительство несут ответственность за все, что происходит на территории Свердловской области. Раз они вовремя не смогли эту проблему спрогнозировать и решить ее, теперь это их дело. Собственник же никаких действий не предпринимает».

Андрей Альшевских обратился к губернатору и правительству с предложением решить вопрос долга завода перед рабочими за счет резервного фонда области. Однако отклика это предложение не нашло. «Если посмотреть использование резервного фонда, которое правительство нам предоставило по состоянию на август этого года, там можно найти вещи, которые не выдерживают никакой критики, – рассказал «НИ» депутат. – Предположим, чуть ли не два миллиона рублей из резервного фонда потратили на инаугурацию Владимира Путина. То есть инаугурация президента согласно Бюджетному кодексу подпадает под статью непредвиденных расходов, ликвидации чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий, а долги перед трудовым коллективом и голодовка под эту категорию не подпадают?».

Екатеринбургский политолог Федор Крашенинников полагает, что областные власти не хотят публично вмешиваться в ситуацию, поскольку, если они начнут помогать голодающим и всем недовольным рабочим, которых сейчас в области немало, у них никаких денег не хватит. «Ресурсов нет, а недовольных становится все больше и больше, – констатировал «НИ» эксперт. – Областные власти оказались в очень глупом положении: у них нет ни авторитета, ни возможностей решить эти вопросы. Проблемы с рабочими копятся, что с этим делать, они не могут придумать, поэтому они ничего и не делают».

Поскольку губернатора Евгения Куйвашева народ не избирал, то и повлиять на него избиратели не в силах. «Кредит доверия со стороны Кремля у Куйвашева еще довольно большой, потому что в кресле губернатора он недавно, – полагает г-н Крашенинников. – Существующая система власти выстроена так, что назначенный губернатор никак не зависит от мнения людей и от всего, что происходит в области. Если из Москвы говорят: «ладно, мы понимаем твои проблемы, ничего страшного», он выдыхает и совершенно спокойно живет дальше».

Между тем, возможно, голодающие рабочие вскоре разойдутся по домам. По некоторой информации, деньги на выплаты бывшим сотрудникам уже нашлись. «Сейчас нашим представителям позвонили и сказали, что деньги на счет завода поступили – пять миллионов, – поделился с «НИ» один из участников голодовки Андрей Жуков. – И завтра они пойдут на наши счета. Пока деньги всем голодавшим не поступят, мы будем здесь до конца. Голодовка девятый день идет. Все, кто был госпитализирован, находятся дома, мы же не доводили людей до того, чтобы их на носилках уносили. Заболел – вышел из голодовки. Сегодня у человека ухудшилось зрение – и так было минус тринадцать, и он говорит: «вообще ничего почти теперь не вижу». Вчера у человека сердце заболело, отвезли в больницу, отлежался, укол сделали, и сегодня он уже с нами. Всего в месте сбора голодающих находятся 25 человек».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter