Рус
Eng
"Оттолкнуться от дна..." Что говорили российские министры на пике кризисов

"Оттолкнуться от дна..." Что говорили российские министры на пике кризисов

10 марта , 21:20ПолитикаPhoto: http://garmonya.in.ua/wp-content/uploads/2015/12/yak-zberegty-spokij-u-skladnyh-sytuatsiyah.jpg
Главный вопрос сегодняшнего дня – бежать ли, сверкая пятками, покупать доллары и евро, или не пытаться запрыгнуть в последний вагон, а успокоиться и переждать очередной кризис? Этот вопрос все задают всем.

Одни эксперты и аналитики призывают не паниковать, другие – пугают курсом доллара за 200. В общем, однозначного ответа, как всегда, нет. А что же государство? Что говорят официальные лица? И, самое главное – можно ли им верить? Этот выбор каждый делает для себя сам, мы же предлагаем просто проанализировать, какова риторика власти сегодня, и какова она была в разгар и после экономических кризисов предыдущих лет.

«Новые Известия» собрали цитаты влиятельных чиновников, которые высказывались по поводу кризисов 1998-го, 2008-го, 2014-го годов, и сравнили с теми тезисами, которые мы слышим сегодня. Отличаются ли заверения нынешней власти от убеждений, которые транслировались прежде? Посмотрим.

1998 ГОД

Финансовые проблемы государства к 1998 году ни для кого не были секретом. Оставался вопрос только в том, как власти решат проблему долгов. Одним из вариантов было проведение девальвации (обесценивания) рубля.

Бориса Ельцина незадолго до кризиса прямо спросили, будет ли девальвация. Ответ был твердым и однозначным: «Не будет. Твёрдо и чётко».

Сергей Кириенко, который незадолго до острой фазы кризиса стал премьером, тоже утверждал, что «твёрдый рубль – это лицо страны». Почти сразу после этого был объявлен дефолт, который уже в свою очередь вызвал инфляцию и обесценивание рубля. К августу 1998 года Кириенко занимал пост премьера лишь 5 месяцев, а до него на этом месте был Виктор Черномырдин. При Викторе Степановиче случился обвал нефтяных котировок. Но он смог выкрутиться очередной знаменательной цитатой: «Рубль при мне обвалился? Вы что, ребята? Когда ж вы это успели всё? Наделали, значит, тут кто-то чего-то, теперь я и рубль ещё обвалил!»

В общем, никто ни в чём не виноват и всё должно было быть хорошо. Но не вышло. Такое выступление Черномырдина очень похоже на недавнюю попытку депутатов самораспуститься после принятия обновлённой Конституции, объявив досрочные выборы в ГосДуму. В этом случае депутаты нового созыва не несли бы никакой ответственности за проводимые реформы и могли бы во всём винить своих предшественников.

И только потом, спустя годы появляются признания о тяжести кризиса и ответственности чиновников. Так, Яков Уринсон, который был министром экономики в 1998 году, в 2013 году рассказывал:

«Да, этот кризис был вызван политическими, экономическими и социальными противоречиями, накопившимися в России. Но основными причинами стали проблемы в системе организации работы власти».

2008 ГОД

Экономический кризис 2008 года также не возник в одночасье: об ипотечных проблемах в США было известно заранее, но Россию «накрыло» той волной только после обвала цен на нефть. Что наблюдали на этот раз? Опять публичное непризнание экономическим блоком правительства надвигающейся беды. Основным рупором спокойствия в 2008 году стала Эльвира Набиуллина, которая на тот момент была министром экономического развития.

«В целом ситуация нормальная. У нас есть данные: за девять месяцев темпы роста 7,7 процента, и те меры, которые принимаются и в отношении банковской сферы, и в отношении реального сектора, позволяют рассчитывать на то, что темпы роста в целом за год будут не ниже 7 процентов. Мы сможем поддерживать нормальный уровень инвестиционной активности в ключевых секторах» - такое оптимистичное заявление сделала Эльвира Сахипзадовна в октябре 2008 года. К тому времени баррель Brent уже подешевел со 140 долларов до 60 долларов и тяжёлые последствия для отечественной экономики были неизбежны.

Набиуллина также отметила, что благодаря росту инвестиций и потребительского спроса «ничего катастрофического нет» в замедлении темпов роста экономики. А прогнозы на 2009 год от министра экономического развития так и вовсе радовали глаз:

«По базовому сценарию ожидается, что темпы роста экономики в 2009 году будут на уровне 2,4% с некоторым снижением промышленного производства – около 3%. Это будет компенсировано ростом сферы услуг, торговли, увеличением инвестиций с основного капитала. Мы предполагаем рост инвестиций на уровне 1,4%. Рост реальных доходов населения (в базовом прогнозе) ожидается на уровне 2,5%, который будет поддержан ростом заработных плат в бюджетной сфере и ростом пенсий. Что касается курса – ожидается, что средний курс составит от 30,8 до 31,8 при курсе доллара к евро в интервале 1,25–1,30».

На "Титанике" тоже считали, что разогнаться побыстрее в северной Атлантике – хорошая идея...

Но к концу 2008 стало ясно, что Россия так просто не выкарабкается из кризиса. Первым относительно пессимистичные прогнозы стал озвучивать министр финансов Алексей Кудрин:

«Дальнейшее укрепление рубля практически не будет осуществляться».

А ведь он сам ещё в начале 2008 года называл Россию «островом стабильности».

В 2009 году озвучивать реальное положение дел стал Алексей Улюкаев – будущий министр экономического развития, а тогда первый зампред ЦБ:

«Я думаю, что в нашем случае период выхода из кризиса начнется не раньше конца 2009 или начала 2010 года. Так что я считаю, что нас ждет еще один непростой год».

И только к марту 2009 года последовало раскаяние и признание ошибок от Алексея Кудрина. В интервью CNN Кудрин признал, что правительство допустило ряд ошибок: не смогло диверсифицировать экономику, снизить ее зависимость от экспорта нефти. От начала кризиса до его официального признания прошло не менее полугода.

2014 ГОД

Снова по знакомому сценарию: сначала о надвигающемся кризисе заговорили эксперты и аналитики, потом идёт обвал цен на нефть вместе с курсом рубля, и попытки чиновников сделать вид, что всё хорошо и ничего не случилось.

Первым на сцену с «сенсационным» заявлением вышел Алексей Улюкаев, который уже возглавлял министерство экономического развития. Его теория гласила, что «Если ваши доходы и расходы рублевые, вам должно быть абсолютно все равно, какой там курс. Вас это волнует, если есть какие-то обязательства, которые вы должны исполнить в валюте, или если у вас иной источник доходов и возникают проблемы конвертации».

Может быть он был не в курсе, что Россия даже по многим продуктам питания зависит от импорта, не говоря уже об одежде и бытовой технике?

Давая явно фантастический прогноз по нефти на 2015 год в 80 долларов за баррель, Улюкаев старался отшучиваться тем, что «Прогноз цен на нефть — дело неблагодарное». С курсом рубля, осваивавшим новые невиданные горизонты, примерно так же: периодически выходили заявления от Эльвиры Набиуллиной о том, что «рубль перепродан», а значит скоро должен начать расти. Но перед тем, как наша валюта стала укрепляться, люди увидели в банках евро по 100 рублей…

Налицо зависимость: чем дольше кризис, тем старательнее в правительстве делают вид, что всё хорошо, выбирая для этого наиболее обтекаемые формулировки. Так, по Улюкаеву, в 2015 году экономика нащупала «хрупкое дно», а в 2016 году и вовсе наступило официальное завершение кризиса. И хоть экономика в 2016 году продолжала падать (Росстат нарисовал рост уже позже, задним числом), Силуанов был непреклонен:

«Но настолько близко к нулю [снижение экономики – прим.ред], что я не меняю свою позицию, что, начиная с третьего квартала прошлого года мы из рецессии вышли».

И вот так до сих поддерживаем успехи экономики талантами Росстата, который готов нарисовать экономику.

2020 ГОД

После событий со скандалом и выходом из ОПЕК+, загнавших доллар к 72 рублям, чиновники от экономического блока уже вообще не считают нужным давать оперативные комментарии. За них начал оправдываться министр энергетики Александр Новак, который сам стал одним из инициаторов немедленного разрыва соглашения ОПЕК+. Он старается успокоить людей тем, что дешёвая нефть – это временно:

«Что касается восстановления котировок, я думаю, что это займет несколько месяцев».

Также Новак попытался успокоить всех словами о том, что ситуация на нефтяном рынке находится в рамках прогноза (кому-то от этого стало легче?) и что «Российская нефтяная отрасль обладает качественной ресурсной базой и достаточным запасом финансовой прочности, чтобы оставаться конкурентоспособной при любом прогнозируемом уровне цен, а также сохранять свою долю на рынке».

Только есть нюанс: далеко не все люди в России работают в добывающих компаниях.

От экономического блока пока выступил только министр финансов Антон Силуанов, поспешивший на срочном совещании у премьера Мишустина заверить всех в том, что «стабильное исполнение бюджета и имеющиеся ресурсы позволяют государству гарантировать выполнение всех социальных обязательств перед гражданами, в том числе исполнение поручений Президента по итогам Послания Федеральному Собранию и реализацию нацпроектов».

А «вишенку на торт» водрузила Валентина Матвиенко, высказавшаяся об отмене количества допустимых президентских сроков после выступления Владимира Путина в ГосДуме. Спикер СовФеда заявила следующее: «Мне кажется, что внесенное предложение Валентиной Владимировной Терешковой о возможности участия Владимира Владимировича в президентских выборах всех успокоит».

В общем, цель ясна: главное, чтобы люди были спокойны, а выводы можно сделать потом, попозже, чтобы ответственность за случившееся нив коем случае не нести. Что-то всё это напоминает... Да, пожалуй, все три предыдущих кризиса!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter