Рус
Eng

Что будет завтра с нами и страной?

Что будет завтра с нами и страной?

Что будет завтра с нами и страной?

10 сентября 2004, 00:00
Политика
Что будет завтра с нами и страной?

Сергей СОЛОВЬЕВ, режиссер:

– Я не знаю, как дальше будет жить страна и что нам делать, потому что комплекс проблем требует не либеральной болтовни, а настоящего знания положения вещей и истинного анализа, который могут произвести только профессионалы: политики, спецслужбы. Этих людей мы сознательно кормим нашими налогами. Пришел час все это отработать. Настал такой момент, когда все переходит от безответственных рассуждений граждан в руки профессионалов. Чем меньше будет болтовни на эту тему, чем меньше советов, тем будет лучше для дела.



Владимир СОЛОВЬЕВ, телеведущий:

– Третьего сентября в Беслане произошло настолько страшное событие, что оно должно стать своего рода катарсисом. Если сейчас не произойдет переосмысления, если мы не вздрогнем и не очнемся, то перестанем существовать как люди и как страна. Пусть это звучит патетично, но так больше жить нельзя. Нельзя больше жить в обстановке благодушия, равнодушия и разъединенности. Пришли принципиально иные времена – это надо понять. Традиционные догмы, которые заключаются в том, что раз в четыре года нужно ходить на выборы, что нужно платить налоги, и пусть потом делают что хотят, очень неразумны. Хватит быть зрителями жизни, надо становиться ее участниками. Начинать надо с малого: поинтересоваться, кто живет с тобой на лестничной клетке, что творится у тебе в подъезде, требовать от депутатов конкретных действий.



Борис КУЗНЕЦОВ, адвокат:

– Нужно, чтобы общество, в первую очередь интеллигенция, пересмотрело свое отношение к власти, к силовым структурам. Те институты гражданского общества, которые начали формироваться, но не получили никакого развития, должны взять под свой контроль деятельность, связанную с борьбой с терроризмом. В первую очередь это касается тех направлений работы спецслужб и правоохранительных органов, где они не выполняют свои прямые задачи и не отвечают своему назначению. Речь идет об искусственном создании всякого рода шпионских дел и участии сотрудников ФСБ в переделе собственности. И в ФСБ, и в МВД служат люди, которые лишь выдают сапоги, при этом они носят звания, получают деньги, раньше уходят на пенсию. В погонах медики, в погонах работники паспортно-визовых служб. Это все стоит денег налогоплательщиков, которые должны идти на то, чтобы улучшать качество работы оперативного состава.



Геннадий СЕЛЕЗНЕВ, депутат Госдумы:

– Травмированными оказались не только жители Беслана – с душевной травмой живет вся Россия. Будем надеяться, что это хорошая встряска для каждого. В первую очередь хотелось бы увидеть более активные действия наших спецслужб, которые показали свою беспомощность. Уже дожили до того, что за 10 млн. долларов хотим получить двух «фигурантов». Наивно полагать, что кто-то в окружении Масхадова или Басаева за эти деньги их выдаст. Таким образом, спецслужбы расписались в своей неспособности обеспечить безопасность граждан. Опять надежда на народ, призывы к бдительности, расчеты на то, что каждый спасет себя сам. От такой идеологии надо отходить. Нужно требовательнее относиться к ответственным за национальную безопасность. Если необходимо – увеличивать количество «спецов», повысить им зарплаты, обеспечить их материальное благосостояние.



Михаил БАРЩЕВСКИЙ, представитель правительства РФ в Конституционном, Верховном, Высшем арбитражном судах:

– Что будет дальше, даже и не знаю. Честно говоря, я в ужасе. В Риме, в знак солидарности с нами, прошла демонстрация, в которой участвовали 150 тысяч человек. Причем люди собирались на нее сами, никто их не организовывал. В Москве несколько дней всех зазывали-зазывали, и в итоге на Васильевском спуске собралось 100 тысяч. Получается, что итальянцев трагедия в Беслане касается больше, чем нас. В четверг, 9 сентября, была объявлена акция солидарности «Вместе» – в память о жертвах в Северной Осетии. Все автомобилисты в 9 утра должны были просигналить, включить ближний свет и так ездить весь день. Я посчитал: из 20 идущих мне навстречу машин фары горели только у двоих. Это в Москве, в Подмосковье и того меньше. Если это наблюдение можно считать репрезентативным, то мы – не нация. Какие еще трагедии мы должны пережить, чтобы у нас появилось чувство единения? Без него же мы не способны противостоять никакой опасности.



Борис НЕМЦОВ, сопредседатель «Комитета-2008: Свободный выбор»

– Я думаю, будут приняты какие-то указы административного характера, предусматривающие увеличение финансирования спецслужб и создание каких-то отдельных подразделений по борьбе с террором. И я уверен, что все эти меры будут реализованы в ближайшие дни. Но толку от них никакого не будет, потому что, куда реально идут деньги, никто не знает. А начальники безнаказанно останутся сидеть на своих постах, хотя их профессионализм оставляет желать лучшего. Очевидно, что будет пересмотрен российский бюджет. Поведут борьбу с оппозицией. Стоит, кроме того, ждать всплеска ксенофобии, конфликта с Западом – своеобразного повторения «холодной войны».



Сергей ИВАНЕНКО, первый заместитель руководителя партии «Яблоко»

– Беслан – это перелом. После него власть должна осознать, что та система власти (с укрощенными Думой и Советом Федерации и послушными губернаторами), которую Путин выстраивал ради порядка и безопасности, и потому был поддержан многими людьми, в конечном итоге привела к тому, что мы потеряли свободу. Но так и не получили безопасности. Дальше мы либо будем двигаться по тому же пути, либо поймем, что современное государство должно строиться на демократических принципах, одним из которых является общественный контроль. Для этого мы должны настаивать на своей точке зрения и повлиять на то, чтобы политика России – как внутренняя, так и внешняя – менялась. Оставить все, как есть, означает тупик.



Зураб ЦЕРЕТЕЛИ, скульптор:

– Уверен, что после Беслана объединится весь Кавказ. У людей наконец-то откроются глаза, они поймут, что необходимо забыть о мелких обидах и вместе бороться с террористами, чтобы защитить своих детей. Что касается меня лично, то сейчас я нахожусь в Хорватии. Вчера встречался с президентом страны. Мы договорились о том, что Хорватия примет пострадавших от теракта детей у себя на отдых бесплатно. Кроме того, я сейчас готовлю памятник, который установят на месте трагедии в Беслане.



Владислав ФЛЯРКОВСКИЙ, ведущий телеканала «Культура»:

– В ситуации, в которой мы оказались, трудно говорить о будущем. Если же задаваться традиционно русским вопросом: что делать? – то ответ тех, кто связан с культурой, очень простой. Люди культуры должны оставаться с теми, с кем они были всегда: с просвещенными, глубокими и умными зрителями. Если сейчас по примеру советских времен направлять свое жало против нелюдей, совершивших теракт, эти самые нелюди его просто не заметят. Поэтому надо просто еще серьезней делать свое дело. Делать свое окружение тоньше, человечней, просвещенней. По крайней мере, для меня это единственный выход...



Алексей РОМАНОВ, лидер рок-группы «Воскресение»:

– Я настроен скептически. Если что-то и изменится, то ненадолго. Такой уж у нас народ. Я вспоминаю 94-й – 95-й годы, начало чеченской войны. Это был облом, но тогда было ощущение, что это временное помешательство, а оказалось, что все всерьез и надолго.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter